Неформат: Интервью22 августа 2011 15:32

Василий Шумов: «Есть музыканты, которым хорошо: освоили госбюджеты, поорали, побухали»

Лидер группы «Центр» выступил на радио «КП»

Группа «Центр» уверенно шагнула в высшую лигу московского рок-андеграунда еще в середине 80-х. Когда в гитаристах группы ходил сам Александр Ф. Скляр, а альбомы «Центра» еще советского периода выпускались и записывались в Париже. Сегодня солист ансамбля Василий Шумов, два десятка лет проживший в Лрос-Анджелесе, снова на авансцене с интересными проектами и песнями. Накануне он побывал в гостях у Кирилла Кальяна на радио «Комсомольская Правда».

«ПРИВЕТ ТЕБЕ!»

- Сегодня у нас в гостях Василий Шумов, лидер группы «Центр».

- Здесь я могу сказать: «Привет тебе». И страна также может мне ответить: «Привет тебе».

- Что происходит сегодня с «Центром»? Расскажи про свою акцию «Содержание» и о самых последних новостях, связанных с коллективом.

- Что касается группы «Центр». У нас есть состав, который я не считаю совсем новым, потому что мы так играем уже год как минимум. У нас сейчас состав: три гитары и барабаны. Так же как у нас бывало в середине 80-х годов. Это Евгений Ильницкий – гитарист, Валера Виноградов, самый древний участник «Центра» наравне со мной, столько же он в группе был, с небольшими перерывами. Он играет на гитаре. У нас есть барабанщик Александр или, как мы его называем официально, Эдвард Беккет. Я играю на бас-гитаре, как в первых составах «Центра», как еще в школьном ансамбле. Мы сейчас записываем новый альбом, который, скорее всего, будет называться «Мне хорошо», именно с таким гитарно-барабанным звуком, плюс некоторые электронные моменты будут.

- Дня три назад я разговаривал с Женей Хавтаном. И мы вспоминали 80-е годы, настоящий саунд, настоящие тусовки, настоящие фестивали. Тогда на каждом фестивале коллективы показывали новые программы, это постоянно обсуждались, были какие-то идеи фантастические, у всех было другое совершенно настроение. Что сейчас?

Вышедший в 1989 году альбом "Сделано в Париже" давно стал класссикой русского рока.

- Я, кстати говоря, не разделяю эту точку зрения. Я не живу в ностальгическом состоянии души. Музыканты, которые начинают ностальгировать и вспоминать, что когда-то было хорошо, какие там были концерты... Во-первых, связано с тем, что они были помоложе, они мир посвежее воспринимали, и у них была естественная молодежная жизненная энергия, которая потом или сошла на ноль, или стала близка к нолю. И в этом плане по-другому устроен мой менталитет, я стараюсь все время развиваться. И мне практически всегда интересно, насколько мне позволяет мое любопытство и мой авангардный подход к искусству.

Ты упомянул этот проект «Содержание». Уже вышло два альбома. Очень интересные группы ко мне обращаются. Кстати говоря, на улице Правды теперь есть очень милая репетиционная база UNDER THE GROUND. И там в концертном зале мы проводим шоу-кейсы групп, которые к нам обращаются. У нас сайт есть – soderganie.com.

- Какие группы обращаются к тебе, о чем думают ребята, какую музыку играют в основном?

- У нас есть несколько критериев, которые помогают группам понять, подходят они нам или нет, хотя бы в общем плане какая-то была направленность. Во-первых, песни должны быть собственного сочинения на русском языке. Никаких англопоющих и т.д. Без ненормативной лексики. И чтобы в этом было содержание. Что значит содержание на сегодняшний день для меня с моим авангардным подходом к творчеству? Я считаю, что самая содержательная музыка это песни протеста.

О ПРОТЕСТЕ

- Ты работал с большим количеством гениальных людей, начиная от Мамонова и заканчивая Жанной Агузаровой, которую ты записывал у себя еще в Лос-Анджелесе. Попадаются действительно гениальные молодые люди, на твой взгляд?

- Ты знаешь, я не тот человек, который подходит к оценке музыканта с точки зрения: а гениальный парень или нет? Я считаю, что это покажет время. Если я вижу, что у человека хорошая энергия, что человек увлечен этим делом, то есть может посвятить этому делу свою жизнь независимо от обстоятельств. И мне как продюсеру главное ему помочь, придать этому форму, что-то ему подсказать и взбодрить его, что ли, как-то помочь на первом этапе. Группы к нам обращаются совершенно разные. То есть в плане стиля никаких ограничений нет. Как мы указываем на нашем сайте, группы, которые хотят принять участие в акции «Содержание», стиль музыки может быть любой. К нам приходили на шоу-кейсы и с такой музыкой, как мейнстрим, рэп, хип-хоп, электроника, более традиционный рок. Я считаю, что на сегодня стиля как такового нет. Есть разные стили совершенно. Вот взять все, что есть, под этим зонтиком рок-музыки, куда входит вообще всё. Акция «Содержание» по форме это песня. Чтобы это можно было назвать песней. То есть там есть музыка и слова.

Звонок слушательницы:

- Василий, очень приятно слышать вас в эфире. Честно скажу, ваши песни, когда я начала их слушать, производили на меня неизгладимое впечатление. Главным образом ваши тексты. Можете сказать, что недостойно, с вашей точки зрения, протеста? В песнях зачастую молодежь (и не только) выражает достаточно резкие суждения, и некоторые из них я бы не хотела, чтобы звучали. Как вы считаете, что достойно а что недостойно того, чтобы это выражать?

- Я считаю, что сегодня для русского человека, у которого хоть что-то осталось в плане серого вещества в голове, обязательно будет какой-то протест. Потому что невозможно, читая все эти новости, видя то, что происходит, быть всем довольным. Довольным будет только тот, кого можно назвать приспособленцем. Деньги портят людей, они их просто убивают, в смысле живое начало в них убивается. Поэтому я считаю, что этот весь протест, который накопился, время пришло его как-то артикулировать, высказать. Любой. Что вам не нравится, вы об этом говорите. Почитайте за последние дней 10 новости, что передают в новостях. Там есть против чего протестовать. И самое главное, причины того, что происходит. Поэтому я считаю, что это сейчас самое подходящее для рок-музыкантов. Есть, к сожалению, выродившиеся рок-музыканты, которым сейчас хорошо. Они где-то там приспособились, на этих рок-фестивалях осваивают госбюджеты – поорали, побухали, полабали, всё хорошо. Это время уже кончилось. Это время голодного советского человека, дорвавшегося до каких-то благ. Уже прошло 20 лет, и это закончилось. Те люди, которые продолжают так же жить, или приспособленцы, или просто деградировали. Вот следующая песня так и называется – «Мне хорошо».

Нынешний состав группы "Центр".

«СЕГОДНЯ БЫЛ В ЗАГСЕ»

- Прочту еще одно сообщение от нашей слушательницы Елены. «Василий, вы много чего видели в жизни. Вас еще можно чем-то удивить, и если да, то когда вы в последний раз удивлялись и чему удивлялись?»

- Это произошло со мной сегодня. Угадайте с трех раз, где я сегодня днем был. Место называется из четырех букв. Я сегодня был в загсе, подавал заявление, чтобы жениться.

- Ты даже меня удивил в данный момент. Серьезно?

- Серьезно. Я сегодня подал заявление, чтобы жениться на Вере Владимировне Погодиной. Поэтому сегодня хватило уже впечатлений. Жизнь полна удивлений.

- Все твои поклонники, люди, которые интересуются твоей музыкой, твоим творчеством, знают, что почти 20 лет ты провел в США. Было записано большое количество удивительного материала. Мы уже говорили, что ты записывался и с Жанной Агузаровой, и с Мамоновым. Вы выпустили прекрасную пластинку «Русские поют», которая, несмотря на то, что состоит из абсолютно всех известнейших фирменных песен, несет в себе все равно настоящий русский дух. И в этом есть огромный смысл. После того как ты вернулся обратно в Россию, скажи, ты не жалеешь, что уезжал на столь долгий срок?

- Нет. Во-первых, я занимался в Америке скорее самосовершенствованием и каким-то ростом интеллектуальным, духовным. Я себя никогда не считал не эмигрантом, никем. Просто я занимался там саморазвитием и образованием. Кстати, я закончил там арт-институт, я 3 года проучился в аспирантуре, получил степень мастера …. То есть я искусствовед, можно сказать. Современное искусство – моя специализация. Это искусство после 1945 года. Все искусство, созданное при помощи технологий, это моя специальность. Так что я не жалею.

Я преподавал в ряде высших учебных заведений в районе Лос-Анджелеса. Некоторые мои проекты были возможны только из-за того, что я находился в Лос-Анджелесе.