2015-02-04T07:39:11+03:00

Халатность космического масштаба

Почему у «Фобос-Грунта» было так мало шансов долететь до цели
Поделиться:
Комментарии: comments58
Изменить размер текста:

После целой серии космических неудач (за год не удалось запустить на орбиту три спутника ГЛОНАСС, станцию связи «Экспресс-АМ4», спутник «Меридиан» и грузовой корабль «Прогресс М-12М) беды «Фобос-Грунта» уже никого особо не удивили. Аварию можно было предугадать еще в октябре прошлого года, когда сам глава Роскосмоса Владимир Поповкин честно признался, что проект рискованный:

- Новизна космического аппарата «Фобос-Грунт», с учетом того, что мы двадцать лет ничего не делали, даже свыше 90 процентов. И мы понимаем, что это риск, но мы понимаем и другое: если мы не запустим его в этом году, то в 2013 году этот аппарат уже бесполезно запускать.

Так что главная интрига началась не тогда, когда спутник потерял связь с Землей. Интереснее всего было наблюдать, как чиновники пытаются объяснить уже совсем постыдный провал в космической отрасли.

Тяжелые частицы

Сразу появились теории одна занятнее другой - от губительных американских радаров до не менее губительных солнечных вспышек. За 65 лет всякое бывало, но чтоб технику «сбивали» вещи, которые даже самолетам не опасны...

Специалисты ждали, когда же, наконец, внятно выскажутся люди, официально отвечающие за расследование. Увы, не получилось. За один день, пока в Воронеже проходило совещание по проблемам российской космонавтики, комиссия по расследованию аварии успела сменить несколько версий.

Вначале в СМИ просочилась информация от одного из экспертов: сбой в компьютере произошел из-за ошибки в программировании. То есть из-за небрежности кого-то из сотрудников. Но в итоге эта версия на совещании так и не прозвучала.

Зато Поповкин заявил, что причина падения - «локальное воздействие тяжелых заряженных частиц космического пространства на бортовой вычислительный комплекс». Как стало известно «КП», частицы эти аукнулись нескольким сотрудникам НПО имени Лавочкина, которые понесли некое «административное наказание». Кто именно и за какие грехи, об этом молчок. Но, видимо, без этого штриха композиция оставалась бы незавершенной - не накладывать же санкции на космическое пространство. А наказать кого-то надо.

Контрафакт на борту

Но и на этой расплывчатой версии не удержались. Внезапно прямо на совещании выяснилось, что на спутнике стояли контрафактные импортные микросхемы. Они-то и могли погубить станцию. Но Поповкин, сам озвучивший эту версию, позже спохватился и все опроверг. Глава госкомиссии Юрий Коптев уточнил: дело не в контрафакте, а в том, что больше половины микросхем аппарата... вообще не годились для работы в условиях космоса.

- При создании «Фобос-Грунта» использовалось 95 тысяч микросхем, из которых 62% - это элементная база класса industry, - сообщил общественности Коптев. Чипы этого класса используются только в земных условиях. О том, как они поведут себя в безвоздушном пространстве под воздействием мощной радиации, - неизвестно. Руководство Роскосмоса честно призналось: самостоятельно производить чипы «космического» класса мы не в силах - для этого нужно «перепрыгнуть через 2 - 3 поколения микросхем». Почему не закупили микросхемы хотя бы класса military, более надежные, протестированные военными? Дорого? Тогда на что потрачены 5 млрд. рублей, улетевшие на создание «Фобос-Грунта»? Мало того, даже зная, что микросхемы ненадежны, не был предусмотрен канал их перезапуска.

Человеческий фактор

Из этих неожиданно вскрывшихся деталей складывается нерадостная картина: «Фобос-Грунт» не очень-то и годился для космического полета. Что, впрочем, не мешает взяться за создание второго «Фобоса» - к 2018 году. В этот раз конструкторы попросили у государства всего три миллиарда ­рублей.

Вести о падающих то тут то там кораблях и спутниках звучали бы уже комично - если бы не мысль: а что, если в следующий раз «навернется» корабль, не грузовой, а с экипажем МКС? Кстати, корабль «Союз», предназначенный для новой смены экипажа в марте, при испытаниях оказался негерметичным. Причину сформулировали деликатно - «человеческий фактор». Атмосфера в космической отрасли накалилась настолько, что два сотрудника завода, отвечавшего за сборку «Союза», скончались от удара.

 Фото: ТАСС

Фото: ТАСС

И что самое обидное: падение «Фобос-Грунта» и его собратьев по несчастью - это вовсе не космическая, а вполне земная история. Шитая белыми нитками настолько, что ее никакой мистикой и конспирологией не припудришь - ни космическими лучами, ни кознями американцев и инопланетян, ни разговорами о злом роке, преследующем нашу марсианскую миссию. «Работы имитировались, а не выполнялись, контролирующим и принимающим органам выдавалась неправдивая информация, экономия на внедрении новых технологий и энергосбережении была запрещена, однако проводилась экономия на испытаниях и материалах в ущерб качеству», - перечисляет проблемы отрасли бывший специалист НПО имени Лавочкина Александр Контанистов. До боли знакомая всем картина, не правда ли? Но в космическом масштабе она выглядит особенно жалко.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Кадровых чисток не будет...

После скандала с «Фобос-Грунтом» глава космического ведомства Владимир Поповкин заявил: «Я против чисток... Если за каждую ошибку мы будем наказывать, то просто люди уйдут от нас. У нас, наоборот, проблема привлечения кадров, и запугиванием мы отгоним других людей».

Получается, провалы в российской космической программе в Год космонавтики сойдут с рук? Только потому, что конструкторов, запихивающих в аппараты негодные микросхемы, спустя рукава выполняющих свои обязанности, заменить некем? Да, молодых, талантливых кадров не хватает. Но что-то я сомневаюсь, что они пойдут в отрасль, где один аппарат падает за другим. Даже большими зарплатами (коих, впрочем, нет) не заманишь.

Хотя в общем-то деньги в отрасли есть. Но для кого? Недавно глава Счетной палаты Сергей Степашин рассказал в интервью «КП», как уходили в офшоры немалые деньги, которые НПО «Энергомаш» (разработчик и производитель уникальных ракетных двигателей) получало за свою продукцию.

В космической отрасли давно пора наводить порядок. И, по-моему, увольнение (а в некоторых случаях и посадка) некоторых безответственных руководителей дало бы шанс отечественной космонавтике развиваться. А когда появится надежда, что в ОКБ станут честно разрабатывать новое, перспективное, интересное, в них и пойдет молодежь.

Александр МИЛКУС

Всего на исследование Марса и Фобоса отправили 39 аппаратов. Долетели - 18.

 
Читайте также