Российская империя или СССР. У какой державы было больше перспектив

Спорим о судьбах двух держав в программе «Cовок» на Радио «Комсомольская правда»

Панкин:

- Программа «Совок» - программа для тех, кто вырос в Советском Союзе, но ничего о нем не знает. В студии Иван Панкин, а также Павел Пряников, историк, шеф-редактор русскоязычного сегмента «Живого журнала». Павел, мое почтение.

Пряников:

- Здравствуйте.

Панкин:

- Сегодня у нас с тобой прелюбопытнейшая тема. По крайней мере, она уже вызвала бурное обсуждение в социальных сетях. Звучит она следующим образом: «Российская империя или Советский Союз: у какой державы было больше перспектив?» Понятно, обе развалились. Развалились не случайным образом. Однако я знаю, что у тебя мнение такое. Ты против Российской империи. Ты считаешь, что эта держава, эта империя уже разваливалась. И у нее перспектив никаких не было. Ты просто скажи – да или нет?

Пряников:

- Да.

Панкин:

- Это твое мнение. В противовес твоему мнению у меня будет множество комментариев. Не только в противовес, но и в поддержку. Вообще множество комментариев я подготовил к этому эфиру. Вопрос для слушателей: возможна ли в современной России революция? Павел, прошу.

Пряников:

- Да, я считаю, конечно, что Российская империя была империей отсталой. Она, безусловно, относилась к великим державам, но то отставание, о котором говорил Ленин, в 50-70 лет, оно нарастало и не могло быть преодолено силами той царской власти, которая руководила страной. Это, пожалуй, главный фактор. Мы видим, например, рост сверхдержавы, которая потом действительно стала сверхдержавой, - это США. Видим просто впечатляющий рост с середины XIX века по начало ХХ века. И видим, как отставала Россия по сравнению с Америкой. При том, что население России было почти в два раза больше на начало ХХ века. Это 100 миллионов против 170 миллионов. Мы видим, какой рывок совершила Германия. Мы видим, какой рывок совершала уже к тому времени Япония, которая в 1904-1905 годах смогла разбить Российскую империю. И мы видим противоречия, которыми была полна Российская империя и которые не были просто принципиально царской властью преодолены.

Панкин:

- Ты говоришь про Порт-Артур сейчас по поводу Японии?

Пряников:

- Да.

Панкин:

- Но так ли мы проиграли в этом столкновении с японцами?

Пряников:

- Конечно, проиграли. Мы потеряли территории, свои колонии в Маньчжурии – Порт-Артур. Мы отдали половину Сахалина и Курильские острова, мы чудом просто, благодаря Витте, заключив этот Портсмутский мир, не получили еще более позорные условия. Конечно, проиграли. Там была капитуляция.

Панкин:

- То есть ты считаешь, что революция уже витала в воздухе. Но с какого момента?

Пряников:

- Революция, пожалуй, витала в воздухе, я бы сказал, со времен Александра III. Это упущенный шанс, это самое главное – это крестьянский вопрос, который был неразрешим в царской России. Вот главный вопрос, если спрашивать, что было…

Панкин:

- Но крепостное право же отменили, с крепостным правом разобрались много раньше.

Пряников:

- Разобрались. Но мы получили таких два рецидива. Первый – это выкупные платежи, которые до 1906 года шли, которые отнимали у деревни деньги. Отнимали, между прочим, по началу ХХ века это 90 миллионов рублей в год. Это треть денег за хлебный экспорт. Это первое. А второе – это крестьянская община, которая стояла, лежала таким большим бревном на пути проникновения буржуазных отношений в деревню. Это был главный вопрос – крестьянский вопрос.

Панкин:

- Ты считаешь, что у Российской империи вообще не было никаких перспектив? И тот факт, что она… все закончилось революцией – это было предопределено уже?

Пряников:

- Я думаю, да.

Панкин:

- И кто в этом виноват? Николай II?

Пряников:

- Николай II и его ближайшее окружение.

Панкин:

- То есть, если бы не этот император, все было бы гораздо лучше?

Пряников:

- Да. Я думаю, что вторая точка, с которой еще относительно что-то можно было делать, это первая революция 1905-1906 года, когда надо было вводить по-настоящему конституцию, конституционную монархию. Царь должен был от большинства своих полномочий отказаться, передавать постепенно буржуазному правительству. Да, мы получили реформы, но это были частичные реформы. Это Госдума, которая не имела никакого влияния, которую царь каждый раз разгонял, когда она просто поднимала какой-то голос. И совершенно чудовищная система голосования, когда крестьянство, имея 80 % населения, практически не имело представителей в Госдуме. Мы же знаем, там многоступенчатая система голосования. То есть это просто комплекс факторов, на который закрывали глаза царь и его окружение.

Панкин:

- Чем же подкупил тогда Ленин народ?

Пряников:

- Ленин подкупил, во-первых, это уже Февральская революция свершилась, это опять же большая ошибка Временного правительства, что на тот момент стоял еще второй вопрос – вопрос о мире. Потому что Россия, конечно же, не подготовленной вступила в войну. Ленин подкупил тем, что он пообещал разрешить эти два главных вопроса – вопрос о земле и вопрос о мире. Всё, крестьяне получают землю, и страна выходит из войны. Это два главных вопроса, которые увлекли за собой все население. Скорее, даже не то что увлекли, они увлекли активные массы. А население просто пассивно пр