Общество

Выступления на Болотной площади не имели лидеров

В России по-прежнему пытаются разыграть «оранжевый» сценарий

Многочисленный митинг на Болотной не имеет ничего общего с майданом образца 2004 года, убежден глава фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов. Эксперт считает, что до «оранжевой» революции России еще очень далеко, но даже игра в нее опасна для страны.

- Вячеслав Алексеевич, в субботу на Болотной прошел многочисленный митинг протеста. Как вы считаете, аналогии с майданом образца 2004 года просматриваются?

- Частично да, частично нет. Майдан был результатом многолетней работы по выращиванию оппозиции, которая имела отчетливых и ярких лидеров, претендовавших на то, что именно они победили на украинских президентских выборах. Майдан был апофеозом активной деятельности, которая много лет велась против тогдашней украинской власти внутри и извне.

Те пружины, которые обычно работают в процессе организации свержения режимов, - трафаретны и известны. Что касается наших митингов с точки зрения цветных технологий, мы находимся в главе номер три классического западного учебника по организации революций. А всего в нем, скажем, 15 глав. Иначе говоря, если рассматривать нашу ситуацию, то это лишь начальный этап возможного цветного сценария, в нем отсутствуют многие ключевые компоненты.

- Например?

- Один из самых главных моментов: у оппозиции нет лидера. Нет молодежных отрядов боевиков наподобие украинской «Поры». Не проведено серьезной работы по дискредитации и разложению правоохранительных органов и силовых структур. Много чего нет. Так что, с моей точки зрения, аналогии митинга оппозиции на Болотной с майданом хромают. В Киеве это был апофеоз оранжевых технологий.

На Болотной «оранжевая» революционная ситуация не созрела.

На Болотной «оранжевая» революционная ситуация не созрела.

- Тем не менее акцию на Болотной сразу окрестили «снежной» революцией…

- Названия - это тоже часть технологий, так же как и ленточки, и разоблачения подтасовок на выборах.

- Организаторам митинга 10 декабря так и не удалось выработать единую позицию, такое впечатление, что раскол среди них начался еще до проведения акции. С чем это связано?

- У нас много разных оппозиционных сил, недовольных властью, что всегда бывает, когда она долго правит. Однако у нашей оппозиции нет единства, каждый отстаивает свою повестку дня. Коммунисты предлагают советскую альтернативу, лидеры либерального крыла внесистемной оппозиции - западную. Единственный объединяющий момент - протест. Всегда проще людей объединить под лозунгом «против», нежели «за».

- А может, «революция» случится 24 декабря, когда запланирована следующая акция протеста?

- Революция - это свержение власти, осуществленное за пределами конституционных рамок. С этой точки зрения она не может быть несостоявшейся. Иначе это просто демонстрация или бунт. Что же касается митинга на Болотной, подобные ему нередко проходят в разных странах и точках планеты. Однако речь не идет о революциях.

Революция - страшная вещь, которая оборачивается общественной дезинтеграцией, отбрасывает страну на десятилетия назад. Я недавно опубликовал книгу «Крушение России. 1917», там подробно описаны механизмы их возникновения и последствия. К счастью, много еще чего должно было произойти в России, чтобы революция случилась.

- Но все же есть разница между Великой Октябрьской образца 1917 года и «оранжевыми» революциями. Или все революции одинаково плохи?

- Революция - это история с открытым концом. Если в России начнется нечто похожее на то, что произошло в арабском мире, это очень серьезно. Недавно один известный оппозиционер призывал к внешнему вмешательству в российскую ситуацию по ливийскому сценарию. А что было в Ливии, которая еще недавно была самой процветающей страной в Африке, занимая первое место по доходу на душу населения. Внешние силы, как полагаю, вооружили «Аль-Каиду», а затем поддержали ее усилия по свержению режима с воздуха. Что дальше будет с Ливией, сказать очень сложно. В «Крушении России» на обложку вынесена цитата великого социолога Питирима Сорокина: «Кто может быть вполне уверен, что, зажигая маленький костер революции, он не кладет начало огромному пожару? Никто!»

В 1917 году элитные революционеры (а революцию всегда делает элита) просто хотели поменять Николая II на его брата - Михаила Александровича. А вместо него получили Ленина и Сталина. Революция всегда пожирает своих детей. И отцов.

Рекомендуемые