Политика

Жители Луганска: Скоро начнем менять золото на хлеб, как в блокадном Ленинграде

Нацгвардия довела город до гуманитарной катастрофы
В городе почти никого не осталось. Уходят даже те, кто говорил, что готов держаться до последнего

В городе почти никого не осталось. Уходят даже те, кто говорил, что готов держаться до последнего

Полумиллионный Луганск - в плотном кольце национальной гвардии. Изоляция и круглосуточные обстрелы привели к тому, что уже больше недели нет света, воды, газа, перестали вывозить мусор. Прервана связь с внешним миром - мобильники давно «не ловят», взрывами оборваны провода городских телефонов. Еду горожане готовят прямо во дворах - разводят костры.

- Все запасы уже съедены... - пенсионерку Анна Степанову мы застали во дворе на улице Советской. Она сидит на обломках скамейки. Рядом жалобно мяукают два бездомных кота.

- Не просите, у меня нет для вас ничего! - махнула рукой на голодных животных женщина. - Ни еды, ни денег. Ни у кого здесь нет. Еще чуть-чуть, и мы, как в блокадном Ленинграде, начнем менять золото на хлеб. Уже сейчас пара морковок - царский подарок.

В городе почти никого не осталось. Уходят даже те, кто говорил, что готов держаться до последнего. Уходят пешком... Очень жалко стариков - на то, чтобы раздобыть пропитание, у них нет ни сил, ни здоровья. Осталось только отчаяние.

- Занес 84-летней соседке каши, а она плачет: хоть бы попал в дом снаряд и сразу убило! - рассказывает 77-летний Евгений Скрынник. - Признаться, я сам грешным делом думаю также.

Стреляют днем и ночью, на окраинах и в центре. Местные говорят: страшнее всего под утро - тогда земля вибрирует. Но еще хуже, когда рассветные залпы прерываются. Тишину слушают всем городом. Знают: чем дольше пауза, тем ближе к центру будут взрывы.

- Перевести дух можно только после обеда, - говорит местный житель Иван Костющенко. - Тогда можно даже на улицу выйти, попробовать раздобыть еды или воды.

В кранах почти у всех луганчан давно пусто. С водой повезло только жителям нескольких микрорайонов, но ее пить ее сырой нельзя - уже больше недели не хлорируют. А значит, можно подцепить как минимум с десяток болезней. Плюс ко всему третью неделю в Луганске не вывозят мусор. Стоит жуткое зловоние. Город заполоняют вороны и крысы - того малого количества людей, что остались, они совсем не боятся и нагло пируют на помойных кучах...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Беженцы из Донбасса: Мы уже никогда не вернемся обратно

Спецкор «КП» побывал в общежитии для беженцев в Ростове и узнал, что планируют делать дальше люди, которых война вынудила покинуть свои дома

По данным ООН, только за три месяца с начала нападения Украины на Новороссию на российскую территорию перебрались 730 тысяч беженцев. Наш спецкор пообщался с некоторыми из них

Жара в Ростове неимоверная даже ночью. А в старом студенческом общежитии кондиционеров нет. Потому молодая беженка из Луганска Инна с двухлетним сыном промаялись до утра, уснули перед рассветом, проспали завтрак. А на завтрак сегодня, согласно беженскому меню: масло сливочное, сыр Радонежский, биточки паровые, рис отварной, помидор свежий, чай с сахаром с лимоном, батон домашний (читайте далее)

МЕЖДУ ТЕМ

Дневник беженца из Луганска: По ТВ скажут: Пролетел не штурмовик, а Санта-Клаус. И люди поверят!

Взгляд журналиста на события, происходящие в Донбассе

Я сажусь за дневник уже в России. Из Луганска вместе с семьей мы перебрались в Саратов. Уезжали из города в спешке. Но оставаться смысла не было - своего жилья нет, мою газету «Вечерний Луганск» прикрыли новые власти. А за семью было страшно...(читайте далее)