Колумнисты25 июля 2011 22:00

КЛИНопись: Человек с дубьем

Беспорядки на Манежной площади породили новый вид правосудия

Правосудие у нас было разное: сталинское, брежневское, басманное. А теперь — погромное. Собирается толпа, большая и злая, и указывает властям кого надо арестовать и судить. И следователи немедленно и послушно выполняют указания погромщиков. В Сагре за решеткой оказался цыган. До сих пор никаких доказательств того, что он якобы торговал наркотиками, никто так и не предъявил. Зато жители Сагры охотно рассказывают журналистам, что заподозрили одного из рабочих этого цыгана в краже инструментов. Ворвались во двор к цыгану, избили того рабочего. Русского, между прочим. Это специально для блюстителей расовой и национальной чистоты. Краденного не нашли. Житель Сагры спокойно признается, что хранил обрез и патроны. А чего ему нервничать?

Властям нужна тишина и покой. Ведь тронь этих героев, опять соберется толпа. Вот и в Благовещенске собралось 200 человек с дубьем убивать подозреваемого в изнасиловании девочки. И все - сразу же его арестовали. А то алиби-шмалиби какое-то... Доказательства, дескать, нужны... Ерунда, правда? Вот собралась толпа, и все — злодей в СИЗО сразу во всем признался. Следователя, не сразу вникшего, уже уволили. Возможно еще и посадят. Для народного спокойствия. Хотя следователь — вроде лицо процессуально независимое. Ну так в одном законе написано. Да, подумаешь, чего там там написано... Чепуха всякая написана. Человек с дубьем — вот теперь и Уголовно-процессуальный кодекс, и прокурорский надзор, и следствие, и суд. Приговор окончательный. Ведь отпустить арестованных по указке человека с дубьем никто не рискнет. Не ровен час, опять соберется толпа, и тогда следователю — каюк. В лучшем случае обвинят в халатности. В худшем — в коррупции и превышении должностных полномочий. Дадут лет десять.

Но дело не только в тишине. Вижу, многим такое правосудие по душе. В человеке с дубьем смогли разглядеть даже проявление активности гражданского общества и патриотических чувств. Однако в истории России подобные примеры уже были. В Российской империи к человеку с дубьем относились с большим почтением. Например, в Москве, в мае 1915 года случился немецкий погром. Война тогда шла с Германией. Первая мировая. Так вот к женщине с нерусской фамилией, но русской дворянке ворвались погромщики, и утопили ее. Вместе с соседкой. Еще управляющего одной из фабрик по фамилии Карлсен тоже утопили. Напрасно его дочь, сестра милосердия, умоляла толпу пощадить старого отца. Карлсен, кстати, был швед. Но бьют-то не по паспорту, как известно...

Когда известный московский фабрикант Прохоров звонил градоначальнику генералу Адрианову, и Богом его заклинал остановить толпу, генерал ответил, что сам готов перед ней выстроиться, и разгонять не будет, поскольку это мирные шествия с портретами императора и национальными флагами. Самому же императору генерал докладывал: «Толпа добродушная, патриотически настроенная». Сейчас тоже говорят, что вот нашлись настоящие мужики, способные постоять за справедливость.

Чем для императора и его семьи закончились игры с толпами погромщиков хорошо известно. Но силовикам сегодняшним было полезно узнать, как обошлись с их предшественниками «добродушные паториоты» с дубьем в феврале 1917 года. Последний начальник Петроградской охранки генерал Константин Глобачев вспоминал: «Городовых, прятавшихся по подвалам и чердакам, буквально раздирали на части: некоторых распинали у стен, некоторых разрывали на две части, привязав за ноги к двум автомобилям, некоторых изрубали шашками. Одного пристава привязали веревками к кушетке и вместе с нею живьём сожгли.

Пристава Новодеревенского участка, только что перенесшего тяжёлую операцию удаления аппендицита, вытащили с постели и выбросили на улицу, где он сейчас же и умер». И большевики тут не при чем. Не было тогда никаких большевиков, ни кровавой ЧК. Просто толпа погромщиков. Человек с дубьем.