Общество3 февраля 2012 1:20

Зачем нам столько юристов и экономистов с уровнем подготовки ниже плинтуса?

Как сделать престижным Московское образование

Владимир Мединский, профессор МГИМО, доктор исторических наук, автор книг «Мифы о России», «Война 1939–45».

В своей первой статье в «Известиях» Владимир Путин пригласил к дискуссии. Статья большая, практически философская - о многом, в том числе о том, как «образовательная революция» кардинально меняет сам облик российского общества и российской экономики». Имея за спиной годы преподавательского опыта, не могу отказаться от приглашения премьера.

Сейчас мы имеем колоссальную диспропорцию между потребностями экономики и рынком труда, в качестве балласта — огромную массу юристов, экономистов, пиарщиков с уровнем подготовки ниже плинтуса. К тому же трудно понять, почему мы, налогоплательщики, оплачиваем подготовку тех, кто сразу идет работать не на государство, а на Абрамовича и Дерипаску. Ведь бизнес, в подавляющем большинстве, не заказывает и не оплачивает подготовку себе специалистов, а получает их «от госвузов» (т.е. от налогоплательщиков) даром. Пусть плохоньких, пусть учившихся не тому, что надо, а что надо никогда не учивших, зато и вкладывать в систему образования ничего не нужно. Дареному коню в зубы не смотрят.

В России плещется море невостребованных амбиций, подкрепленных только бумажками дипломов. Так не логичнее ли перестроить экономику высшего образования, изменив сам принцип, лежащий в ее основе?

Необходима система, при которой 90% или даже 95% студентов имеют конкретного заказчика, того, кто сначала платит за обучение, а потом обеспечивает студента работой. Таких заказчиков может быть два. Или это государство — по тем профессиям, которые нужны государству: от офицеров, врачей, учителей до геологов и инженеров-ядерщиков, — и тогда молодой специалист должен отработать оговоренный срок там, где с самого поступления в вуз его ждут. Или это бизнес — с последующим «распределением» именно в эти компании. Уверен, бизнес не только обеспечит «своих» студентов местом практики, но и на протяжении всего учебного процесса будет следить за качеством обучения: он же платит.

Отношения между студентом и его «заказчиком» должны быть договорными, взрослыми — с выплатой полной стоимости обучения и неустоек, в случае если молодой специалист взбрыкнет и возжелает взять «свободный диплом». При системе заказа на студента сам собой решается вопрос со стипендиями. Государство фактически берет молодого человека на содержание, как в армии, и сегодняшними символическими стипендиями-подачками ограничиться уже не сможет. А для бизнеса это вообще понятно: достойная стипендия — аванс будущей зарплаты.

Так же естественным образом решается и вопрос с оплатой профессуры.

В чистом виде бесплатное обучение — когда государство, как сейчас, платит за студента без всяких обязательств, — также возможно. Но будет предоставляться только тем 5–10% студентов, которые проявили свой талант к будущей профессии. Критерием для зачисления на бесплатные места и получение солидных именных стипендий должна быть не бедность, а именно талант, одаренность.

Для всех остальных «вольнолюбцев», желающих избежать контракта с будущим работодателем, — обучение платное. Будет ли студент разгружать вагоны, оплатят ли его образование родители или будет взят образовательный кредит (это нынче просто) — личное дело студента-платника. И это его личная свобода после института.

Так будет справедливо. Система простая и внятная.

Экономика образования должна измениться так, чтобы обеспечить отказ от инфантилизма и патернализма. Нужно связать воедино лучший опыт советской системы образования и западные образовательные технологии.

Мы будем и далее молиться на Болонскую систему? Или перестанем обезьянничать, словно слепые «болонки»? Мы должны воссоздать московскую систему образования. Систему, в которой бренды МГУ, СПбГУ, МФТИ, МИФИ, МГИМО, Бауманки etc. — снова засияют на весь мир...

Пусть в остальном мире равняются на нее.