Летчик-испытатель Магомед Толбоев: Ан-2 – это величайший самолет, созданный человеческим умом

Эксперт прокомментировал катастрофу кукурузника в Свердловской области
Самолет Ан-2, пропавший почти год назад на севере Урала, нашли охотники

Самолет Ан-2, пропавший почти год назад на севере Урала, нашли охотники

Рогоза:

- У нас на прямой телефонной связи редактор газеты «Глобус» из города Серова Татьяна Шарафиева. Татьяна, я так понимаю, вы один из тех местных жителей, которые и обнаружили останки самолета Ан-2 в болоте под Серовым – Дмитрий Скрябин бывший сотрудник вашей газеты?

Шарафиева:

- Да, вы знаете, он журналист, он наш бывший сотрудник, но обнаружили останки самолета два охотника. У нас первый день открытия охоты и вот ребята отправились посмотреть свои охотничьи угодья и именно они обнаружили останки самолета, а потом позвонили журналисту, так как журналист – двоюродный брат одного из охотников.

Рогоза:

- Как местный житель, скажите, насколько неожиданно оказалось место нахождения этого самолета?

Шарафиева:

- Совершенно неожиданно. Это всего в 8 километрах от аэродрома. Вот сейчас выясняется – летел ли самолет туда или летел обратно, но 8 километров, как вы понимаете, это совсем рядом с городом, то есть, от дороги буквально 2-4 километра, правда, пешком это по бурелому, по топи. И вот это начало Катасьминского болота, но здесь ходили поисковики и ходили активно.

Другой вопрос, что летом до этого места было бы очень трудно добраться – практически невозможно. А сейчас, когда земля подмерзла за зиму, можно было добраться до этого самолета и, как говорят охотники, которые видели самолет, увидеть можно было останки самолета с одного только ракурса, с одного угла. И когда они пришли на место уже 4 мая, то есть, на следующий день после того, как охотники нашли вот эти подозрительные металлические предметы, они полчаса еще кружили вокруг этого места, прежде чем найти остатки, части конструкции самолета. То есть, были рядом буквально, но видеть можно было, повторюсь, их только с одной единственной точки.

Рогоза:

- Татьяна, я читаю сайт газеты «Глобус», и там приводится мнение родственников одного из предполагаемых погибших, одного из пассажиров этого самолета Ан-2. Якобы, они всерьез считают, что самолет могли на это место принести и поджечь.

Шарафиева:

- Да, мы озвучили эту версию. Она соотносится с версией генерального директора компании «Авиа-ЗОВ» Олега Золина. Дело в том, что Олег Золин, чей самолет и пропал, он арендовал этот самолет с экипажем в Оренбурге, он самый первый начал искать свой пропавший самолет. Он в два часа дня 12 июня вылетел и летал вокруг. Он говорит, что я бы обязательно увидел дым, тление, пожар, потому что самолет был полностью заправлен и на борту было около 700 литров горючего. Он говорит: представляете, как бы это все горело в сухом летнем лесу?

А он не видел ничего подозрительного. А повторюсь, это всего 8 километров от аэродрома. Не было ни дыма, гни огня, хотя он летал через какое-то время после авиакатастрофы, но тем не менее. И родственники тоже говорят – ведь ходили поисковые группы, рядом дачи, сады – все равно бы что-то видели люди – хотя бы вот эту гарь, вот этот дым… Но это лишь версия. Вариант, что туда принесли остатки самолета и сожгли – мне лично это кажется фантастическим, особо я не верю, но кто его знает… Во всяком случае, на эти особенности обращают внимание и родные пассажиров, и сам командир воздушного судна Олег Золин, директор авиакомпании.

Рогоза:

- Татьяна, официально пока не подтверждается, что это тот самый самолет, но сотрудники официальных органов и власти, по-моему, вам косвенно все-таки это подтверждают, да?

Шарафиева:

- Начальник полиции Серова Олег Якимов подтвердил журналистам. Он сказал – на 100% это наш самолет. В данную минуту журналисты, а их здесь очень много, ожидают официальной пресс-конференции. Они ожидают ее непосредственно на месте трагедии, недалеко от места трагедии, у дороги, от которой всего 2 километра до места происшествия, они ждут первого официального заявления от руководителей МЧС. Пресс-конференция была назначена на 7 часов местного времени, сейчас у нас уже 8 часов местного времени, но до сих пор пока пресс-конференция даже не начиналась.

Корпус самолета лежал в болоте в восьми километрах от серовского аэродрома, с которого он взлетел 11 июня прошлого года

Корпус самолета лежал в болоте в восьми километрах от серовского аэродрома, с которого он взлетел 11 июня прошлого года

Рогоза:

- Спасибо, Татьяна. А сейчас у нас на связи Магомед Омарович Толбоев, Герой России, летчик-испытатель. Магомед Омарович, ваше мнение на этот счет?

Толбоев:

- Я вот конкретно говорю: мы еще не доросли до уровня Америки и Канады, где 450 тысяч самолетов на руках и у них все в законе. У нас нет закона. И беззаконно люди творят то, что хотят – то есть, по-русски это называется чудят. Вот от чудилища и происходят катастрофы. Для того, чтобы не чудили, должен быть государственный контроль. Для этого есть министерство транспорта России, департамент Росавиации, а они ничем не управляют, они просто надзирают как бы сверху… А на самом деле это страшная вещь.

С одной стороны, мы хотим, чтобы развивалась малая авиация, региональная авиация, люди летали, люди жили, а, с другой стороны, это катастрофично. То есть обеспечение безопасности полетов никто не берет на себя… Я с 1984 года летаю, я тысячу самолетов испытал – примерно 1866 – ну и что от этого? Ну, я-то стараюсь.

А где государственный контроль, безопасность, обеспечение где? И вы знаете, самое страшное – это когда за профессиональную область берется милиция на транспорте, прокуратура на транспорте, ФСБ на транспорте, местная администрация на транспорте и что они говорят? Они говорят – нам это не надо, закрыть и запретить – все, вопрос закрыт. Но так Россия развиваться не может. Путин сказал уже десятки раз – давайте развиваться…

Рогоза:

- А вот в случае с этой трагедией кто должен бить в набат и в очередной раз, когда вот на руках 13 погибших человек, кто должен привлекать внимание общественности и властных лиц?

Толбоев:

- Помните, когда погибла хоккейная команда, я что сказал? Я сказал – почему ни летный директор не сел в тюрьму, почему генеральный директор фирмы не сел в тюрьму? Почему никто не садится? А потому что нет контроля. Я вам и говорю – государственного контроля нет. И здесь тоже кто хозяин этого маленького порта, этого самолета?

Почему они вылетели, кто разрешил? Где аргументация? Для этого есть следственные и прокуратурные действия. Не запрещать, а контролировать – это разные вещи. Запрещением мы создадим противоречие. А вот контролировать – ну как бы идти следом, чтобы это было правильно, как положено, по закону – это по закону. Согласны?

Рогоза:

- Да. А вы, как эксперт, что можете сказать о типе самолетов Ан-2 вообще?

Толбоев:

- Да я на Ан-2, знаешь, сколько летал? Я его могу посадить на 60 метров.

Рогоза:

- Эксперты говорят о том, что это достаточно легко управляемый самолет, безотказный, но вопрос ведь в том, что, когда их производили, не выработан ли ресурс у этих самолетов?

Толбоев:

- Послушайте, такого самолета, как Ан-2, в мире нет. Ан-2 это величайший самолет, созданный человеческим умом. С помощью украинцев и русских. И больше повторения такому самолету нет и не будет ни-ког-да. Нет у него вообще ресурсов, есть уважение к самолету. То есть, копейку, Жигули взяли – ты уважаешь его? Значит, он тебе ответит. А взял Мерседес твой внук и вместо бензина налил туда рассол и загубил двигатель. При чем тут машина-то? Это уважение к технике. Таких самолетов, как Ан-2, Як-40 нет в мире. Вот проблема в чем.

Напомним, 11 июня прошлого года на борту Ан-2 поднялись в небо и без вести пропали 13 человек. На их поиски были брошены огромные силы. Каждый день в уральскую тайгу отправлялось до 1,5 тысяч человек и около 330 единиц техники. В воздух поднималось 13 самолетов и вертолетов. Ан-2 искали и на таинственном перевале Дятлова, где в 1959 году погибла группа студентов, и в соседних областях.

Его искали под водой, его искали с помощью спутников. Свердловский губернатор Евгений Куйвашев и начальник областного полицейского главка Михаил Бородин лично поднимались в воздух над Серовом, чтобы найти самолет. Но как оказалось, все это было напрасно. Самолет улетел недалеко. Место крушения находится всего в восьми километрах от серовского аэродрома, где в последний раз видели кукурузник. И нашли его двое охотников, которые пошли в лес готовиться к новому охотничьему сезону (далее).

ПЕРВАЯ ВЕРСИЯ: САМОЛЕТ РАЗБИЛСЯ ПРИ ЗАХОДЕ НА ПОСАДКУ?

- По одной из отрабатываемых версий самолет мог идти на посадку, крылом зацепил дерево и упал носом вниз, сломав два дерева. Учитывая, что другие деревья не были повреждены, они прикрыли кронами самолет, поэтому сложно было найти его. При падении самолет сложился, и, скорее всего, вспыхнуло топливо в бензобаках, - сообщил начальник пресс-службы ГУ МВД России по Свердловской области Валерий Горелых (далее).