Общество

Убей — и лайкнется

Ради интернет-популярности подростки становятся палачами
Вот американские подростки «раскатывают» собаку

Вот американские подростки «раскатывают» собаку

Вот два сообщения: «Парни зверски замучили кошку» и «Парни зверски замучили кошку, а потом выложили видео в интернете, за что получили тысячу ”лайков” от друзей». Есть разница, или суть лишь в том, что парни - звери, а кошке крышка?

Убил бы этот молодняк животное «за так», без зрителей? Убил бы, наверное, если присутствовал до конца не изученный феномен подростковой жестокости (кстати, разновидность психологической защиты в переходном возрасте — уродливой, но защиты). Но с «лайками» эту кошку, получается, убивало больше народу. И дело, к сожалению, не только в этом. Если первые хотят кому-то что-то доказать и в придачу прославиться (у них механизм работает примерно так: «Не тронь меня, порву, как мурку, я крутой, никого не пожалею, пусть все знают об этом!»), то вторые за свой восторженный гавк никакой славы не получат. Им просто любо. «Класс! Мне бы так!» — и бац на «лайк». Нравится. Это страшнее: тут нет мотива, есть лишь экстракт бездонной жестокости. Дети черной дыры, понявшие, что так — можно. Словившие кайф. Вскармливающие абсолютное зло.

Эпатажное течение интернационально. Вот американские подростки «раскатывают» собаку, вот — парни из Саудовской Аравии. Вот китайские девушки ласкают пушистых котят, а потом протыкают их собственными стильными каблучками. Устали от котяток-собачек? Так ещё ведь есть ботаны-сверстники, младшеклассники, инвалиды, бабульки. За них тоже лайкают не по-детски. Ссылок на видео давать не будем.

Психиатры скорее всего объяснят, что с подростковыми выкрутасами — не к ним, а к психологам. У большинства пройдет без следа с возрастом. Сама по себе психопатия, «расторможенность-безоглядность-подлость», не столь частое заболевание (преимущественно наследственное), есть только у одного-полутора процентов населения. Психолог в свою очередь просветит, что надо мягче с ребятами, полностью исключить жестокость, посильнее любить и отдать в школу с хорошим контингентом. И если цветы дерет или кактус разделывает, то уже пора обратить внимание и «гуманизировать». Школа заверит, что это — дело семьи, надо прививать христианскую мораль и читать книжки про добрых детей. Батюшка скажет, что, конечно, церковь всегда готова наставить чад, и делает это, но христианские ценности вступают в противоречие с тем, что окружает ребятишек в жизни, в школе, в семье и в виртуально-телевизионном пространстве.

Круг замыкается. Мы уже не замечаем, что ответ насилием на насилие для нас норма. Что прощение воспринимается как трусость, жалость — как слабость. Начался новый виток — культ сильных, не обремененных моралью людей, которым для того, чтобы повелевать и наказывать, не надо сначала учиться подчиняться и на себе испытывать боль. «Нагни слабого — сойдёшь за сильного». Черная дыра вскармливает и волков, и их покорных жертв. Это нравится, нравится...