Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Общество11 января 2013 12:30

Бывшая жена Рустема Адагамова: «Опасен ли Рустем для детей? Черт его знает! Я думаю, что он вообще опасен»

«Комсомолка» дозвонилась до Татьяны Дельсаль, которая рассказала, что будет добиваться, чтобы обвиняемого в педофилии мужа судили в России
Источник:kp.ru
«Комсомолка» дозвонилась до Татьяны Дельсаль, чтобы понять, что экс-супруга блогера планирует предпринять дальше

«Комсомолка» дозвонилась до Татьяны Дельсаль, чтобы понять, что экс-супруга блогера планирует предпринять дальше

Скандал, участниками которого стали известный блогер и член Координационного совета оппозиции Рустем Адагамов и его бывшая Татьяна Дельсаль, обвинившая его в сексуальном насилии над несовершеннолетней девочкой, стремительно набирает обороты.

Общественность, как всегда, разделилась на два лагеря. Одни считают, что это месть бывшей жены, пытающейся разрушить политическую карьеру бывшего мужа. Другие требуют суда и расправы над педофилом.

И той, и другой стороне не хватает информации в этом темном и запутанном деле. Чтобы узнать больше из первых уст, зам. редактора отдела политики «Комсомолки» Татьяна РЕУТ позвонила Татьяне ДЕЛЬСАЛЬ в Норвегию.

«ОН НЕ УГРОЖАЕТ. У НЕГО ДРУГИЕ МЕТОДЫ»

- Здравствуйте, Татьяна. Я понимаю, насколько вам неприятно на эту тему разговаривать. Но вы подняли волну в обществе, которая не скоро теперь уляжется. Читатели ждут от нас ясности. Одни требуют, чтобы Адагамов ответил по полной программе за то, что произошло. Другие говорят - а где доказательства?

- Конечно. Никто на месте преступления не был. Сами понимаете… Но есть косвенные доказательства, что ребенок лечился, и от чего, почему лечился, кто был причиной этого. У меня есть долгая переписка с Рустемом летом. Разговоры с ним долгие. Там все понятно. Есть смс. Свидетели есть.

- Это косвенные свидетели?

- Косвенные свидетели, которые знали об этом еще раньше, чем я. И были с девочкой, которую он насиловал несколько лет, фактически до 18-летия…Врачи, которые помогают ей и сейчас. Она уже взрослый человек, но ее психика справиться с этой проблемой до сих пор не может.

- Девочка испытала чудовищный шок. Но как так получилось, что столько лет никто этого не видел? Не заметил по поведению? Это такой ранимый возраст, когда ребенок даже двойку в школе переживает как конец света.

- У детей другая реакция. Они каменеют, как будто стараются отстраниться. Врачи, которые с ней работают, говорят, что та часть мозга, которая хранит эти переживания, оказывается, не растет. Когда она об этом рассказывает, ей опять 12 лет. Она боится. Много лет после того, что случилось, Адагамов ее пытался держать на расстоянии, но общаться. Я думаю, что он боялся. Последний раз она мне сказала: «Я стала физически сильней. Я взяла нож и сказала ему: подойдешь – зарежу».

- То есть он физически насиловал девочку с 12-летнего возраста?

- Конечно. Последний раз, как я понимаю, это было десять лет назад. И он вроде отстал. Относительно. То есть, отстал с этим. Но продолжал оказывать на нее влияние уже на расстоянии.

- Он пытался на нее психологически воздействовать, чтобы она молчала?

- Знаете, он не воздействует, он не угрожает. У него совершенно другие методы. Он давит на жалость, он хвалит много. Он пытается внушить: "посмотри, какой я хороший"... Он манипулирует, как и сейчас, работает на публику: "ребята, спасибо вам..." или "жену не трогайте"… У него всегда так. Он умеет вот эти вот ниточки находить.

- Но меня все равно удивляет, как никто не заметил того, что произошло: у ребенка должны были быть изменения в поведении. Насколько часто вы ее видели в этот момент?

- Видела. Часто. Она была сдержанным ребенком.

- И то, что она замкнулась, было для нее характерно?

- Скорее, да.

- Вы уже определились, где должно проходить расследование: в Норвегии или в России?

- Конечно, лучше в России. Он же там… Как его выцарапывать? Он же не приедет в Норвегию. Будет скрываться. В России легче. Какие-то документы российские следователи могут взять из больницы. Будут как-то сотрудничать с норвежцами, пересылать документы. Может быть, я буду их пересылать. Если есть уже косвенные свидетели, с ними может работать Москва.

- Вы не раскрываете ни имени девочки, ни того, кем она Вам приходится. Но насколько вы верите в то, что при таком расследовании можно будет и дальше сохранять конфиденциальность? Зло будет наказано, но как бедной девочке дальше-то жить?

- Это вопрос жуткий и больной. И это самое страшное в этом деле. Я много думаю об этом.

«ЕСЛИ МЕНЯ НАКРОЕТ ВОЛНА ГРЯЗИ - Я ЭТО ПЕРЕЖИВУ»

- Со стороны это может выглядеть как такая чернушная "мыльная опера". Многие уже говорят про "месть обиженной жены", и вы знаете об этом. Вы готовы к тому, что волна грязи сейчас накроет вас?

- Вы знаете, если волна грязи накроет меня, я это переживу. А если девушку, я это не переживу. Поэтому… Не знаю… Буду осторожно действовать.

- Но, тем не менее, вы, судя по всему, решительно настроены продолжать и доведете дело до суда… А сама жертва Адагамова как настроена?

- Вначале она вообще слышать об этом не хотела. Летом был просто ужас! А сейчас более, я бы даже сказала, сухо говорит об этом. Понимаете, она сразу сказала, что когда она будет готова, она будет заниматься этим. Она несколько раз это сказала.

- А как вы считаете, Адагамов сейчас опасен для детей?

- Черт его знает! Вы знаете, теперь я думаю, что он вообще опасен. Ведь глядя на него, не скажешь, что у него в голове!

- Вы столько лет с ним прожили…

- Знаете, когда он говорил: «Ты не видишь, что я больной человек? Что у меня в голове, если бы ты знала», я к этому относилась не настолько серьезно.

- Это театральная такая позиция…

- Да, правильно. Он себя представляет так: "Вот я такой и такой. Пожалейте меня."

- Как Вы думаете, он раскаивается в том, что сделал?

- Я позвонила ему сразу после того, как узнала обо всем. Он был в истерике и не отпирался. В его словах я пыталась услышать, почувствовать раскаяние. Но не почувствовала. У него есть потрясающий инфантилизм… Может, он, правда, больной? Он умеет оправдывать свои поступки. Причем, это всегда было. Он говорит, "Да, я переживаю...", но он же не пошел дрова рубить в детский дом! Помогать, после раскаяния как-то измениться… Нет, человек, который переживает, не будет так легко к этому относиться… А он считает так: "Ну что же теперь делать? Ведь все уже произошло."

- И как он объясняет "то, что произошло"?

- «Вот меня обуяло нечто. Это нечто владело мной и теперь оно ушло. И я раскаиваюсь». Но, я думаю, в данный момент ему нужно оговорить меня, чтобы себя обезопасить… Он так же с людьми себя ведет. Он давит. Он это умеет.

- Я читала в Твиттере: «Я мужик, как я могу обвинять свою жену!»...

- Видите, очень хитрый ход. Вы спрашивали, опасен он или нет… Я начинаю думать, что да. Он настолько исподтишка может сделать вещь… Знаете, у него что-то заклинит в голове и - пожалуйста!

- Получается, что он человек, который морально себе все прощает. При этом он блогер достаточно жесткий, он другим-то мало что прощает.

- Он жестокий. Врач, а я же лечила его в Норвегии…

- От чего?

- У него в голове что-то стало не так.

- А у него есть какой-то диагноз?

- У него циклическая депрессия, так по-моему…

- От депрессии он лечился?

- Летом сказал, что он сидит на нейролептиках. На каких-то очень серьезных сильных таблетках. Но самоубийством он не покончит.

- Уверены?

- Да. Он боится. У него нет чувства… Знаете, есть чувство чести и достоинства. На уровне не слов, а как внутреннее ощущение - вот когда стреляются. У него этого нет. Его душа это вынесет вполне…

- Получается, что единственный способ его прижать - это закон?

- Да.

- Потому что он "хороший мальчик", который попал в неприятную ситуацию?

- Вот! Совершенно верно. Он так и говорит, что он хороший. У него много лет в жизни было: «Скажи, что я хороший!». Это странное… «Я хороший!». Странное для мужчины. У него очень сильная потребность в этом одобрении.

Следственный комитет начал проверку в отношении блогера Рустема Адагамова

Следственный комитет начал проверку в отношении блогера Рустема Адагамова

Фото: РИА Новости

«ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ВИНЫ АДАГАМОВА БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОБЫЧНО БЫВАЕТ ПО ТАКИМ ДЕЛАМ»

- А из какой он семьи? У него папа, мама?

- Он не из полной семьи. Папа ловеласом был. Но не будем об этом, это не очень хорошо. Его мама вырастила.

- Вы верите в успех дела, которое затеяли? Ведь ваш бывший муж уже сейчас считает себя жертвой мстительной жены и политических противников.

- Он создает такую ауру вокруг себя. Он и со мной так говорит. Как я спросила его, как ты мог, он ответил… «Я о…уел!». Вам нравится это? «Я с ума сошел! Я о..уел!». А я ему говорю: «Слушай, ты должен был бежать! Прямо бежать и скрыться!». Хотя бы переехать куда-то!

- Знаете, а вот то, что он не убежал и не скрылся, многие воспринимают как признак невиновности. Адагамов стал жертвой оговора - у него просто упали руки, и он не знает, что делать. Его воспринимают, как безоружного человека, на которого едет танк с надписью "Бей педофила!" на броне.

- А не кажется людям странным, что я уже четыре года с ним не живу, а тут встала утром и подумала: "А дай-ка я ему насолю или отомщу"? Столько-то лет спустя?

- Вы хотите сказать, что "солят" обычно сразу?

- Конечно, когда эмоции у человека еще не остыли. Потом-то все проходит.

- Он говорит, что вы от него ушли, а не он. Это так?

- Да. Это так. Я болела, после операции обнаружила… Неважно. Скажем так: "то, что не совместимо с браком и с семьей". Попросила его сразу уйти и подождать, когда я встану на ноги. Понимаете, он немного все фальсифицирует. Все время что-то натягивает. Что в 2008 он меня лечил. Я была одна практически! С собакой. Даже собаку не взял, чтобы помочь мне.

- Татьяна, вы считаете, что будет толк от того, что вы делаете? И чего именно вы хотите добиться?

- Я думаю, что для такого дела доказательств больше, чем обычно бывает по таким делам.

- Дело в том, в изнасиловании очень трудно доказать физический контакт по прошествии времени.

- Да, конечно. Десять лет – это много. Но он не отрицает, того, что это было. Это очень важно.

- Он не отрицает своего преступления? Даже физического контакта?

- Да нет. Как-то все само собой. Он просто в таком ужасе был, когда я ему по этому поводу звонила, что ничего не стал отрицать... Теперь-то я думаю, что он будет отказываться. И у него такой нарциссизм! Он думает, что он такая фигура! Знаете, я когда узнала, что он в политику пошел - обалдела! Чего он туда пошел?

«Я НЕ ГОВОРИЛА О ПЕДОФИЛИИ»

- Политика - это сейчас модно.

- Совершенно человек не деловой. Человек-эмоция. Человек-порыв. Потом ему скучно. Он типичный артист.

- Он не первый человек артистической натуры, который туда подался. На этой сцене сейчас достаточно модно выступать…

- Понятно. Я ожидала, что поднимется кипеж, но не настолько.

- Ну что вы - педофилия и политика! Это же два главных тренда!

- Я же не говорила о педофилии. Я вообще не знаю, что это такое. Я сказала, что насилие и развращение девочки с 12 лет, как это называется?

- Это так и называется.

- Я не уверена… Может, педофилия, это от года до трех… Черт его знает.

- Спасибо вам за откровенный разговор.

- Спасибо.

Напомним, в декабре 2012 года экс-жена Адагамова выступила с видеообращением, в котором обвинила своего бывшего мужа в насилии над девочкой, гражданкой Норвегии. По версии Дельсаль, ее экс-супруг совершил развратные действия в отношении 12-летней девочки несколько лет назад. При этом сама Татьяна узнала об этом только в июне 2012 года, когда девочка собралась с духом и все ей рассказала. Откровения экс-супруги Адагамова всколыхнули блогосферу, тема выползла в средства массовой информации и дошла до Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Коллективное обращение от Ассоциации родительских комитетов и сообществ России подписали еще десять общественных организаций и направили его в Совет по правам человека на имя члена СПЧ Яны Лантратовой. В обращении общественники потребовали провести расследование по причастности Рустема Адагамова к совершению преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Также напомним, что Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций требовала закрыть страницу Адагамова в «Живом Журнале». Дело в том, что эксперты увидели пропаганду суицида в репортаже Адагамова о событиях в Индии: в нем активист движения «За независимость Тибета» попытался сжечь себя в знак протеста против приезда председателя КНР (далее). Сегодня, 11 января Следственный комитет России начал доследственную проверку в отношении популярного российского блогера Рустема Адагамова, известного также как Drugoi. По словам официального представителя СК Владимира Маркина, по итогам проверки будет принято процессуальное решение, передает «Интерфакс».

Напомним, в декабре 2012 года экс-жена Адагамова выступила с видеообращением, в котором обвинила своего бывшего мужа в насилии над девочкой, гражданкой Норвегии. По версии Дельсаль, ее экс-супруг совершил развратные действия в отношении 12-летней девочки несколько лет назад. При этом сама Татьяна узнала об этом только в июне 2012 года, когда девочка собралась с духом и все ей рассказала.

Откровения экс-супруги Адагамова всколыхнули блогосферу, тема выползла в средства массовой информации и дошла до Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Коллективное обращение от Ассоциации родительских комитетов и сообществ России подписали еще десять общественных организаций и направили его в Совет по правам человека на имя члена СПЧ Яны Лантратовой. В обращении общественники потребовали провести расследование по причастности Рустема Адагамова к совершению преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Также напомним, что Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций требовала закрыть страницу Адагамова в «Живом Журнале». Дело в том, что эксперты увидели пропаганду суицида в репортаже Адагамова о событиях в Индии: в нем активист движения «За независимость Тибета» попытался сжечь себя в знак протеста против приезда председателя КНР (далее).

Сегодня, 11 января Следственный комитет России начал доследственную проверку в отношении популярного российского блогера Рустема Адагамова, известного также как Drugoi. По словам официального представителя СК Владимира Маркина, по итогам проверки будет принято процессуальное решение, передает «Интерфакс».