Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-7°
Boom metrics
В мире27 февраля 2013 22:00

Вице-спикер малийского парламента - «КП»: «Все президенты в Мали - советские выпускники. Почему вы не следите за своими кадрами?»

Спецкор «Комсомолки» Дарья Асламова первой из российских журналистов отправилась в Мали, где Франция развернула военную операцию против исламистов, чуть не захвативших страну
Малийская армия слишком слаба, ей с головорезами из «Аль-Каиды» в одиночку не справиться.

Малийская армия слишком слаба, ей с головорезами из «Аль-Каиды» в одиночку не справиться.

Фото: REUTERS

И попыталась понять, что делят европейцы, арабы и коренное черное население в центре Сахары. Часть 2

КАК «АЛЬ-КАИДА» СТАЛА «БОРЦОМ ЗА ДЕМОКРАТИЮ»

В начале 2012 года вся пустыня Сахара пришла в движение. Исламский интернационал из Алжира, Нигерии, Нигера, Афганистана и Пакистана, и до этого превосходно себя чувствовавший в песках, прямо-таки поднялся после войны в Ливии. Запад, помогавший деньгами, разведданными и оружием всем без разбора, кто выступал против Каддафи, фактически легализовал «Аль-Каиду» в исламском Магрибе» и ее союзников.

С легкой руки западных СМИ все исламисты вдруг обрели статус «молодых и прекрасных борцов против диктатуры», «пламенных революционеров демократии» и пр. А умеренные, светские туареги, мечтавшие когда-то всего лишь об автономии в рамках Республики Мали, получили неожиданную поддержку от своих воинственных соплеменников из Ливии, оставшихся без работы после гибели Каддафи. Проект перекройки африканских границ и создания нового туарегского государства Азавад неожиданно обрел реальность.

- У нас в Мали недостоверная демократия (только одежды от нее), небоеспособная, слабая армия, которая всегда готовилась к миру, отнюдь не к войне, и умирающие государственные институты, - говорит малийский политик Мустафа Дико. - У нас тут все пошло на распад. Когда туареги из Ливии прибыли к границам Мали с оружием в руках, у государства просто не было сил, чтобы дать им отпор. Наш президент послал им навстречу шесть министров с деньгами и подарками, чтобы их задобрить. Мол, добро пожаловать на родину. Но туареги пришли не одни. Они нашли временных союзников в лице международных исламистских движений - «Движение за единство и джихад в Западной Сахаре», «Аль-Каида» в исламском Магрибе» и «Ансар ад-Дин».

ПОЛИТИКА БЛАГИХ НАМЕРЕНИЙ

Масла в огонь, разгорающийся в Мали, подлили США и, как ни странно, с добрыми намерениями. Американцы не так давно вбухали 600 миллионов долларов в специальную программу по обучению африканских армий борьбе с терроризмом. Беда в том, что в Африке сегодня ты солдат регулярной армии, а завтра - свободный воин Аллаха и стреляешь в спину бывшим сослуживцам.

Лучший «ученик» американцев капитан Амаду Саного в марте 2012-го организовал военный переворот в Мали и сверг законного президента Амаду Туре. Воспользовавшись хаосом и безвластием в столице, на север дезертировали элитные туарегские части малийской армии, которые также в свое время обучали американские инструкторы.

Когда американских вояк спросили: как же, блин, так получилось? Те ответили, что программа по борьбе с терроризмом была очень хорошей, а вот люди, блин, туда попали нехорошие. Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. А у американцев они, как ни трагикомично звучит, и вправду бывают БЛАГИМИ. Во всяком случае, сливки американской элиты в это свято верят. Они не монстры. Они сложнее и опаснее. Ими движет тот узколобый твердокаменный пуританский догматизм, который делит мир на черное и белое, на «хороших» и «плохих» парней.

А то, что «хороший парень» вроде Усамы бен Ладена, боровшийся в Афганистане с советской «империей зла», вдруг превратился (упс!) в «плохого парня», это, так сказать, издержки. Другой вопрос, что, неся «свет демократии» странам третьего мира, можно и НУЖНО получить законный БОНУС в виде власти над «неразумными» народами и контроля над ресурсами. Такой подход - также наследие безжалостно прагматичного протестантизма. Деловой вопрос всегда надо представлять в виде вопроса совести и морали. Ну или «прав человека».

ХОТЕЛИ НЕФТЬ, А РАСХЛЕБЫВАЮТ КРОВАВУЮ КАШУ

Скоропалительный союз туарегов, боровшихся за независимое государство, и горячих парней из «Аль-Каиды» оказался чрезвычайно успешным. За пару месяцев они захватили две трети территории Мали (по размерам как две с половиной Германии) и создали государство Азавад.

Разумеется, после победы сильный зверь сожрал слабого. Исламисты расправились с умеренными туарегами, вытеснив их в соседние страны, а сами заявили о куда более амбициозной цели. О походе на юг с целью захватить столицу Мали Бамако и вообще о создании великого исламского государства в Западной Африке. Для начала. Ну а далее - всемирный джихад и шариатское счастье для всего прогрессивного человечества.

Сказать, что французы, успешно проводящие неоколонизацию Африки, пришли в ужас, это ничего не сказать. Хаос во франкоязычных африканских странах ставил под удар их обширные экономические интересы. Ведь вся Африка - это пещера Али-Бабы, несметные, сказочные сокровища! В одной только нищей Мали есть огромные запасы золота (третьи по величине на континенте), богатейшие месторождения урана, алмазы, серебро, медь, бокситы, железная руда, фосфаты, цинк, свинец, литий и др. Кроме того, Мали - крупнейший экспортер превосходного хлопка.

Позарившись на ливийскую нефть и убив Каддафи, французы с помощью англичан и американцев заварили кровавую кашу на континенте, которую им же теперь приходится расхлебывать.

«ФРАНЦУЗЫ ВОЮЮТ ЗА СВОИ ИНТЕРЕСЫ»

- Экс-президент Франции Саркози, выступая в Дакаре, сказал, что Африка недостаточно вошла в историю, и мы, африканцы, этих слов ему не забудем, - говорит малийский аналитик Салиф Сидибе. - Историю, как известно, пишут победители. Наши бывшие колонизаторы французы НЕ ДАЛИ франкоязычной Африке войти в историю. Но хуже всего была попытка Саркози протащить во французском парламенте закон о «цивилизующей» роли Франции для колониальных народов.

Вообрази: тебя грабят и уверяют, что это для твоей же пользы. Свободны ли мы сейчас? Конечно, нет. Даже наши деньги нам не принадлежат. Валюта Мали - западноафриканский франк сефа. Под предлогом конвертируемости сефа Франция депонирует весь золотовалютный запас Мали во французское казначейство. При этом половина золота должна остаться как залог. Мы не имеем права его трогать. Золото, лежащее во французских банках, каждый год приносит процент прибыли, который также принадлежит Франции. Не Мали.

- Но ведь это грабеж! - замечаю я. - Почему же вы не пытаетесь сопротивляться?

- Конечно, грабеж. У нас были попытки вырваться на свободу. В 1962 году Мали ввела в обращение независимый франк. И тогда президент Франции де Голль велел министру финансов «так унизить малийский франк, чтобы другим африканским странам не пришло в голову иметь независимую валюту».

И Франция сделала все, чтобы «уронить» наш франк. Также она «опустила» гвинейскую валюту, добившись бойкота этих денег соседними странами. В 1967 году Республика Мали сдалась и ввела западноафриканский франк сефа. Мы вернулись в колониальное стойло. То, что сейчас французы бросили свою армию на борьбу с исламистами в Сахаре, - это они не с терроризмом сражаются. Они воюют за свои четкие экономические интересы.

Азавад - непризнанное государство, территория Мали, захваченная туарегами.

Азавад - непризнанное государство, территория Мали, захваченная туарегами.

«ОГОНЬ ДОКАТИТСЯ ДО ЕВРОПЫ»

- Интерес Франции в Мали прежде всего в том, что наша страна - это слабое место, уязвимая точка франкоязычной Африки, - говорит малийский политик Мустафа Дико. - Если бы исламисты взяли власть здесь, в столице Бамако, то они захватили бы всю Западную Африку, зону французских интересов. И отсюда, из Мали, разломали бы на кусочки все слабые государства севера и запада континента.

- Еще не факт, что в будущем не разломают, - замечаю я.

В середине января 2013-го Франция начала военную интервенцию в Мали, а уже в начале февраля французы бодро отрапортовали об освобождении севера республики от исламистов. Правда, при этом они забыли упомянуть о том, что не встретили никакого сопротивления. Дураков воевать с регулярной армией просто не нашлось. Исламисты отошли в пустыню, где они уже не радикалы, а дети Сахары, мирные кочевники. Не надо быть военным аналитиком, чтобы предсказать: настоящая партизанская война начнется месяцев эдак через шесть - по афганской и иракской схеме. И через Сахару огонь может распространиться на север Африки, прямо до дверей Европы.

- Запад создал безобразия в Африке своими руками, а теперь пытается их уладить, - говорит вице-спикер парламента Мали Абдраман Сила. - Вообще я вижу одну порочную схему. У Запада перспектив развития и ресурсов очень мало. Для западников любая война - выход из положения. Они разрушают и строят. Еще до окончания разрушения они сами себе дают контракты на восстановление. Мы видим Афганистан, Ирак, Ливию. А теперь они нацелились на Сирию. Россия должна быть очень внимательна к этим вопросам.

«У нас в правительстве было 7 «русских» министров»

- Нужно ли России возвращаться в Африку? - спросила я.

- Нужно! Россия ДОЛЖНА вернуться, - убежден господин Сила. - СССР подготовил сотни тысяч кадров для Африки и Азии, а Россия их бросила. И до сих пор у них нет связи с Россией. Все наши президенты - ваши выпускники. Почему вы не следите за своими кадрами? Это политическая ошибка! Я могу понять, что у России были тяжелые времена. Россия ушла из Африки, но сегодня она ищет пути для возвращения. Россия развивалась за счет собственной силы, и у нее нет империалистической истории. Она в корне не империалистическая страна. А значит, в Африке ей верят.

- Все зависит от собственных амбиций России на мировой арене и ее целей, - размышляет лидер партии «Объединение Мали» Трета Бокари. - Хочет ли Россия снова стать сверхдержавой? Тогда, опираясь на старые кадры в Африке и ради собственных экономических интересов, она должна воспользоваться ситуацией в Мали и вмешаться. Пусть это сейчас кажется невыгодным, затратным делом, но после ей воздастся сторицей. Мы, ваши выпускники, считаем Россию второй родиной, и это не пустые слова.

- Только в Мали 11 тысяч специалистов получили советское образование! - говорит малийский аналитик Салиф Сидибе. - Был момент, когда в составе нашего правительства сидели семь «русских» министров! Вся малийская геология была поставлена на ноги российскими геологами.

И первое месторождение золота промышленного значения разрабатывалось в рамках советско-малийского совместного предприятия. Наиболее полная геологическая карта Мали также создана советскими специалистами. И вот вы оставили плоды своих трудов в Африке и просто ушли! Вы наивно думали, что в Европе вас ждут с распростертыми объятиями. Вы бросили все, что здесь имелось, чтобы ловить звезды в ЕС и США. Вам было невдомек: хотя СССР был разложен Западом как идеологический противник, он все равно остается экономическим противником, с которым предстоит вести борьбу. А мы вам элементарно признательны за прошлое и убеждены, что России есть что делать в Африке.

- Вот давно уже нет СССР, а я постоянно встречаю людей и в Африке, и в Азии, и даже в Европе, которые с нежностью и ностальгией вспоминают нашу Родину! - удивляюсь я. - Разве есть этому объяснение?

- Даже на бытовом уровне любой человек хочет чувства защищенности, - говорит Салиф Сидибе. - И в мировом масштабе однополярный мир никого не устраивает. Потому что это своеобразная форма диктатуры. И то, что в свое время СССР мог сказать нет Западу, давало нам надежду, что ни с той, ни с другой стороны беспредела не будет. Национально-освободительные движения в Африке привели к успеху только потому, что страны-колонизаторы знали: есть другой мировой игрок, и с его позицией придется считаться. Вот почему к России, наследнице СССР, такой большой поток симпатий. И главное: у нас нет исторических обид.

Пятьсот лет шла работорговля в Африке, но Россия, слава богу, в этом не участвовала. А к Западу у нас уже никогда не будет доверия. Знаешь, когда Европа решила торговать черными рабами, ей нужно было какое-то религиозное оправдание. И тогда церковь, Папа Римский выпустил специальную буллу, что у черных людей нет души. А значит, мы как животные. И просвещенная Европа молчала. Иногда мне кажется, что Запад до сих пор не знает, что у черной Африки есть душа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Прикончив Каддафи, Европа пожала в Африке бурю

Спецкор «Комсомольской правды» Дарья Асламова первой из российских журналистов отправилась в Республику Мали, где Франция развернула военную операцию против банд исламистов.

Прожаренные солнцем пески Сахары накаляют теперь и политические страсти. Смерть ливийского лидера Муамара Каддафи вывела регион из равновесия, и теперь кочевники-туареги, объединившись с «Аль-Каидой», воюют с правительственными войсками Мали и французским спецназом. Надежды на то, что конфликт удастся погасить быстро, практически нет. (Читайте далее)