Общество23 сентября 2011 2:00

Скандал в московской школе: Учителя назначили... педофилом?

И снова педофил! На этот раз в развращении ученика обвиняют социального педагога Центра образования № 1601 29-летнего Дмитрия Лубнина

Следствие идет полным ходом. И конца в этом деле пока не намечается. А я предлагаю сразу без лишних разбирательств вынести учителю приговор, что затягивать-то! Нет, не подумайте, что у меня есть неоспоримые доказательства его вины. Как раз наоборот, я уверена, что он невиновен. Но. Справку якобы развращенному мальчику выдавали специалисты того же психологического центра, где осматривали и дочку Владимира Макарова. Того самого, которого осудили на 13 лет колонии строгого режима из-за фаллического хвоста кошки на рисунке его девочки... Макаров ждал окончания следствия и приговора за решеткой почти год... В таком случае что уж разбираться, может, сразу в тюрьму и Лубнина?

КРОВАВЫЙ НОЖ

«Он бежал за мной по всему школьному коридору. Он прижал меня к стене и стал душить шарфом. А потом, практически из ниоткуда, в его руке появился нож. С лезвия капала кровь. Еще бы чуть-чуть, и он бы меня прирезал...» Это отрывок не из сценария фильма ужасов, а из заявления ученика 7-го класса Влада К. на своего одноклассника. Таких его произведений в стиле хоррор скопилось за несколько лет учебы в Центре образования немало. Что же такое творится в школе?

Но к каждому заявлению приобщен диск с записями с камер видеонаблюдения. В указанное время и в указанном месте ничего подобного не происходит. Да и представить учеников 6 - 7-го классов с ножами, топорами и секирами (да-да, и они фигурируют) сложновато. Хорошо хоть без гаубицы обошлось.

- Мы привыкли к творческому подходу Влада, - объясняет директор центра Елена Козырева. - И определили его в журналистский кружок.

Помимо нездоровых кровавых фантазий, парнишка был замкнутым, агрессивным. И всегда становился главным раздражителем в классе.

- Одноклассники все время подговаривали Влада на какую-нибудь пакость, а он и рад был «помочь», - вспоминает директор.

Мальчуган мог спокойно кинуть бутылкой в учительницу, вылить воду на компьютер классной. Окончательно Влад довел женщину в тот момент, когда в один из дней принес червяков, зная, что она панически их боится, и высыпал ей на стол...

Влад - единственный ребенок, находящийся на внутришкольном учете.

- А, Владислав... Да, он стоит и у нас на учете, - отмахнулись в ОВД «Савеловский».

Вот только до родителей учителям не удавалось докричаться. За дело взялся социальный педагог Дмитрий Лубнин. Он обязан был проверить социально-бытовые условия трудного подростка. Ведь Влад рос без отца. На проверку отправлялись с представителями полиции.

- За семь лет мы ни разу не смогли попасть в квартиру, - рассказывает начальник отделения по делам несовершеннолетних ОВД Виктория Проскурина. - Дверь не открывали.

После неудачных попыток гражданский муж мамы Влада в Интернете жаловался родителям других ребят, что педагоги школы таким образом хотят узнать его материальное положение и вымогать деньги. Накалилась обстановка после того, как в 2008 году Влад пришел в школу сильно избитым. Хлюпая носом, мальчуган рассказал, что его побил сожитель мамы. Педагоги сообщили в правоохранительные органы.

- После этого в школу стали поступать звонки от этого мужчины с угрозами. Он обещал отомстить и требовал отставки классного руководителя и социального педагога. Мужчина не стеснялся матерных выражений, - добавляет директор школы.

Тихая борьба продолжалась и в 2010/11 учебном году. Влад перестал бывать дома, ночевал у одноклассников...

- Последний год в этой квартире никто не появлялся. Иногда кто-то заезжал, и все, - рассказала мне соседка семьи по квартире на улице Юннатов баба Аня. - Мальчик, правда, приходил иногда, в подъезде сидел.

Сам Влад признался, что теперь живет в Лобне и домой идти не хочет.

- Только потом выяснилось, что мама мальчика легла на пластическую операцию, а ее сожитель укатил по делам, - объясняет директор Елена Козырева.

В 7-м классе Влад стал постоянно прогуливать. После Нового года мальчик появился на уроках и принес справку. Но оформлена она была очень странно.

- Мы проверили - оказалось, подделка. А сожитель гордо ответил, что все это время они были в Сочи, - добавляет Козырева.

Директору ничего не оставалось, как сообщить об этой ситуации в ОВД «Савеловский». Показания давал и социальный педагог Дмитрий Лубнин. Там пообещали снова завести дело по статье «препятствие обучению ребенка». За такое обращение и родительских прав лишить могли бы, всплыло бы и старое дело об избиении. Но... В начале февраля в УВД Северного округа поступило заявление от матери Влада о развратных действиях Дмитрия Лубнина...

Письмо детей

Письмо детей

Письмо детей

Письмо детей

УКРОМНЫЙ УГОЛОК

В заявлении в красках было описано, как социальный педагог закрывался с Владом в своем кабинете, раздевался и показывал свои половые органы несчастному ребенку. Ровно в день подачи заявления 14-летний мальчишка выслеживал Лубнина и, тыча в него пальцем, орал: «Педофил! Не подходи!»

А на одном из уроков, где по долгу службы присутствовал Дмитрий Александрович, поставил ультиматум: «Либо я, либо он».

- Идти на поводу и увольнять отличного педагога, кандидата наук, лучшего социального педагога округа, финалиста окружного этапа Всероссийского конкурса «Учитель года-2009» из-за пустых оскорблений я не буду. Весь коллектив за то, чтобы он оставался работать в школе! - заметила директор Центра образования. - Пока судья не вынесет приговор, мы будем бороться.

Следователь из УВД поговорил с учителями, изучил материалы дела, созвонился с отделом по делам несовершеннолетних и... отказал матери Влада в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Наступили каникулы... Все разъехались. А мать Влада продолжала писать письма в высокие инстанции. Следственный комитет РФ возобновил дело.

Основной причиной для этого стало заключение психологов о том, что ребенок беспокойный, угнетенный, агрессивный и по косвенным признакам, «вполне возможно», подвергался развратным действиям. Состояние ребенка оценивали специалисты Центра психолого-медико-социального сопровождения «Озон». Удивительно! Психологи именно этого центра давали заключения о «фаллических хвостах кошек» по делу Владимира Макарова...

КТО ДАЛ ПРАВО?

Как и в деле Макарова, тут сплошные но. То, что ребенок угнетенный и агрессивный, известно было давно. Еще в 2008 году все эти характеристики ребенку дал психотерапевт Владимир Лабун, сотрудничавший с Центром образования № 1601.

- Да, и я настаивал на том, что ребенок нуждается в лечении, - рассказывает специалист. - Я назначил препараты и предупредил, что мальчика надо показывать каждую неделю.

Но мать и сожитель категорически отказались и от лекарств, и от дальнейших консультаций, заявив, что из здорового ребенка делают психопата, чтобы исключить из школы.

Уж как именно они подавляли Влада, неизвестно. Что били - официально доказано. В любом случае проблемы в семье налицо. В заключении же психологов центра «Озон» об этом ни слова. А о возможном развратном действии Лубнина - пожалуйста.

Мне захотелось узнать, на каком основании «Озон» выдает соответствующие заключения. Есть же специализированное государственное учреждение - Научный центр социальной и судебной психиатрии им. Сербского. При чем тут «Озон»?

Захожу к ним на сайт. Ни в разделе «Основные направления деятельности», ни в разделе «Услуги» ни слова об экспертных заключениях для судебных разбирательств. Нет упоминаний об этом моменте ни в уставе, ни в отчете за 2010/11 учебный год, ни в плане на 2011/12-й. Только дочка Макарова, на беду отца, нарисовавшая хвостатую кошку, попала в категорию «детей, обслуженных на базе других учреждений, - 3 чел». Странно, что и специалист, выдававшая заключение, в списках сотрудников не значится.

Создается впечатление, что есть два «Озона». Один занимается с трудными ребятишками, помогает их родителям, ненавязчиво лечит душевные раны. А другой штампует экспертизы, которые суды обычно почему-то принимают как истину в последней инстанции. И вот что уж совсем непонятно: как же потерпевшие и обвинители - в общем, те, кому нужна такая бумажка, - узнают о центре? Ведь на сайте о справках ни слова.

Глава центра Евгений Цымбал комментировать мои сомнения отказался, заметив лишь, что некоторые сотрудники на сайте не указаны. Зато обрушился с критикой на Институт Сербского:

- Они за подобные исследования берут 17 тысяч рублей. А у адвокатов просят только факты и материал, нужные для выгодной потерпевшим экспертизы. И делают свое заключение. А у нас и цены умеренные, и специалисты высокого класса.

По словам адвоката Антона Жарова, специализирующегося на семейных делах, Цымбал, по сути, назначил самого себя и «Озон» главными экспертами в области насилия над детьми, и «туда стали чуть ли не как в экспертное учреждение отправлять детей (и их родителей) следователи! В итоге из «Озона» они возвращаются со «справкой». Эта ересь (я читал их произведений массу - специализация обязывает) за подписью какого-то «психолога» и директора г-на Цымбала подшивается в дело и становится доказательством».

Кстати, любопытная деталь: раньше Евгений Цымбал работал в прокуратуре ЦФО. И до сих пор является старшим научным сотрудником НИИ при Генпрокуратуре РФ.

ИТОГ

В случае с Дмитрием Лубниным заключения «Озона» вряд ли смогут обеспечить обвинительный приговор. Хотя и в деле Макарова до последнего не верилось, что судья приговорит к 13 годам... А в этих печальных историях много схожего. Как и в деле Макарова, в деле Лубнина отмечено, что развратные действия произошли «в не установленном следствием месте, в неустановленное время, неустановленным способом». Вроде как в личном кабинете Дмитрия Александровича, но это физически невозможно - кабинет личный отсутствует, социальный педагог делит его еще с тремя завучами. Там установлены камеры видеонаблюдения, и записи с них переданы следствию. Надо ли добавлять, что на них нет никаких развратных действий?

Заключения того же «Озона»... В УВД Северного округа честно признались, что пока есть только косвенные доказательства, и то неподтвержденные...

Чем больше я вникала в подробности дела Лубнина, тем больше создавался эффект дежавю. Закон запустил маховик. И он исправно работает...

- Если Дмитрия Александровича признают виновным, то любой школьник сможет таким образом отомстить неугодному педагогу, - грустно подмечает директор школы Елена Козырева.

Жалко, конечно, неугодных учителей. Но если маховик продолжит вращаться, то такими темпами любого мужчину упрятать за решетку можно будет одним словом: педофил...

P. S. Летом мать, ее гражданский муж и Влад переехали жить в Краснодарский край. Я стучалась в квартиры в Лобне и на улице Юннатов - никого нет. Ни один мобильный телефон не отвечает, в школе так и не знают, где сейчас ребенок.

Дмитрий Лубнин: «Я лучше промолчу...»

- Я продолжаю работать в школе. Это дело, которому я посвятил свою жизнь. Хотя сейчас эти слова смогут трактовать как-то неправильно. Больше всего меня расстраивает, что я вовремя не смог разобраться и понять Влада К. Это была моя задача - найти к нему подход, помочь. А я не смог... И, как теперь сложится жизнь мальчика, я не знаю.

Комментарий специалиста

Руководитель лаборатории НИИ им. Сербского Елена ДОЗОРЦЕВА: «Заключения «Озона» опасны для людей!»

- Мы часто сталкиваемся с заключениями специалистов центра «Озон» в уголовных и гражданских делах. И мы пришли к выводу, что эти заключения просто угрожают людям. Мы не говорим, виноваты ли подсудимые, но по качеству и по степени профессионализма эти заключения не должны приобщаться к делу. Кроме того, «Озон» занимается не экспертной деятельностью, свои заключения они дают в рамках доследственной проверки, когда ни ребенок, ни психолог не имеют правового статуса. И в этот момент специалист не несет ответственности за то, что он пишет. В отличие от эксперта, к которому официально отправляет прокуратура. Получается, что осмотр и заключения «Озона» никак не регулируются законом, а значит, возможен любой произвол.

Подробнее о деле Макарова и крайне сомнительных выводах специалистов центра "Озон" читайте здесь