Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Политика23 июля 2013 17:20

Боец ОМОНа простил своего обидчика?

Александр Казьмин заявил, что не узнает в подсудимом по «болотному делу» Михаиле Косенко того, кто его бил
Боец оперативного батальона московского ОМОНа Александр Казьмин

Боец оперативного батальона московского ОМОНа Александр Казьмин

В деле о нападении на полицейских 6 мая на Болотной площади - неожиданный поворот. Один из пострадавших в ходе беспорядков, 22-летний боец ОМОНа Александр Казьмин, на суде неожиданно заявил, что не узнает в подсудимом Михаиле Косенко своего обидчика. И вообще попросил не сажать того в тюрьму.

Заявление, прозвучавшее в зале Замоскворецкого суда, стало маленькой сенсацией. Кто-то поспешили записать Казьмина в оппозиционеры. Кто-то усомнился в его искренности. Мол, боец выполняет «приказы сверху» - чтобы произвести впечатление «благородного мента». Так кто же прав?

Напомним, Александра Казьмина избили 6 мая, когда он нес службу в районе Большого Каменного моста. Ближе к вечеру стали появляться люди в черных масках, которые призывали идти на Кремль. Когда омоновцы пошли задерживать нарушителей, на Казьмина набросились около 10 человек. Повалили парня на асфальт, сняли шлем и защиту и принялись жестоко избивать. В следствии уверены, что один из нападавших - в красной рубашке и черной куртке - и есть Михаил Косенко.

- Александр, на наш взгляд, дал правдивые показания. Он и на стадии предварительного расследования говорил, что мой подзащитный его не бил, - заявил «КП» адвокат Косенко Валерий Шухардин. - Парень произвел впечатление достаточно адекватного человека. Да, у него есть проблемы с речью из-за повреждения лицевого нерва, но в целом он понимал, что говорит.

- Казьмин никого не жалел и не пытался выгородить, - пояснил «КП» источник в правоохранительных органах. - Просто он руководствуется 307-й статьей Уголовного кодекса России, которая предусматривает пять лет тюрьмы за дачу свидетелем или потерпевшим заведомо ложных показаний в суде.

Уже после того, как вопросы к Казьмину закончились, тот решил обратиться к собравшимся с заявлением.

- В интернете пишут, что я вру на суде, что я отброс России. Но я хочу сказать от чистой души, что 6 мая 2012 года я никого не бил, даже пальцем не тронул. Я не желаю зла товарищу Косенко и не хочу, чтобы он сидел в тюрьме. Я не отброс России, - сказал Александр Казьмин.

Добавим, что Михаил Косенко - один из 18 человек, которых сейчас судят за нападения на сотрудников полиции в ходе беспорядков 6 мая прошлого года в Москве. Дело Косенко выделено в отдельное производство - он инвалид 2 группы из-за контузии, полученной еще в армии. А эксперты из ГНЦ имени Сербского нашли у него еще и параноидальную шизофрению. Косенко ждет суда в психиатрическом отделении СИЗО. Следствие настаивает на его принудительном лечении.

НАШ КОММЕНТАРИЙ

«Свой» среди «чужих»?

Александр ГРИШИН

Стоит ли «болотникам» записывать омоновца Сашу Казьмина в свои ряды

Я уже перестал удивляться активистам нашей несистемной оппозиции. Вот хороший честный парень - омоновец Саша Казьмин сказал в суде по делу о беспорядках на Болотной площади в мае 2012-го, что он не знает, кто его бил, потому что его повалили человек 10, и ничего, кроме асфальта, он не видел. А значит, не может опознать подсудимого Косенко как своего обидчика. А еще сказал, что не желает Косенко зла. И тут же комментаторы в интернет-блогах записали омоновца Казьмина чуть ли не в «борцы с режимом».

Извините, господа, но то, что сказал Казьмин, - это же нормальные слова нормального человека! Нормальная позиция. Или вы хотите, чтобы человек лжесвидетельствовал? Лжесвидетельство - это преступление, и Казьмин не мог этого не осознавать. И желать другому человеку просто так зла ему тоже несвойственно. Конечно, такое поведение сильно расходится с вашим стереотипом о том, что в ОМОНе звери, а не люди.

А на самом деле в отборном отряде полиции служат отцы и братья ваших коллег, соседей, одноклассников, которые не меньше вас могут и за рюмкой посидеть под гитару, и помочь ребенку разобраться с домашним заданием по химии. Кстати, умных ребят там не меньше, чем среди вас.

Потому что дураков в ОМОНе (это вам не офис с пристроенными по блату) особо не держат - специфика службы, понимаете ли. Вот только в отличие от вас их могут в любой момент поднять по тревоге и бросить в командировку ловить боевиков или обезвреживать захватившего заложников бандита.

Но это вовсе не значит, что ОМОН откажется выполнить приказ по наведению порядка. Вы - их соседи, пока ведете себя нормально. А если начинаете швырять куски асфальта, автоматически становитесь для ОМОНа злодеями, которых надо остановить как можно раньше.

Кстати, и чтобы вот таких Саш Казьминых с повреждениями лицевого нерва среди их товарищей тоже не было. Или было как можно меньше. Уж не обессудьте.

И вряд ли стоит обольщаться. Возможно, следующие свидетельские показания будут давать омоновцы, которые ВИДЕЛИ. И они, так же, как и Казьмин, врать тоже не будут.

Напомним, 22 мая уголовное дело о массовых беспорядках в Москве 6 мая 2012 года было направлено в Замоскворецкий районный суд Москвы. Всего по делу проходят 12 человек, 10 из них находятся под стражей, одна фигурантка - под домашним арестом и еще одна - под подпиской о невыезде. «Марш миллионов» 6 мая прошлого года закончился массовыми беспорядками и столкновениями с полицией. Пострадали десятки человек с обеих сторон, более 400 демонстрантов были задержаны. В результате были травмированы 82 полицейских, а размер ущерба, причиненного федеральным и муниципальным учреждениям, превысил 28 млн рублей. Следственный комитет возбудил дело по статье «Массовые беспорядки». А 9 ноября 2012 года Замоскворецкий районный суд Москвы приговорил одного из участников этих событий - Максима Лузянина - к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

Напомним, 22 мая уголовное дело о массовых беспорядках в Москве 6 мая 2012 года было направлено в Замоскворецкий районный суд Москвы. Всего по делу проходят 12 человек, 10 из них находятся под стражей, одна фигурантка - под домашним арестом и еще одна - под подпиской о невыезде.

«Марш миллионов» 6 мая прошлого года закончился массовыми беспорядками и столкновениями с полицией. Пострадали десятки человек с обеих сторон, более 400 демонстрантов были задержаны. В результате были травмированы 82 полицейских, а размер ущерба, причиненного федеральным и муниципальным учреждениям, превысил 28 млн рублей. Следственный комитет возбудил дело по статье «Массовые беспорядки».

А 9 ноября 2012 года Замоскворецкий районный суд Москвы приговорил одного из участников этих событий - Максима Лузянина - к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.