Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+4°
Boom metrics
Политика29 мая 2014 12:43

Сергей Доренко: Мы должны давить, пока Запад не запищит: «Крым ваш!»

Известный журналист Сергей Доренко рассказал «Комсомолке», что он думает о Крыме, санкциях Запада и войне в Донбассе не только как уроженец крымского города-героя Керчи, но и как настоящий украинец
Сергей Доренко: Мы должны давить, пока Запад не запищит: «Крым ваш!»

Сергей Доренко: Мы должны давить, пока Запад не запищит: «Крым ваш!»

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

«Я И ЕСТЬ ХОХОЛ»

- Вы часто и запросто говорите в эфире, что вы хохол.

- Я и есть хохол.

- Еще уроженец Крыма, говорят.

- Причем из украинской семьи. Крым заселялся эвакуированными, которых так ненавидит буйный антироссийский политик Джемелев (бывший председатель меджлиса крымско-татарского народа. - Ред.). Он как-то презрительно сказал мне: вот, из эвакуации понаехали... А понаехала моя бабушка, вдова командира Красной Армии, с маленькой дочкой, моей мамой. У бабушки не осталась ни дома, ни даже села... Ей предлагали поехать в Калининград или в Крым. Она выбрала Крым. Поэтому для меня полуостров родной. Там могила бабушки, я там родился...

- Вы чувствуете себя украинцем?

- (Задумывается) В смысле «читать Гоголя», да. А смотреть на то, что творится в политическом мире Украины, - стыдно, конечно.

- Что вы почувствовали, когда ваша родная Керчь стала российской?

- Почувствовал счастье. Я не ждал! Не знал, что это возможно! Думал, что моя Керчь потеряна безвозвратно, и был просто ошеломлен! Я предков спрашивал в детстве - почему Хрущев подарил Крым? Что за ерунда - как можно подарить кому-то мой родной город? Это была какая-то кричащая неправда! Мой отец, украинец из Луганской области, никак не мог мне это объяснить и старался придумать причину. Дескать, может, из-за транспортного удобства, из-за примыкающего к Украине Перекопского перешейка? Но я не верил во всю эту чушь!

Ведь даже мне, ребенку, было очевидно - Крым русский! Очень хорошо помню, как мы с бабушкой ездили на Тамань к ее друзьям в казачьи станицы. Кубанцы говорили по-украински. «Поймай кочета», «дивчина», «есть кавуны». На Тамани пели украинские песни. Я слушал и думал: «Мама, куда я попал! Что это? Ой, хочу обратно в Россию!» А Россией был Крым. Мы садились на паром и плыли в Крым. А там - ну слава богу! - всех понимаю, все говорят по-русски (смеется).

- Вы говорите, что в момент возвращения Крыма в состав России вы испытали удивление и счастье. Что-то изменилось за прошедшие два месяца?

- Я был в Крыму в 20-х числах марта, там было ликование невероятное! И я совпадал по своему настрою с жителями Керчи... А сейчас пришло понимание, что надо потерпеть. Какое-нибудь Запорожье терпеть бы не стало. Потому что если бы Запорожье присоединилось к России, то оно шло бы к нам за красивой жизнью. А крымчане не такие. Они вообще отличаются от всех украинцев. Да, предприятия перерегистрируются, начинаются какие-то проблемы с поставками, растут цены. Но крымчане потерпят. Потому что они очень русские.

«ЭКОНОМИКА ТРЕСНЕТ? БРЕХНЯ!»

- Какие проблемы «освоения» вашей родины Крыма Москва, по-вашему, должна решать в первую очередь?

- Инфраструктурные. Срочно нужен мост, который разблокирует Крым. Потому что все эти самолеты, паромы, эти автомобильные очереди, в которых люди сутками стоят, - это неправильно. Не должно этого быть. Мы хотим любить Крым деятельно, интенсивно, мы хотим его трогать (когда любишь - хочется потрогать). Мы должны в него проникать легко, беспрепятственно. На машинах, с тещами, тачками, с зонтиками, которые мы будем втыкать на пляжах...

- Некоторые экономисты утверждают, что из-за Крыма треснет российская экономика, будут урезать некоторые госпрограммы...

- (Перебивает) Вранье! Ребята, не ведитесь! Это модная брехня! Останавливаться экономика России начала год назад. А в сентябре прошлого года мы уже понимали, что экономика вообще забуксовала. Это задолго до Крыма! Конечно, кто-то ноет насчет отмены строительства моста через Лену. Ребят, несопоставимые вещи! В Крыму китайцы будут строить два моста, газопроводы на 200 миллиардов рублей... Понятно, что мелочные мстители и подонки попытаются сказать русским - вот вы присоединили Крым, так обязаны за это платить. Если вы мещане и любите сидеть с калькуляторами, я вам скажу, что только разведанное количество нефти и газа в шельфе Крыма закрывает тему «убыточного полуострова». Причем в разы! По подсчетам экономистов, получается, что Крым - наш будущий кормилец. Но это я говорю тем, кто привык не по совести жить, а по калькулятору. А если по совести - Крым русский. Точка! Или что получится - они хотели воссоединиться с Родиной, они воссоединились. А мы начинаем брюзжать?!

«ПОЧЕМУ ТОЛЬКО ПОЛУОСТРОВ?»

- Вы в начале «крымской истории» громко заявили: «Почему только Крым?! Почему мы не входим в Одессу, Луганск, Донецк?» У вас остались эти вопросы?

- Чувство боли за Одессу, сострадание к людям из Луганска и Донецка у меня нисколько не изменилось. Но появилось еще более точное ощущение: Крым с одной стороны и Луганск, Одесса, Донецк с другой - очень разные. Восток Украины может жить своей судьбой. Любя Россию, находясь с ней в едином духовном пространстве, но при этом - он может жить в другой стране, не в России. А Крым не мог. Для Крыма это было все равно как не дышать.

- Но, может быть, вы взвешиваете риски Москвы? Например, при признании Донецкой республики.

- Если мы ее признаем, то нам придется много еще чего признать. Мы должны мириться с тем, что в 1991 году была страшная геополитическая трагедия - развал СССР. Потому что если сейчас мы подвергаем ревизии всю эту страшную трагедию, то это может не понравиться другим нашим соседям. Например, Казахстану, Беларуси. А мы с ними дружим, союзничаем.

- А западный мир смирится с воссоединением России с Крымом?

- (После большой задумчивой паузы) Западу надо смиряться. С одной стороны - не хочется быть циничным, с другой - я все-таки крымчанин... У России есть масса способов создать проблемы для Запада. Мы можем поковырять кочергой посильнее... Мы должны давить, пока Запад не запищит: «Крым ваш». Пока не запросят пощады, мы не отпустим.

- Не цинично ли это звучит для русского востока Украины, для Донбасса?

- Но русское население Украины тоже попутно достигает для себя серьезных привилегий.

- Это рискованная игра.

- Это острая игра, которую мы должны выиграть. И, несмотря на экономические угрозы Запада, не все так плохо - как я знаю, мы контактируем с американцами (а именно с калифорнийцами) через Астану, на которую никакие санкции не распространятся. Главное, дикая несправедливость закончилась. Крым наш! Все. Точка!