Дом. Семья15 февраля 2012 1:10

О родительских чаяниях

Маша живет ради 15-летней дочери Алины, и такая жизнь ее вполне устраивает

Моя подруга Маша – из тех, кого немного насмешливо именуют «сумасшедшая мать». Главный проект всей ее жизни – пятнадцатилетняя дочь Алина. На алтарь воспитания дочери Маша положила очень многое.

Нет, Маша - человек умный, поэтому про алтарь никогда не говорит вслух. Тем не менее, всем окружающим интуитивно понятно, что он, алтарь, существует, и за пятнадцать лет Машиного материнства основательно скрылся под большими и малыми жертвами, среди которых и бессонные ночи у детской кроватки, и уход с любимой работы, и деликатесы «только для Алины», к которым не имеет права притронуться никто из семьи, и потеря связи со старыми подругами, и даже сделанный много лет назад аборт…

- Лучше иметь одного ребенка - но дать ему всё! – утверждает Маша. – Смотрю на свою многодетную соседку, у нее четверо, и не понимаю – зачем?.. Она хорошая мама, но ей постоянно приходится идти на компромисс, отказывая детям то в одном, то в другом – и не только в материальном… С грудным ребенком на руках пытается как-то заниматься со старшими, в результате - ни там, ни там… Нервная, замотанная, ничего не успевающая… Зачем загонять себя в такой кошмар? Что вообще себе думают эти многодетные? Тут хоть бы одного ребенка довести до ума…

Маша живет ради Алины, и такая жизнь ее вполне устраивает.

И Алина вполне оправдывала вложенные в нее усилия: умненькая, приветливая, способная, трудолюбивая. Каждое родительское собрание в школе до последнего времени было Машиным триумфом.

- Развитая девочка! – говорили о ней. – Ну еще бы: мама в нее всю душу вложила. Все бы родители так!..

Однако после последнего собрания Маша ходит сама не своя. Классная руководительница показала родителям сочинения детей на тему «Моя будущая профессия», и работа дочери просто-таки повергла Машу в шок.

«Главное для женщины – семья, любящий муж, - ровным аккуратным почерком, как всегда без единой ошибки, писала Алина. – И детей в семье должно быть много. Трое – это минимум, а лучше – больше… Я думаю, что буду учиться, получать профессию... Что-нибудь легкое, чтобы можно было работать просто для души… Основным добытчиком в доме должен быть муж… Я с удовольствием уступлю ему эту обязанность… Хочу быть домохозяйкой, матерью большой семьи, любимой и любящей женщиной…»

- Откуда у нее вообще такие мысли! – недоумевает Маша. – В пятнадцать-то лет! У моей дочери, которая подает такие надежды!.. Она мечтает быть многодетной домохозяйкой!.. А я тут репетиторов оплачиваю, про подготовительные курсы узнаю… Только восемь лет бальных танцев чего мне стоили! Четыре раза в неделю, по вечерам, эх…

- Ну ты же не хочешь сказать, что все это зря? – успокаивают Машу подруги.

- Вам легко рассуждать! – отмахивается Маша. – У вас сыновья. Им не рожать, здоровьем не рисковать, не сидеть годами в декрете… Я просто на минутку представила Алину на месте моей многодетной соседки. Вечно беременная, вечно с коляской, вечно кого-то тащит за руку – зато с маниакальным блеском в глазах всем заявляющая, что дети – это счастье. Институт так и не закончила, нигде ни дня не работала, в голове одни кашки и подгузники… И моя дочь ей завидует!..

- Ну перестань, зачем ты так! – говорят подруги. – Главное, чтоб дочь была счастлива, это во-первых. А во-вторых, ей только пятнадцать лет, и это всего-навсего школьное сочинение. Еще неизвестно, как сложится в жизни…

- Да у нее давно уже такие мысли! – убитым голосом говорит Маша. – А сейчас я увидела их на бумаге, и поняла, что, пожалуй, это серьезно... Что все мечты о карьере, об успехе – это мои мечты. Не ее... Обидно… Остается только утешать себя мыслями – лишь бы она была счастлива… Хотя трудно мне принять такое «счастье». Вторую ночь не сплю… Бредовая мысль пришла: а может, мне еще родить, а? Мальчика! Мне всего тридцать восемь, успею еще… Говорят, поздние дети – умные и талантливые, особенно если заниматься ими усиленно… А уж заниматься я буду, всю душу вложу!.. Как думаете, девчонки, а?..