2018-02-22T01:28:44+03:00

Татьяна Голикова: в 2013 году Россия перейдет на новые обновленные стандарты лечения

Министр здравоохранения побывала в редакции «Комсомолки» [полная стенограмма, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments58
Татьяна ГоликоваТатьяна Голикова
Изменить размер текста:

Последние два года, наверное, можно назвать реформаторскими для нашего здравоохранения, как мне кажется. Именно не революция, а реформы. Были приняты законы и постановления, которые так или иначе очень сильно повлияют на оказание медпомощи. О том, как они работают, и о многом другом, глава Минздрава Татьяна Голикова рассказала в прямом эфире радио и телевидения «КП». Вела передачу корреспондент «КП» Нигина Берова (скачать аудиоверсию).

Бероева:

- Как вы считаете, какие из принятых законов и нововведений наиболее сильно изменят жизнь наших граждан и они почувствуют это?

Голикова:

- Вы правильно отметили, что за последние два года – 2010-й и 2011-й – были приняты серьезные изменения в законодательном регулировании, в системе здравоохранения и в системе финансового обеспечения здравоохранения. Это, конечно, закон об обязательном медицинском страховании и об охране здоровья граждан, но оба закона в новой редакции. К сожалению, на протяжении 20 лет эти законы не менялись и принятые в начале 90-х они, естественно, претерпели существенные изменения, жизнь ушла далеко вперед и мы отстали, по сути, в правовом регулировании от того, какие вызовы нам диктовала сама жизнь. И на сегодняшний день мы постепенно, и тот, и другой закон, они имеют свои переходные периоды, и это связано с тем, что сфера достаточно чувствительная, финансово емкая, постепенно мы принимаем нормативные акты и вводим одну за другой новые нормы, которые касаются и самого функционирования здравоохранения, и, как я уже сказала, его финансового обеспечения. И, безусловно, основные перемены будут происходить в 2012-м, 2013-м, 2014-м годах, но и до 2017 года мы еще будем вводить изменения, которые касаются тех перемен, которые вытекают из принятых законов. Ну, собственно, о каждой из таких перемен можно говорить отдельно – это самостоятельная тема. Но каждая сама по себе интересна и значима для наших граждан.

Татьяна Голикова: Врачи в России должны быть все хорошие [эфир КП-ТВ].Татьяна Голикова в эфире ТВ-КП

Бероева:

- В прошлом году был принят закон об обязательном медицинском страховании. Я понимаю, что закон должен быть подкреплен нормативными актами и должна заработать эта огромная машина, но, как на ваш взгляд, он начал работать? Может быть, есть какие-то проблемы? Может быть, вы назовете причины этого?

Голикова:

- Мы изначально планировали, что закон об обязательном медицинском страховании и закон об охране здоровья граждан будут приняты в один год. Но жизнь распорядилась по-другому и получилось так, что закон об обязательном медицинском страховании, который, по сути, является финансовой основой здравоохранения, на значительную часть, он был принят раньше. И вся подзаконная база была принята. То есть, с точки зрения каких-то проблем в его введении у нас не возникло и сейчас он постепенно, там тоже есть свои этапы введения отдельных норм, он работает и никаких проблем нет. Единственное, что сдерживало – это отсутствие, как мне представляется, двух ключевых моментов, которые получили свое отражение в законе об основах охраны здоровья граждан. В законе об обязательном медицинском страховании был продекларирован выбор врача и медицинской организации, ну и, соответственно, страховой медицинской организации, норма по страховой медицинской организации заработала, потому что она подробно прописана в законе об обязательном медицинском страховании и соответствующих подзаконных актах. А выбор врача и медицинской организации – это как раз закон об основах охраны здоровья граждан. И сейчас, вступив в силу с 1 января 2012 года, для наших граждан это означает, что в 2012 году для 2013-го года они смогут выбирать врача и медицинскую организацию. Правила сейчас проходят такого выбора соответствующее согласование. У нас по закону полугодовой срок на принятие нормативных актов по тем позициям, которые вводятся в 2012-м и 2013-м годах, и мы рассчитываем, что уже вот летом граждане могут совершенно спокойно выразить свое волеизъявление.

И второй сущностный момент, который нам хотелось, чтобы он заработал раньше, но в связи опять же с поздним принятием закона об охране здоровья граждан, некоторая задержка с введением. Речь идет о том, что у нас очень сильно дифференцированы регионы по уровню оказания медицинской помощи и по уровню финансового обеспечения этой медицинской помощи. Во многом это связано с тем, что система изначально была достаточно сильно децентрализована на уровне регионов Российской Федерации и на уровне муниципалитетов, и финансовое обеспечение ряда регионов, как вы знаете, оставляет в России желать лучшего, так как есть высоко дотационные регионы. И поэтому уровень дифференциации оказания медицинской помощи составляет более 20 раз. Можно себе представить, что где-то очень высоко обеспечены и могут себе позволить многое, даже излишне. А где-то совсем сводят концы с концами. И ключевым было то, что закон об обязательном медицинском страховании, являясь финансовой основой, в течение определенного периода времени должен выровнять эти финансовые условия, а закон об охране здоровья граждан дал нам возможность на федеральном уровне принимать решения о единых порядках и стандартах оказания медицинской помощи, с точки зрения содержательного оказания медицинской помощи и определенного набора медицинских услуг, которые должны предоставляться гражданину, страдающему тем или иным заболеванием. Это очень сложные институты, которые надо вводить, ну, скажем, стандартов таких, которые нам предстоит ввести, их более тысячи. Они в принципе были подготовлены врачебным сообществом, нашими ведущими специалистами и вот сейчас они начнут постепенно приниматься, потому что право на их принятие у нас появилось только с 1 января 2012 года. А уже для регионов РФ и для их учреждения и, соответственно, врачей и пациентов, полностью обязательными к введению они становятся с 2013 года. То есть, они должны будут уже перейти в 2013-м на эти новые обновленные стандарты лечения.

Бероева:

- А если чуть подробнее о праве граждан выбирать себе врача. Насколько я знаю, в начале прошлого года очень бурно обсуждалось это и медицинским, и экспертным сообществом, были как сторонники, так и противники, и назывались как плюсы, так и минусы… Я понимаю, что сейчас оттачивается этот механизм, но не могли бы вы объяснить для наших слушателей и зрителей, каким образом человек сможет выбирать врача и, как вы считаете, готовы ли наши граждане к такому выбору, к такому праву? И врачи, соответственно, тоже.

Голикова:

- Первое, с чего бы я хотела начать – это даже не сам выбор. Это модернизация здравоохранения, которая сейчас проходит. Было очень много споров по поводу того, что в систему обязательного медицинского страхования приняли решение направить еще 2% от фонда оплаты труда с работодателей. И был выбор – отправить это на увеличение тарифов оказания медицинской помощи сразу же или все-таки дать какой-то переходный период для того, чтобы привести в порядок учреждение здравоохранения всех уровней, соответственно, оснастить их современным оборудованием и дать возможность врачам пройти соответствующую подготовку и переподготовку, исходя из того, что тотальное такое обновление оборудования в рамках вот этих программ модернизации. Почему это было сделано? Потому что из плохого выбирать плохое достаточно сложная задача и граждане, в общем, перед достаточно сложным выбором стояли. Может быть очень замечательный врач, но учреждение не способно предоставить надлежащего качества медицинскую помощь. И поэтому было принято решение, чтобы во всех регионах страны в течение двух лет были реализованы как раз те самые мероприятия по модернизации. 2011-й прошел, сейчас мы подводим итоги. Я думаю, что скоро мы уже поймем результат первый. Ну и еще целый 2012 год у нас. То есть, я начала с этого, потому что все учреждения за счет федеральных и за счет региональных средств должны быть приведены в порядок. Ну, если не все сто процентов, то значительная их часть, и оснащены оборудованием. Кроме всего прочего, закон об обязательном медицинском страховании диктует обязательность информирования пациентов по поводу того, какую конкретно помощь и в каком лечебном учреждении они должны получать. Это касается и обычных стендов, к которым мы традиционно привыкли в лечебных учреждениях, и сети интернет. К сожалению, у нас не во всех лечебных учреждениях есть сеть интернет, но программы модернизации тоже это предполагают и 2011-2012 годы это еще и тотальная информатизация медицинских учреждений Российской Федерации.

Бероева:

- То есть, в каждой больнице будет интернет?

Голикова:

-Да, обязательно. С тем, чтобы выходить свободно, с тем, чтобы была возможность электронной записи к врачу, электронного ведения медицинских документов и так далее. И получив надлежащую информацию, гражданин вправе на территории своего проживания, то есть, официальной приписке, выбрать учреждение поликлиническое, которое у него находится здесь на территории. Это не значит, что он должен ехать в какой-то другой регион и выбирать – я имею в виду оказание амбулаторной медицинской помощи. Почему? Потому что мы все прекрасно понимаем, что нам нужно вызывать врача в случае чего, нам нужно, чтобы он был в доступности. И, соответственно, выбирая из того перечня учреждений, которые есть на территории, на которой он прописан, он заявляет о себе, фиксирует страховая медицинская организация, поскольку у него есть полис ОМС, - и страховую медицинскую организацию он тоже может менять только раз в год. И после того, как он осуществил выбор, это становится его учреждением и, соответственно, того лечащего врача, который он там выбрал, его лечащим врачом.

Что касается стационарной медицинской помощи, то каждое амбулаторное учреждение имеет определенный набор стационарных учреждений и в нормативных документах устанавливается: если речь идет о плановой медицинской помощи, то по плановой медицинской помощи есть конкретные сроки ее оказания. Если же гражданина не устраивают те учреждения, которые ему предложены, которые прикреплены к той поликлинике, которую он выбрал, он может выбрать другую. Но при этом лечащий врач его должен предупредить о том, что ему, возможно, придется дольше ждать, если это плановая помощь. Но это, естественно, все бесплатно – все, о чем я сейчас рассказываю.

Если речь идет об экстренной медицинской помощи, то закон жестко устанавливает, что экстренная медицинская помощь, где бы гражданин ни оказался, должна быть бесплатно ему оказана в любой медицинской организации, включая частную. Система оплаты и как дальше это будет выстраиваться, - это не должно волновать пациента, помощь ему должна быть оказана.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, не боитесь ли вы, что выбирать будут хорошего врача? Безусловно, хочется выбрать всегда хорошего врача. И, предположим, по сарафанному радио распространился слух, что вот этот доктор очень хороший, потрясающий терапевт и диагност, и все выбрали его. Ну или как бы очень большое количество людей выбрало именно этого врача. И получается, что у врача очень много пациентов и, соответственно, время, которое он может уделить…

Голикова:

- Да, я поняла, о чем вы говорите. Это тоже был спорный вопрос. И когда закон формировался еще как проект, и когда обсуждался, тем не менее, было принято консолидированное решение. У нас есть норматив нагрузки на врача. И врач не может взять себе такое количество пациентов, с которыми он не справится. И, конечно, как только он доходит до той нормы, которая ему установлена нагрузкой, он дальше уже не может брать пациентов. И главный врач соответствующего учреждения обязан регулировать этот процесс и это частично прописано в законе. То, что касается технических деталей, это сейчас будет прописано в подзаконном акте. Но я хочу сказать – я осознанно начала с того, что мы проводим мероприятие по модернизации и по подготовке и переподготовке врачей. И я бы не стала говорить вот так прямо - плохой или хороший врач. Врачи должны быть все хорошие, потому что они оказывают помощь и спасают жизнь. Мы им доверяем самое дорогое, что у нас есть. И я не думаю, что наши граждане так достаточно хорошо осведомлены о том, кто плохой и кто хороший, поскольку подробно информация о враче никогда не предоставлялась в открытом доступе, а сейчас речь идет о том, чтобы информация о каждом специалисте, который работает в амбулаторно-поликлиническом звене, она должна быть предоставлена. Ну, как минимум, фамилия, имя, отечество, образование, когда он проходил переподготовку, какая у него специализация, чтобы пациент имел возможность осуществить этот выбор осознанно. Я знаю вопросы, которые мне задают – у нас недостаток врачей. И этим мы тоже занимаемся и сейчас, и профориентационную работу ведем, и регионы РФ занимаются переподготовкой и подготовкой для того, чтобы максимально обеспечить доступность медицинской помощи, чтобы не было тех самых перегрузок и очередей, о которых вы сказали. Очевидно, что за один год это все не образуется так, как хотелось бы нам всем, но думаю, что мы это все равно сделаем.

Бероева:

- К стандартному оказанию медицинской помощи, насколько я понимаю, они будут обсуждаться и приниматься в этом году, и вводиться в действие, да?

Голикова:

- Конечно.

Бероева:

- Что нужно знать простому гражданину о стандартах оказания помощи? Или это только инструкция для врачей?

Голикова:

- Нет, это не инструкция для врачей, это в принципе абсолютно доступный и понятный документ, он несет на себе две нагрузки, если можно так сказать. Стандарт пишется по конкретному заболеванию, представляет из себя усредненные показатели. Потому что это ориентир, это не догма для врача, потому что лечение – это искусство и невозможно доктору приписать, какие манипуляции он должен осуществить. Но при этом стандарт прописывает, какие конкретно услуги должен получить пациент при том или ином заболевании. И существенным элементом является то, что это едино по всей стране. На сегодняшний день у нас нет такого единства по стране. Сегодня каждый регион принимал так называемые медико-экономические стандарты, не исходя из того, какую помощь нужно конкретному пациенту оказывать, а исходя из того, сколько денег у него есть и какие услуги он способен оплатить. Что касается врача, для врача это ориентир. Для главного врача это ориентир вдвойне, потому что врач прекрасно знает, какие у него отделения, какая у него специализация и, соответственно, он ориентируется уже на другие вещи – какие у него должны быть лекарства, какие у него должны быть расходные материалы и так далее. А для врача стандарт современный – это повышение заработной платы.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, было обещано, что будет разграничение и министерство четко пропишет, что такое платные медицинские услуги, а что такое бесплатные медицинские услуги, чтобы не возникали неприятные ситуации, когда врачи вымогают деньги или каким-то образом подталкивают пациента, чтобы он заплатил.

Голикова:

- И один, и второй закон дают перечень услуг, которые должны оказываться гражданину бесплатно. Есть такой документ, который принимается на основе этих двух законов правительством Российской Федерации и называется он «Программа государственных гарантий и бесплатного оказания медицинской помощи». Как в целом, так и за счет средств обязательного медицинского страхования. И на основе этой программы уже регионы принимают свои территориальные программы. И сейчас в этой самой программе государственных гарантий прописан перечень того, что гражданин может получить бесплатно. И вот это все должно быть, по закону, размещено в открытом доступе в каждом лечебном учреждении. Это то, о чем я говорила. Но всегда интересует еще более детальная конкретика, чем то, что возможно прописать в нормативных документах. Поэтому сегодня мы подготовили проект постановления правительства дополнительный, который в эти переходные шесть месяцев должен быть принят для того, чтобы еще больше детализировать для гражданина, что платно, а что бесплатно. Но на самом деле основные услуги, которые он получает в лечебном учреждении, они все бесплатные. И то, что вы назвали вымогательством, это просто нарушение закона. И часто то, что мы называем нарушением закона, проистекает из того, что человек очень плохо информирован, а что же бесплатно. И вот это, с точки зрения организации, вы вначале спросили: самый сложный элемент – как заставить и как проконтролировать каждое лечебное учреждение, даже самое маленькое, чтобы оно информировало гражданина по поводу того, что ему бесплатно, включая не только услуги, но и соответствующее лекарственное обеспечение, которое ему оказывается в рамках оказания медицинской помощи. Ну вот, как я уже сказала, мы сейчас предпринимаем такую попытку, но уже сейчас закон четко говорит, что бесплатно и есть соответствующее постановление правительства.

Бероева:

- А где можно будет посмотреть гражданам список платных и бесплатных…

Голикова:

- Это публичные документы, можно смотреть всегда в интернете и всегда на нашем сайте, потому что все нормативные документы, которые в этой части принимаются, мы обязательно их публикуем. Ну, вот еще кусочек осталось принять по этому…

Бероева:

- Ну что ж, прежде чем отправиться в поликлинику, нужно заглянуть на сайт Минздрава, можете также заглянуть на наш сайт, мы обязательно будем сообщать о всех новшествах, которые будут вводиться в этой области.

Татьяна Алексеевна, лекарственный вопрос такой же болезненный, как и все остальные, очень сложный. Насколько я знаю, много лет обсуждается возможность введения обязательного лекарственного страхования. Вот эта идея, возможно, что она будет реализована в ближайшее время?

Голикова:

- С учетом того, что нас слушает достаточно большая аудитория, наверное, есть необходимость дать определенные пояснения того, что сегодня имеет право получать гражданин в сегодняшнем законодательстве и дальше уже сказать о том, а что же подразумевается под возможностью введения лекарственного страхования. У нас на сегодняшний день на амбулаторном этапе, потому что здесь основные проблемы, есть три типа лекарственного обеспечения, которые получают достаточно большое количество наших граждан. Первый тип лекарственного обеспечения – это привычные уже в нашем сознании семь высокозатратных заболевания, по которым государство осуществляет соответствующее финансирование. На это государство ежегодно тратить 51 млрд. рублей из федерального бюджета, это достаточно большие деньги и год от года, в связи с тем, что уровень медицины постепенно поднимается за счет современного оборудования, за счет расширения профилактических осмотров, количество таких граждан, которые нуждаются в дорогостоящем лечении, возрастает. Это исключительно финансирует и администрирует федеральный бюджет. Вторая часть – это лекарственное обеспечение, которое получают так называемые федеральные льготники. Это те граждане, которые получили право на лекарственное обеспечение в связи с заменой натуральных льгот на денежные выплаты, но, тем не менее, они выбирают не денежные выплаты, а выбирают натуральное лекарственное обеспечение. Выбор добровольный, таких граждан у нас 4,6 миллиона человек. И на эти цели тоже направляются средства федерального бюджета, но мы их передаем регионам страны и непосредственно закупку и обеспечение, в соответствии с законодательством, осуществляют регионы, но за счет денег федерального бюджета. На эти цели тоже ежегодно тратится порядка 50 млрд. рублей. И есть третья категория. То, что должны обеспечивать исключительно регионы за счет своих бюджетов. И вот это самая большая часть, количество граждан там чуть более 13 миллионов человек и основные проблемы, которые сегодня складываются именно в амбулаторном звене по лекарственному обеспечению, это проблемы там. И решение этой задачи сейчас является ключевым. Регионы недостаточное количество средств, даже по сравнению с нами, направляют на лекарственное обеспечение этих категорий, которые за ними закреплены. Но было бы неправильно сказать, что мы сваливаем всю эту проблему на регионы и не хотим ее видеть и не хотим ею заниматься. Сейчас совместно с регионами начали вот эту работу для того, чтобы подойти к теме лекарственного страхования или некоего аналогичного механизма. Проблема быстрого его введения или какого-то такого срочного введения связана с несколькими обстоятельствами. К сожалению, в течение 20 лет Россия сильно утратила позиции на фармацевтическом рынке и только в последние несколько лет происходит восстановление российского фармацевтического рынка. А это, естественно, более доступные лекарственные препараты, в первую очередь, по цене. И уровень зависимости, который у нас есть по импорту, он нам не дает возможность полноценно регулировать цены. Потому что любое лекарственное страхование или любая система возмещения тем гражданам, которые нуждаются в лекарственном обеспечении, предполагает элементы государственного регулирования. Вы помните, наверное, что в конце 2008-го, когда начался кризис, было принято решение о государственной регистрации цен на жизненно важные лекарственные препараты, чего до этого не было. И вот эта работа, которая была проведена, она позволила нам хотя бы сейчас понять, в каком диапазоне ценовом мы находимся по тем или иным лекарственным препаратам. И сейчас мы осуществляем расчеты по поводу того, сколько реально финансовых ресурсов нам потребуется и какие усилия должны предпринять отечественные фармпроизводители, чтобы вся эта программа не оказалась, с одной стороны, очень дорогой, а, с другой стороны, чтобы не получилось так, что эта программа стала банкротом, потому что любое страхование предполагает соответствующее обеспечение. Но я бы хотела сказать еще и о том, что без решения проблемы лекарственного обеспечения не представляется возможным до конца реформировать систему здравоохранения, потому что от этого очень серьезно зависит и сам процесс лечения. Я думаю, что 2014-12015 год это край, когда нам нужно будет принять соответствующее решение.

Бероева:

- У нас звонок. Инна Федоровна, здравствуйте.

Инна:

- Здравствуйте, я звоню из Екатеринбурга. Вот мне в 2010 году довелось полежать в 27-й больнице города Екатеринбурга с инфарктом. Я лежала в палате, где лежат и мужчины, и женщины вместе. Это разве допустимо? Кровати там, наверное, с 30-х годов в этой кардиологии. Это просто невозможно. Это в Екатеринбурге. Недавно приезжал сюда Рошаль и он сказал, что в Екатеринбурге все более-менее нормально. Так как тогда в других-то городах? В поселках как у нас тогда?

Голикова:

- Что касается информации, которую мы дали по поводу того, что в палате лежали и женщины, и мужчины – это прямое нарушение даже ранее существовавшего законодательства – это нарушение санэпидрежима. И, естественно, пациент в этом случае вправе предъявлять администрации учреждения соответствующие претензии. Что касается того, в каком состоянии находится оборудование, то как раз я и хотела донести до наших слушателей то, что программа, которая сейчас государство силами регионов и силами федеральных средств реализует, это средства как раз на ремонты и полную замену того оборудования, которое сегодня стоит в лечебных учреждениях. Мы можем с учетом того, что был приведен конкретный случай, проинформировать слушателя по поводу конкретно этой больницы, потому что мы знаем на сегодняшний день, какие учреждения у нас включены в программу модернизации. А что касается отдаленных регионов, даже не регионов, а отдаленных мест поселения в соответствующих регионах – это фельдшерские пункты, фельдшерско-акушерские пункты. Очень жестко мы ориентировали, и это было поддержано председателем правительства, когда мы формировали эти программы, чтобы основной упор в модернизации в регионах был сделан на развитии первичного звена и на доступность, а, соответственно, на развитие фельдшерско-акушерских пунктов. И если даже в каком-то населенном пункте в силу того, что количество домов и жителей там осталось совсем незначительным, нужно развивать систему домовых хозяйств. То есть, оказания самой элементарной медицинской помощи и, соответственно, мы дали возможность регионам за счет наших федеральных денег приобретать мобильные пункты оказания медицинской помощи для того, чтобы они могли с определенной периодичностью в отдаленные населенные пункты приезжать. Но я еще раз хочу повторить, что это работа рассчитана на два года, мы ее жестко очень отслеживаем и рассчитываем на то, что основная масса наших учреждений будет приведена в порядок.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, а вот по воду модернизации и введения новых технологий в наше здравоохранение. Очень много было разговоров по поводу электронных больничных листов. Звучало все это крайне заманчиво, потому что у каждого из нас есть огромная медицинская книжка, история болезни… Когда, возможно, пластиковые карты заменят нам эти наши тома?

Голикова:

- Слово, которое вы употребили, «модернизация» - это как раз относится к тем программам, о которых я говорила. Одно из составляющих там является информатизация. На два года на эти цели направляется 24 млрд. рублей и сейчас регионы осуществляют первый этап этой информатизации. К сожалению, как я уже сказала, значительное количество наших учреждений не имели ни компьютеров, ни интернета и сейчас первый этап этой работы – это сделать тотальную информатизацию лечебных учреждений, включая интернет, включая приобретение компьютерного оборудования и установку этого на соответствующих рабочих местах в лечебном учреждении, ну, естественно, в зависимости от масштабности этого учреждения.

Следующим этапом идет электронная запись к врачу и, соответственно, электронные услуги в том смысле, что они доступны информационно для гражданина. Но это все в принципе должно вкладываться в границы 2012 года, ну, может быть, чуть заходить за эти границы – там к середине 2013-го. Дальше уже должна быть обработка всех накопленных вот этих в бумажном виде историй болезни, карточек и так далее, в электронный вид и после этого соответствующая выдача электронных документов.

Бероева:

- Это нужно переобучить практически весь персонал? Вот это уже революция техническая.

Голикова:

- Это да, это очень сложно. И было бы абсолютно безответственно мне сказать, что вот сейчас мы быстренько тут все это сделаем. Это не быстренько, это очень огромный объем работы. Вы правильно сказали, что нужно обучить персонал. И не только тот, который занимается непосредственно оказанием помощи, но и обслуживающий персонал, который оказывает в учреждении косвенные услуги врачу. Но, тем не менее, мы эту работу начали и уже назад мы точно не пойдем, мы только теперь пойдем вперед. Но другое дело, что какие-то регионы сделают это быстрее и успешнее, поскольку у них были соответствующие заделы просто. А кто-то, кто не имел ни средств, ничего, они, конечно, будут чуть отставать, но все равно они обязаны эту работу провести.

Бероева:

- То есть, обладая этой карточкой электронной, можно будет через интернет записаться к врачу на определенное время, прийти и это в принципе должно решить, в том числе, и вопрос с очередями?

Голикова:

- Конечно. На это и нацелена информатизация, чтобы, в первую очередь, создать удобство и не создавать тех очередей, которые сейчас у нас есть в поликлиниках.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, в этом году вступил в силу еще один закон из реформы здравоохранения, если мы так уже назвали, - закон об основах охраны здоровья. Как он должен изменить жизнь наших граждан? Есть какие-то такие яркие моменты, которые граждане почувствуют на себе уже в ближайшее время?

Голикова:

- Первое, о чем я уже говорила, это то, что касается выбора врача, то, что касается стандартов и порядков оказания медицинской помощи. Но важно было бы сказать, что это базовый закон в системе здравоохранения, который, если можно так выразиться, закрыл все правовые пробелы, которые до этого существовали в старом законодательстве. Он не называется кодексом, но по сути своей он является неким кодексом, который собрал в себе все понятия, которые применяются, все виды медицинской помощи с соответствующими расшифровками, все виды осмотров, которые может получить гражданин, все принципы оказания медицинской помощи, все технологии, которые на сегодняшний день применяются, и лишь только некоторые из них должны быть законодательно еще доурегулированы в очень узких законах. Ну, трансплантация там, туберкулез, СПИД и так далее. Но в принципе это кодифицированный акт, который отвечает на все вопросы, которые связаны с функционированием здравоохранения. Ну, достаточно сказать, что в качестве, наверное, одного из принципов является охрана здоровья детей. Например, введен институт орфанных редких заболеваний, чего в Российской Федерации не было никогда. На сегодняшний день мы четко имеем критерии, какие заболевания могут быть отнесены к орфанным. У нас никогда в законодательстве не были отрегулированы вопросы репродуктивного здоровья женского населения, сейчас это в законодательстве появилось. Мы привыкли к термину ЭКО, как часто называют экстракорпоральное оплодотворение, но в законодательстве этого ничего не было. И сегодня закон, по сути, дает ответы на эти и еще ряд достаточно серьезных многих вопросов.

Бероева:

- У нас звонок. Здравствуйте.

- У меня вопрос один. Планируете ли вы оставаться в правительстве после президентских выборов?

Голикова:

- Хороший вопрос, но это не решение Татьяны Алексеевны – это решение руководства страны. Как руководство страны решит, так и будет.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, у нас еще был один звонок, но он, к сожалению, сорвался. Нам звонила 75-летняя жительница Москвы и спросила, с какого возраста можно претендовать на то, чтобы вам выписывали льготные лекарства?

Голикова:

- Я просто не знаю, к какой категории эта женщина относится, потому что это может быть федеральный льготник, - тогда это не имеет никакого значения для возраста. Что касается пожилых людей, пожилые люди у нас, как известно, после назначения пенсий, поэтому уже законодательство Москвы регулирует льготные категории, о которых я рассказывала. Потому что я так предполагаю, что, если так ставится вопрос, то, скорее всего, речь идет о региональном законодательстве. По федеральному законодательству регионы в отношении таких граждан должны принимать свои нормативные акты, поэтому, думаю, что женщина имеет право на льготы, но ей нужно обратиться в управление здравоохранения города Москвы.

Бероева:

- У нас есть телефонный звонок. Ирина, здравствуйте.

Ирина:

- Здравствуйте. Татьяна Алексеевна, я из Москвы, работаю в сфере медицины и фармацевтики. В прошлом году была передана функция регистрации … …из Росздравнадзора в министерство ваше. К сожалению, пострадали от этого не только производители завода…. Страдают и потребители… Считаете ли вы это ошибкой и что вы планируете делать в этом направлении?

Голикова:

- Считаю ли я передачу функций ошибкой? Передачу функций ошибкой я не считаю, если в этом вопрос. Если речь идет о какой-то конкретной проблематике, то с ней мы готовы разобраться. Потому что сейчас вопрос прозвучал несколько абстрактно. Для примера, чтобы слушательнице была понятна очевидность того вопроса, который она задала, могу сказать – когда эта функция осуществлялась Росздравнадзором, то порядка полутора тысяч регистраций лекарственных препаратов в год происходило в рамках этой службы. И когда мы получили эту функцию, то, проводя соответствующую ревизию, мы обнаружили, что было подано достаточно большое количество заявлений в разные года, начиная с конца 90-х. Регистрационные удостоверения по ним не выдавались и мы получили в наследство не полторы тысячи регистраций, которые мы должны были осуществить, а более десяти тысяч регистраций, которые мы сейчас осуществляем в одном году. И все эти документы, которые не имели своего разрешения, наконец-то, получают свое разрешение. Поэтому о каких проблемах сейчас идет речь? Ну, наверное, о каких-то конкретных. А если есть конкретные – готова ответить.

Звонок от Александры:

- Здравствуйте, Татьяна Алексеевна. Один из самых обсуждаемых, во всяком случае, в блогах, был вопрос увольнения директора МНТК «Микрохирургия глаза» Христо Тавчиди. Можно узнать, почему его уволили и какова ситуация сейчас в этом центре?

Голикова:

- Начну с последнего. Ситуация абсолютно спокойная и благополучная, центр работает, начал достаточно успешно финансовый год и каких-либо обращений со стороны коллектива учреждения и со стороны руководства учреждения мы в министерстве не получали. Что касается увольнения, то господин Тахчиди трудовой договор имел с министерством до 2009 года и в 2009-м трудовой договор, который заключается на пять лет, был завершен, и он исполнял обязанности по своему собственному заявлению до назначения нового руководителя. Вот это назначение нового руководителя и произошло.

Бероева:

- Спасибо. Татьяна Алексеевна, я озвучу еще один вопрос от нашего слушателя. Житель Москвы прописан на юге Москвы, а снимает квартиру сейчас на севере, грубо говоря. И вот он хотел обратиться в поликлинику, которая рядом с его домом, не по месту прописки, имея на руках полис обязательного медицинского страхования, но ему отказали в оказании услуг. Он спрашивает – законно ли это?

Голикова:

- Я уже сказала, что, к сожалению, изначально мы планировали, что два закона во времени сойдутся, но закон об ОМС был принят раньше, а закон

«Об охране здоровья граждан» вступил в силу только с 1 января 2012 года. Поэтому выбор, который гражданин должен был бы, по идее, осуществить, если он на севере живет, он вполне мог бы прийти в то лечебное учреждение, которое у него на севере, и ему бы оказали помощь, если бы он это сделал. Но поскольку мы имеем сейчас определенный правовой период, когда нам нужно урегулировать этот вопрос, то и лечебные учреждения отказывают в оказании медицинской помощи. Единственное, в чем может быть неправо учреждение (я просто не знаю, какая конкретно ситуация), но я уже сказала, ни по старому, ни по новому законодательству в оказании экстренной медицинской помощи не может быть отказа. Поэтому если есть какое-то острое заболевание, которое требует немедленного оказания помощи, никакое лечебное учреждение не имеет права отказать.

Бероева:

- Ни в одной точке страны, насколько я понимаю.

Голикова:

- Ни в одной точке страны.

Бероева:

- Нам дозвонилась Наталья Ивановна.

- Я инвалид 1-й группы, получаю абсорбирующие пеленки, которые у нас закупаются на всю страну очень плохого качества, очень тонкие, они не выполняют своих функций абсолютно. Почему нельзя закупать именно такие, которые нужны инвалидам? И еще. Коляски закупаются тоже безобразные. Я получила коляску прогулочную, на которую я с посторонней помощью кое-как взбираюсь.

Голикова:

- Спасибо. Очень правильная постановка вопроса. Мы достаточно серьезно озабочены этой проблемой. Но, к сожалению, я должна сказать, что на сегодняшний день это не то законодательство, которое исполняем мы. Это законодательство о закупках, когда все в данном случае средства реабилитации должны закупаться на основе норм 94-го закона по конкурсу, где ключевым элементом является цена. Мы не можем поставить сегодня какие-то ограничения или какие-то элементы качества включить в конкурсную документацию, чтобы выбирать на рынке.

Но, тем не менее, что мы сейчас делаем. Мы сейчас совместно с нашими коллегами пытаемся внести, и сейчас поддержаны на всех уровнях, изменения в законодательство, для того чтобы люди не страдали, чтобы действительно получали и качественные средства реабилитации, и качественные лекарственные препараты.

Что касается колясок, то уже принято решение, в 2012 году значительную часть кресел-колясок мы будем приобретать у двух производителей. Мы получили разрешение руководства страны на это. Это качественные коляски, которые производятся двумя производителями. Это немецкая фирма ОТТО БОКК, которая сейчас производит коляски на территории РФ. И еще одна отечественная компания, «Катаржина», которая признана нашими гражданами с ограниченными возможностями как компания, которая производит достаточно хорошего качества средства реабилитации. Ну и, наконец, совсем перспектива, но не дальняя перспектива. Мы планируем ввести соответствующий сертификат на приобретение средств реабилитации, чтобы гражданин сам мог выбирать, а государство ему возмещать то, что он приобрел.

Бероева:

- У нас еще один телефонный звонок. Юля, здравствуйте.

- Я бы хотела узнать по поводу санаторного лечения детей-инвалидов с заболеванием ДЦП. Раньше это осуществлялось в военном санатории в Евпатории. Сказали, что теперь договор расторгнут, больше этого не будет. Так ли это?

Голикова:

- Спасибо за вопрос. Я конкретно про военный санаторий сейчас вам сказать не могу. Но предоставление санаторно-курортной помощи инвалидам тоже осуществляется на основе конкурсных закупок в соответствии с законодательством по закупкам. Судя по тому вопросу, который вы задаете, организация, которая обеспечивает путевками, наверное, проводила конкурс, и в этом конкурсе, возможно, победило какое-то другое санаторно-курортное учреждение. Но еще раз повторяю, если вы конкретно нам сообщите, то мы конкретно сможем с этим разобраться. Но тогда информацию нужно прислать к нам, в Министерство здравоохранения и социального развития.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, что интересно, ни одного вопроса по пенсиям. Значит, вопрос по пенсиям будет у меня. Главная проблема Пенсионного фонда сейчас это дефицит. Как в перспективе министерство собирается бороться с этой проблемой?

Голикова:

- Первое, что я хочу сказать, что проблема дефицита Пенсионного фонда это не проблема населения нашей страны. Население вне зависимости от того, какие финансовые проблемы существуют у федерального бюджета или у бюджета Пенсионного фонда, будет получать пенсии, пенсии будут своевременно индексироваться и выплачиваться. Собственно, так, как это произошло с 1 февраля 2012 года.

Сейчас в рамках совместной внутриправительственной работы и работы с экспертным сообществом ведутся различные оценки по возможным изменениям в пенсионной системе. Мы называем это стратегия долгосрочного развития пенсионной системы, безусловно, одним из элементов которой является минимизация дефицита. А дефицит можно минимизировать только посредством привлечения дополнительных источников в пенсионную систему. Потому что прогнозы по численности населения и по численности граждан, которые находятся в трудоспособном возрасте и уплачивают соответствующие страховые взносы, для нас понятны. И сейчас основная дискуссия ведется по поводу того, какие меры нужно принять, чтобы сократить этот дефицит. Но, как вы понимаете, обсуждаются совершенно разные вопросы. Обсуждаются вопросы и пенсионного возраста, и досрочных пенсий, и т.д. Но никаких решений по этому поводу на данный момент нет, и никакой консолидированной позиции на этот момент нет.

Почему я так говорю? Это не значит, что мы вошли в какое-то противоречие друг с другом и не можем это противоречие разрешить. Это связано с тем, что любое изменение в пенсионной системе крайне чувствительно. И без взвешенного обсуждения и оценки последствий, в первую очередь не финансовых, а социальных, принимать какие-либо решения было бы безответственно. Поэтому я думаю, что как минимум год еще потребуется на то, чтобы приблизиться к согласованным позициям о путях сокращения дефицита пенсионной системе и каким-то возможным новеллам в пенсионной системе. Но еще раз хочу заверить наших сограждан, что никакого влияния на их пенсионное обеспечение это не окажет.

Бероева:

- Вопрос, который очень часто задают нам, журналистам, наши слушатели, читатели. Были разговоры о том, что не получилась пенсионная реформа и что, возможно, отменят накопительные счета, эту накопительную систему. Мы много раз отвечали на этот вопрос, что ничего такого не планируется делать. И все-таки из ваших уст это будет более авторитетно.

Голикова:

- Первое, что я хочу сказать, что, наверное, вы адресуете термин «пенсионная реформа» к началу 2000 годов, когда был введен институт накопительной системы. Потому что то, что мы осуществляли в 2010 году, это не пенсионная реформа, это мероприятия по совершенствованию пенсионной системы, и они в основном были направлены на то, чтобы повысить пенсию тем гражданам, которые получили или заработали соответствующий стаж в советское время. Действительно, тема накопительного элемента достаточно широко обсуждалась, обсуждается и будет обсуждаться, в силу того, что в условиях кризиса разные страны принимали разные решения. Естественно, мы не находимся в вакууме, мы следим за тем, как это повлияло на сбалансированность пенсионных систем государств, какие последствия это имело. А на сегодняшний день даже никаких позывов по поводу отмены накопительной части пенсионной системы у нас нет.

Бероева:

- У нас есть телефонный звонок. Елизавета Ивановна, здравствуйте.

- Скажите, пожалуйста, когда начнется обеспечение лекарствами в поликлиниках полностью? Потому что ни диабетиков, ни больных с заболеванием остеопороза нечем обеспечивать.

Голикова:

- Скажите, из какого региона вы звоните?

Елизавета Ивановна:

- Из Москвы, Западный округ.

Голикова:

- Спасибо большое. Мы эту проблему знаем. Как я уже говорила, это тема, которая связана с законодательством города Москвы. Я буквально на прошлой неделе общалась с вашим мэром Сергеем Семеновичем Собяниным. И он меня заверил, мы с ним договорились о том, что правительством Москвы в ближайшее время будет принят исчерпывающий комплекс мер по поводу лекарственного обеспечения. Но коль скоро сегодня на эфире поступил звонок, я сейчас приеду на работу и снова с ним свяжусь, для того чтобы понять, какие меры предпринимаются. Я поняла, что это Западный округ, я поняла, что диабетики и остеопороз.

Бероева:

- У нас есть еще один телефонный звонок. Александр, здравствуйте.

- Татьяна Алексеевна, у меня брат со вторым инсультом. Дали ему 3-ю группу. Сейчас ВТЭК отменил группу. У нас что, инсульт лечится разве?

Голикова:

- Поскольку вы задаете конкретный вопрос, я просто не знаю состояние вашего брата, не знаю, почему ему была дана 3-я группа. 3-я это рабочая группа, как известно. Просто не знаю, как протекало его заболевание. Но если можно получить конкретную фамилию, то мы готовы разобраться с этим.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, эксперты в этом году ожидают, что министерство выпустит какой-то огромный стратегический документ по развитию здравоохранения на долгосрочный период, то есть стратегию здравоохранения в России. Готовится ли такой документ? Может быть, основные направления его расскажете?

Голикова:

- Когда в 2008 году готовилась концепция долгосрочного развития России до 2020 года, мы параллельно готовили концепцию развития здравоохранения до 2020 года. Она была подготовлена, основные элементы ее были погружены как раз в эту концепцию долгосрочного развития. И значительная часть мероприятия, которая туда была погружена, первоочередных, она, по сути, сегодня реализована посредством принятия двух этих законов, которым сегодня посвящена основная часть эфира. Но сегодня на законодательном уровне принят такой инструмент, который касается всех сфер деятельности, включая здравоохранение. Это государственные программы развития. В данном случае я говорю о государственной программе развития здравоохранения. Такая программа в первом приближении уже подготовлена. Эта программа действительно до 2020 года. Она прописывает основные этапы и основные мероприятия и, естественно, финансовое обеспечение, которое будет ожидать сферу здравоохранения. Там прописаны все элементы, которые касаются и развития здорового образа жизни, и развития первичного звена, и специализированной высокотехнологичной медицинской помощи, и соответствующего лекарственного обеспечения, реабилитации, санаторно-курортного лечения, паллиативной помощи. То есть весь комплекс мер, которым сегодня охватывается термин «оказание медицинской помощи» в широком смысле этого слова.

И по каждому направлению, естественно, как я уже сказала, предусматриваются соответствующие средства. Естественно, средства, которые там предусматриваются, они выше тех, которыми сегодня, на данный момент, располагает государство. Но мы ориентируемся в данном случае на те вызовы, которые есть сегодня перед системой здравоохранения, и на ту ситуацию, которая складывается. Потому что по многим позициям на сегодняшний день система все равно продолжает испытывать дефицит. Мы сегодня обсуждали тему лекарств, там есть определенный дефицит денежных средств, в первую очередь в регионах, и так далее.

Когда эта программа увидит свет? Это связано с формированием бюджета на соответствующий период времени и по тем решениям, которые принимались руководителем правительства. У нас все это должно быть завершено к концу 2012 года.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, система здравоохранения, которая в перспективе будет у нас, ее можно будет сравнить с системой здравоохранения других стран? Наверняка, когда вы, ваши специалисты разрабатывали, вы смотрели зарубежный опыт. Откуда и что взяли?

Голикова:

- Я бы так не стала говорить, что мы с кого-то что-то копируем. Конечно, опыт обсуждается, конечно, мы анализируем системы здравоохранения и европейских стран, и стран Северной Америки, и отдельных восточных государств. Но Россия сама по себе имеет традиции, у нас очень много было хорошего в советской системе здравоохранения. Абсолютно эти элементы не отвергаются, а гармонично встраиваются в новую систему. Но, конечно, элементы страховой медицины, элементы того, что связано с лекарственным обеспечением, во многом коррелируется с теми международными стандартами, которые сегодня имеются. Надо сказать, что мы активно сотрудничаем с Всемирной организацией здравоохранения по разным направлениям, получаем оттуда определенную информацию. Мы очень много сотрудничаем по внедрению различных методов и технологий лечения, по совершенствованию стандартов оказания медицинской помощи. И если это в 2012-2013 году удастся полноценно реализовать, то это будет очень серьезный рывок, и российское здравоохранение выйдет на очень достойный уровень и может соответствовать многим странам европейского региона.

Бероева:

- Наверное, проблема всех отдельных сфер нашей экономики, нашей жизни и вообще это образование. Все уходит в образование. Потому что действительность одна, а образование отстает очень часто. Есть ли такая проблема в вашей сфере?

Голикова:

- Конечно, есть. Более того, она, наверное, сейчас вышла, по сути, на первый план. Потому что мы можем отремонтировать, можем оснастить, найти ресурсы для выплаты заработной платы, лекарственного обеспечения, но без квалифицированной подготовки специалистов мы, наверное, не сможем это все запустить так, как нужно. Поэтому мы сейчас в рамках закона, который мы обсуждаем, пошли на такой с точки зрения законодательства беспрецедентный маневр. Вы знаете, что все, что касается образования, традиционно присутствует в законе об образовании, о высшем, послевузовском образовании, но мы вписали самостоятельную главу в закон об охране здоровья граждан по медицинскому и фармацевтическому образованию. Потому что закон об образовании готовится, но когда он будет принят, мы не знаем, а нам уже нужно сейчас осуществлять конкретные шаги.

Я хочу сказать, что российское медицинское, фармацевтическое образование с 1 сентября 2011 года перешло на новые образовательные стандарты 3-го поколения. Они связаны с тем, что после 3-го курса появляется более высокий удельный вес практической подготовки, в отличие от того, что было в стандартах 2-го поколения. Кроме того, у наших специалистов, студентов 3-х курсов, появляется возможность работать непосредственно в медицинских организациях на должностях медицинской сестры или медицинского брата, фельдшера, в зависимости от того, что там получается и какая специализация. И это дает возможность получать практические навыки, с одной стороны, а с другой стороны, это серьезно закрывает ту проблему среднего медицинского персонала, которая в том числе сегодня сложилась в регионах. Это один элемент.

Второй элемент. Медицинское образование имеет свои особенности с точки зрения завершения подготовки. Закончив высшее учебное заведение сегодня, специалист идет либо в интернатуру, либо в ординатуру. Интернатура это год, и без прохождения интернатуры он не может заниматься соответствующей медицинской практикой. Ординатура это уже более глубокая специализация. Вот новый закон говорит о том, что для детей, которые поступили в высшее учебное заведение в 2011 году, интернатуры не будет, а с учетом того, что доля практической подготовки растет, они могут идти работать в первичное звено, и это тоже существенно расширит возможности доступности помощи в первичном звене. Что же касается ординатуры, она сохранится, с 2 до 5 лет, в зависимости от той специализации, которую выберет себе соответствующий специалист.

Ну и, наконец, совсем последнее. 2017 год по закону это год, когда мы должны перейти от лицензирования учреждений непосредственно к аккредитации врача как специалиста, чтобы он отвечал за оказание помощи, которую он на тот момент будет оказывать нашему гражданину.

Бероева:

- Сергей дозвонился до нас.

- Вы знаете, в Москве есть маммологический центр на Гончарной улице. У нас очень много говорят про женское здоровье. Так вот, там очередь огромнейшая просто, и чтобы попасть туда, нужно записываться за 2-3 месяца. А вы сами прекрасно понимаете, что тут все решают даже дни. Что для этого будет делаться?

Голикова:

- Это вопрос серьезный. Понятно, что деятельностью одного маммологического центра он не ограничивается. К сожалению, распространенность онкологических заболеваний у нас достаточно серьезная. И сейчас достаточно активно реализуется программа по совершенствованию оказания онкологической помощи населению. Очевидно, что начинается это с первичных осмотров, с диспансеризации, когда появляется возможность выявить посредством выявления онкомаркеров, есть ли что-то такое, что, возможно, приведет впоследствии к развитию раковых заболеваний. Но и, безусловно, уже сама система оказания медицинской помощи. У Москвы в программе есть соответствующий сегмент, который касается развития онкологической помощи. Я хочу сказать, что и наши федеральные учреждения, которые подведомственны нашему министерству, они активно работают на территории Москвы и готовы такую помощь оказывать. Поэтому направление по онкологии является направлением номер один с точки зрения приоритетов развития нашего здравоохранения наряду с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Бероева:

- Татьяна Алексеевна, наша страна, к сожалению, лидирует во многих неприятных рейтингах, в том числе по числу пьющих людей, по курящим. Я знаю, что министерство ведет работу. Скажите, какие мероприятия запланированы помимо того, что сигареты и алкоголь элементарно становятся дороже? И какие у нас перспективы не занимать больше первых мест в этих неприятных рейтингах?

Голикова:

- Это сложная проблема. Это не проблема здравоохранения, это проблема всей страны, проблема общества, проблема нашей с вами жизнедеятельности. И очевидно, что какие-то порочные привычки появляются в том числе от неустроенности, с одной стороны, с другой стороны, извините, от распущенности и оттого, что люди не придают какого-то особого значения своему здоровью. Здесь целый комплекс мер, которые, как я уже сказала, осуществляет не только наше министерство. Понятно, что он проходит под брендом здорового образа жизни, но это все, что связано в принципе со средой обитания. Потому что и экология, и здоровое питание, и развитие физической культуры и спорта, и развитие инфраструктуры, которой мы занимаемся, - центром здоровья, и профилактическая работа в лечебных учреждениях, это всё залог того, что мы все-таки убедим нашего гражданина в том, что быть здоровым и не иметь вредных привычек это модно. Но если говорить о системных вещах, то, скажем, по табакокурению вы знаете, что Россия ратифицировала соответствующую конвенцию в борьбе против табака, приняты на правительственном уровне документы, которые предполагают целый план мероприятий, включая и повышение акцизов, включая и, как вы знаете, рисунки на пачках сигарет, которые вызывают, прямо скажем, отвращение у потенциальных курильщиков, и так далее.

Но я вам хочу сказать и другое. Программа, которую мы очень тяжело внедряли в первые годы, по здоровому образу жизни, которая из всех этих составляющих состоит, которая состоит из информационно-разъяснительной работы и так далее, она через 4 года, мне представляется, дала свой результат. Почему я так говорю? Потому что наряду со снижением общей смертности по данным за 2011 год по сравнению с 2010 годом у нас впервые в российской истории… Почему я говорю «впервые»? У нас с 1961 года в России стал мониторироваться Росстатом такой показатель, как средняя продолжительность жизни при рождении. И вот за весь этот период с 1961 года, а это 50 лет, ни разу за 1 год средняя продолжительность жизни при рождении не прирастала на 1,5 года. В 2011 году мы приросли на 1,5 года и перевалили планку 70 лет. Это, конечно, еще мало, но, тем не менее, это очень серьезный показатель для России. Но что отрадно, вы знаете, что у нас очень большая разница между возрастом дожития у женщин и мужчин (у женщин существенно выше), мужчины тоже приобрели за 2011 год 1,3 года. А это не только здравоохранение, это как раз инфраструктура здорового образа жизни. Люди стали задумываться о своем здоровье и о последствии тех пагубных привычек, которые они на сегодняшний день имеют.

Бероева:

- Задам короткий вопрос. Татьяна Алексеевна, вы деловая женщина, женщина-министр, у вас очень много дел. Как вы снимаете стресс, как вы расслабляетесь? Мы всегда задаем этот вопрос мужчинам, и они говорят: мы занимаемся спортом. Как снимает стресс женщина-министр?

Голикова:

- Сложный вопрос. Потому что позитивные эмоции, как правило, получаешь от близких людей. А с близкими людьми общаться возможно только в воскресенье. Для меня это снятие стресса. Еще смена деятельности. Смена деятельности это, скажем, приготовить еду.

Бероева:

- Любите готовить?

Голикова:

- Да, люблю готовить. И, наконец, самое хорошее, что снимает стресс, это общение с детьми и животными.

Бероева:

- Спасибо большое, Татьяна Алексеевна.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Здоровье: Реформа здравоохранения»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также