Общество

150 региональных словечек, которые введут в ступор москвичей

Собираясь в путешествие по России, изучите этот небольшой разговорник - тонкости перевода «с русского на русский» в некоторых областях нашей Родины могут вас всерьез озадачить
Сколько же тайн и приятных открытий хранит в себе русский язык! Учить и учить...

Сколько же тайн и приятных открытий хранит в себе русский язык! Учить и учить...

Фото: RUSSIAN LOOK

Богатство языка - в его многообразии. Русский в этом плане действительно «могуч». И если все наслышаны о питерских «поребрике» и «парадной», то пермское «керкать» и кировское «пазгать» реально ставят приезжих в тупик! Понимания ради совместно с региональными редакциями «КП» (от Краснодара до Владивостока) мы и задумали этот русско-российский словарь. В нем вы найдете «перевод» необычных местных словечек на всем понятный, литературный язык.

А если какие-то локальные слова мы незаслуженно обошли вниманием, ждем их в комментариях. Так наш разговорник станет еще более «живым» и полезным для всех россиян!

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Ученые считают, что бороться с региональной разговорной речью вредно и бессмысленно

Наши региональные корреспонденты собрали приличный урожай необычных слов. Помочь нам разобраться в этом богатстве мы попросили Анатолия Баранова, профессора кафедры лингвистической семантики Института русского языка им. Виноградова.

- Вы очень разные слова собрали. Диалектизмов, кстати, не так много. Есть жаргонная лексика, но в основном это регионализмы. То есть различные территориальные варианты русского языка (регионализмы используются всеми жителями региона в отличие от диалектных слов, которые чаще употребляет население сельской местности - авт). Например в Сибири вместо слова «пристройка» говорят «пристрой». Или взять «поребрик» - это слово из южного диалекта, которое оказалось в Петербурге и используется в северной столице для обозначения тротуара. Это пример того, как диалектные формы могут фиксироваться как формы территориальные. А проездной на метро или любой другой вид транспорта в Петербурге назывался «карточка». Это тоже специфическая вещь характерная для этой местности.

- Каким образом эти слова выжили в условиях, когда в учебных заведениях кино, литературе, в СМИ культивируются единые нормы?

- Дело в том, что территория на которой живут люди, говорящие по-русски, очень велика. Несмотря на то, что информационные и транспортные средства позволяют сокращать расстояние, есть различные области, которые сильно удалены от центра: Сибирь, Дальний восток... Они по-разному заселялись. На этих территориях разные условия социального, культурного, природного и бытового характера. И очень часто для этих сфер используются специфические слова. Так возникают территориальные варианты языка.

- Нужно ли на местах как-то с этим делом бороться?

- Что вы, ни в коем случае! Собственно, это и невозможно. Конечно, есть литературный русский язык, но он используется в своей сфере. А те слова, о которых идет речь, являются частью разговорного языка своего региона. Люди четко различают эти две сферы: «поребрик» никто в официальной речи использовать не будет. Причем я и другие исследователи считаем, что региональные различия касаются не только лексики, но и синтаксических конструкций. Но совершенно неправильно говорить, что с регионализмы это уродование русского языка. Наоборот это потенциал для его развития. Потому что языку необходимо иметь какие-то источники, резервы из которых можно черпать слова, конструкции и морфемы, чтобы отражать новые явления и процессы.