Политика4 июня 2015 1:00

Путешествие по исчезающей стране: А не вывозите ли вы государственные секреты в замороженном сале?

Наш корреспондент Сергей Пономарев продолжает свои путевые заметки из Украины. Часть 15 (26)
Любите борщ и сало? Придется есть его на месте — если на вынос и на вывоз, могут остановить самостийные таможенники. Фото:  Сергей ПОНОМАРЕВ

Любите борщ и сало? Придется есть его на месте — если на вынос и на вывоз, могут остановить самостийные таможенники. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Окончание. Начало цикла читайте на сайте kp.ru и в номерах за 18 - 23, 26 - 30 мая, 1 - 3 июня с. г.

В предыдущих репортажах шла речь о том, как автор под чужой личиной, даже несколькими, коварно просочился на территорию незалежной и проехал по 5 областям Западной Украины. Встречался с обычными жителями сельской глубинки, областных и районных центров, наблюдая, как на фоне экономического упадка страну поразила националистическая истерия...

О вопросах языкознания

На сильно незалежной расцвет изучения иностранных языков. Не только в Киеве, но и в областных городах и даже райцентрах открылись десятки курсов и ускоренных школ по быстрейшему овладению иностранной мовой. Начальный этап - три месяца, двадцать четыре занятия, по 1800 - 2000 гривен (4500 - 5000 рублей) за цикл. Есть дешевле, но там и результат «не гарантують».

Мужики идут на немецкий или французский - немецкий предпочтительнее. Да и проще: слова «кран-букса» или «ниппель» совсем как на ридной мове.

Девушки толпами записываются на курсы турецкого - собираясь замуж в Стамбул.

Вот так, проехав по Украине и ознакомившись с этой стороной ее жизни, понимаешь, что такое международное разделение труда.

Ну а если с языками сложно, то и не надо - с нынешними-то технологиями! Украина, которую злые, хотя и улыбчивые американские няньки оторвали от материнской российской груди, но смеси для искусственного вскармливания не дали, словно взывает к равнодушному миру через интернет-домены и пометки на автомобильных номерах: «Уа-уа-уа!»

Гарны украинськи дивчины должны быть готовы к замужеству в Турции со всех сторон! Фото:  Сергей ПОНОМАРЕВ

Гарны украинськи дивчины должны быть готовы к замужеству в Турции со всех сторон! Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Таи, скрывайся и молчи

«А ты-то там как общался? На каком языке?» - это самый частый вопрос, который мне задают российские знакомые. Хотелось бы им ответить: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий ты один мне был поддержкой и опорой», но, увы... Забудьте!

Особенно если вы на Галичине и Волыни. Почему - не объясняю.

В самых украинистых из всех украинистых мест, во всех этих глубинах Ивано-Франковщины, Тернопольщины и Ровенщины, приходилось притворяться. Поскольку знаю по одному-два слова из многих языков - от чукотского до суахили, - подделываться и быть не самим собой было нетрудно.

То прикидывался веселым чехом, который мову розумиет, но не размовляет. Для этого нужно лишь чуть-чуть коверкать слова. Делать произношение более жестким - как будто жуешь засохший кнедлик.

Иногда я надевал личину надменного поляка, который просто не снисходит для общения с бывшими холопами. Лишь тычет пальцем в меню или вывеску. А еще местами представлялся русскоязычным харьковчанином, который давным-давно покинул неньку и сейчас проживает в Бельгии, или как вариант - в Италии. Вариант зависел от того, какая из двух взятых с собой футболок - с логотипами Брюсселя или Рима - была в данный момент на меня надета.

Граница незалежной охраняется очень строго... Фото:  Сергей ПОНОМАРЕВ

Граница незалежной охраняется очень строго... Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Иногда - в самые пиковые моменты, например, при встрече с милицейским патрулем и чтобы не предъявлять по его требованию свой российский паспорт, - придурялся как турист из неведомой страны, где говорят по-аглицки. Спасибо за это случайной поездной попутчице, американке из Флориды, что своей безостановочной болтовней заставила меня вспомнить несколько непечатных американских идиом. Уж не знаю, что там у меня с произношением, но на отличающейся необычайно высоким уровнем образования неньке вполне прокатывало. А может, помогали наличие айфона, импортной фотокамеры на пузе и общий независимый вид: «Ай есть амэрикэн ситизэн! Проблемз, гайз?» - «Ноу проблемз».

Однако чаще всего приходилось быть просто немым, хватающим себя за горло и мычащим.

Немота - этот язык жестов с последующим сурдопереводом и есть самый востребованный сейчас на незалежной.

Языковые курсы и школы на современной неньке на каждом шагу.  Фото:  Сергей ПОНОМАРЕВ

Языковые курсы и школы на современной неньке на каждом шагу. Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Эй, кацап, готовь-ка взятку!

На досмотре в Львовском аэропорту останавливают сотрудник службы безопасности и таможенник:

- Откройте сумку, там у вас запрещенные предметы!

- Какие?

- Вы везете какую-то бутылку.

- Нет у меня никакой бутылки, уж я-то знаю!

- Ну у нас же высвечивается!

После недолгих препирательств сумку открываю. Бутылки там, конечно, нет.

- А это что у вас такое? Сало? Вы его где покупали - в магазине или на рынке?

- На рынке. А какая разница?

- Пропустить его не можем. Потому что у вас нет чека и оно вдобавок замороженное. Мы его просветить не сумеем. А вдруг вы в нем вывозите материалы, составляющие государственную тайну Украины?

- То есть вы думаете, что я специально купил на рынке сало, сделал внутри него нишу, туда спрятал носитель секретной информации, а потом шмат заморозил? Ну ведь бред же!

- Пропустить не можем!

- Ребята, а давайте как-нибудь договоримся, а то я жене уже эсэмэску послал, что сало везу. Не привезу - будет страшней, чем в подвалах вашего СБУ!

Служивые переглядываются. Видно, что этот безумный диалог они и затеяли ради такого предложения пассажира, который спешит на борт, стоящий под парами. Один из них отводит меня в комнату личного досмотра - туда, где нет видеокамер, и я радостно выгребаю из кошелька все оставшиеся украинские гроши. Аж 170 гривен. Ну или чуть больше. На наши получается рублей 400.

Расстаемся, ужасно довольные друг другом. Таможенник провожает меня дальше. И даже без повторной проверки на рамке металлоискателя.

Государственная граница, самое святое для каждого свидомого украинца, на крепкой клямке! Сетка-рабица под током, следовая полоса на бетоне и прихватистая свора сторожей на калитке.

Это как в старом советском анекдоте про закрытый на профилактику Мавзолей и настойчивого посетителя, который, дабы туда попасть, накалывает по сторублевой купюре на штыки почетного караула. «Ну что, мужик, сам пойдешь смотреть или тебе вынести?»...

В средневековом замке автор попытался попить воды, но колодец оказался имитацией. Как и очень много сейчас на Украине... Фото:  Сергей ПОНОМАРЕВ

В средневековом замке автор попытался попить воды, но колодец оказался имитацией. Как и очень много сейчас на Украине... Фото: Сергей ПОНОМАРЕВ

Поздно пить «нафтусю»!

Однако тяжел и извилист путь журналиста, нелегально проникшего на территорию свободы! Особенно когда он выбирается назад.

На ходу отбрехавшись от дивчины-прикордонницы, зачем-то интересующейся наличием у меня евро - «Я тут уже вашим смежникам всё заплатил!»,- двигаюсь к кабинке пограничного контроля.

Прапорщик за стеклом вдруг интересуется: а чего это вдруг я приезжал? Лезет в какие-то электронные анналы. Чуть ли не на зуб пробует мой паспорт. Избегая подробностей и примерно в пять раз сократив свой реальный маршрут, сообщаю ему на ходу придуманную легенду о посещении друзей и знакомых. Хорошо вчера погуляли, голова от вашей самогонки до сих пор трещит...

Фамилии и адреса, впрочем, назвать отказываюсь: не хочу людям создавать лишних хлопот.

На вопросы служаки - вот же наглось! - отвечаю на беспримесно русском. Хватит притворяться. Пора возвращаться к корням.

Так и сяк повертев мой паспорт, прикордонник шлепает в него штамп. Видно, ох видно, как не хочется ему выпускать меня с незалежной просто так. А что поделаешь? Коротки руки! Поздно пить «Нафтусю», когда украинские легкие сжались, а почки раскрылись и отвалились.

На поле самолет уже запускает моторы...

Одесса - Киев - Харьков - Львов - Ивано-Франковск - Галич - Тернополь - Ровно - Мукачево - Ужгород - Львов.