2016-04-13T01:48:32+03:00

Как мы пытались примерить скафандр Гагарина

12 апреля исполнится 55 лет первому полету человека в космос [инфографика, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments2
Вообще скафандров для первого полета человека было изготовлено не меньше четырехВообще скафандров для первого полета человека было изготовлено не меньше четырехФото: ТАСС
Изменить размер текста:

В центре Вашингтона в нескольких сот метрах от Капитолия и от Белого дома в Национальном музее авиации и космонавтики в одной витрине выставлены два скафандра – серый блестящий первого американца, совершившего полет вокруг земли, – Джона Гленна и ярко-оранжевый - Юрия Гагарина. Желтые школьные автобусы каруселью подвозят сюда шумную юную публику. Вход в музей бесплатный.

В национальном музее авиации и космонавтики в Вашингтоне скафандры Джона Гленна и Юрия Гагарина в одной витрине. Фото: Александр МИЛКУС

В национальном музее авиации и космонавтики в Вашингтоне скафандры Джона Гленна и Юрия Гагарина в одной витрине.Фото: Александр МИЛКУС

Я стоял у этой витрины, смотрел на подпись «Космический костюм Гагарина», и до того мне было обидно…

Почти двадцать лет я пишу в «Комсомолке» про космос и космонавтов. Конечно, я знал, что выставленный у американцев скафандр – «не тот». Вернее, не совсем тот – его Юрий Алексеевич надевал на тренировки. А вообще скафандров для первого полета человека было изготовлено не меньше четырех. Для тренировок и для самого невиданного путешествия.

Полетных было два. Один – тот, в котором Гагарин и сел в шарик «Востока». Второй – точно такой же, запасной. На случай если первый порвется или прохудится.

Американцы в 90-х купили на аукционе тренировочный «костюм» Гагарина и выставили его на почетном месте для всеобщего обозрения.

А настоящий, боевой, скафандр Гагарина — тот, в котором он и провел знаменитые 108 минут, - хранится в России. Но видели его за эти 55 лет лишь несколько тысяч счастливчиков.

В бомбоубежище

По пробкам в подмосковный поселок Томилино – около часа. Въезд в научно-производственное предприятие «Звезда» - с пыльной разбитой улицы. По специальному письму на древних отрывных бумажках с разномастными печатями нам выписывают пропуска и с сопровождающим мы подъезжаем к административному зданию. Несколько ступенек вниз, в подвал – бывшее бомбоубежище. За толстенной дверью с массивными запорами словно в подводной лодке – даже не музей - демонстрационный зал. Костюмы, скафандры на манекенах в шеренгах вдоль стен.

Бывший "почтовый ящик" (он же завод №918) разрабатывал авиационно-высотное снаряжение и катапультные кресла. Его специалистам и поручили придумать скафандр для космонавтов.

Я бывал в этом подвале много-много лет назад, когда писал об испытателях «Звезды». Только в середине 90-х годов уже седыми эти замечательные люди получили награды за то, что, рискуя здоровьем, на себе проверяли, выдержит ли человек в скафандре ледяную воду, пустынный зной, стремительные ударные нагрузки, от которых крошатся зубы.

Поэтому сразу от двери я шагнул налево. Там под плексигласовым колпаком он - тот самый – скафандр первого землянина. А рядом — полетный скафандр первой женщины, полетевшей к звездам - Валентины Терешковой, скафандр человека, который первым вышел в открытый космос - Алексея Леонова. Фантастические раритеты!

- Эти три скафандра нам настолько дороги, что мы ни за какие деньги никакому музею их не отдали. Бережем! - говорит у меня за спиной Михаил Николаевич Дудник, ветеран «Звезды», один из конструкторов гагаринского скафандра.

- Я только пришел после института сюда на работу. И первое что мне поручили делать как молодому конструктору – спроектировать клапан дыхания скафандра для кораблей «Восток», - он показывает пальцем на кругляшок под шлемом. - Этот клапан автоматически открывается, когда кончается запас кислорода во время приземления на парашюте. Понятно, если космонавт в сознании – он откроет стекло шлема. Но тогда же не знали, в каком состоянии вернется человек. Боялись, что потеряет сознание, а то и с ума сойдет. Поэтому клапан должен был подавать воздух даже если человек без сознания попадет в воду. Мы его сделали по типу чернильницы-непроливашки.

Я слушаю Михаила Николаевича и его коллегу Владимира Владимира Ушинина и у меня закипает мозг. Я знаю, конечно, в какие невероятно короткие сроки удалось подготовить советскую пилотируемую программу. Но каждый раз, когда погружаешься в детали, находится только одно слово для описания того, что происходило уже больше полувека назад, — невероятно!

- Скафандр мы начали разрабатывать в 1959-ом году. Были даже сделаны действующие макеты, - вспоминает Владимир Владимирович. - А потом нам сообщили: принято решение, что космонавты полетят без скафандров, так как они тяжелые и в корабле для них не хватает веса. Там же не только сам скафандр был, но и запас кислорода, оборудование. Тогда мы начали разрабатывать морской костюм. Если космонавт приводнится, он должен был остаться жив и несколько часов провести в воде. Мало того, в костюме была и теплозащита — на случай, если он окажется в безлюдной местности.

А потом летом 1960 года к нам на предприятие приехал Королев. Я отчетливо помню совещание, которое он проводил. Он сказал: должен быть скафандр, сколько вам надо веса – столько будет. Так вот - скафандр в котором Гагарин летал, мы начали делать в конце лета, а к концу года он уже был разработан.

Я переспрашиваю:

- За пять месяцев?

- Да жуть какая-то! - соглашается конструктор. - Неправдоподобные сроки!

Конечно, космический скафандр не разрабатывали на пустом месте. На заводе проектировали скафандры для летчиков. Здесь работали самые опытные советские ученые - знатоки систем жизнеобеспечения.

- А есть принципиальные различия между космическим скафандром и скафандром для летчиков? - спрашиваю Ушинина.

- Принципиальных – нет. Есть специальные требования. Космонавты просто сидят в нем в кабине – взлетают и садятся. А пилот в скафандре должен управлять самолетом. Он должен катапультироваться на большой скорости, выдерживать нагрузку.

- Но и Гагарин катапультировался!

- На меньшей скорости! Сначала же спускаемый аппарат снижался на парашюте, - добавляет Дудник. - Сложность гагаринского скафандра была в том, что в любом положении человек должен быть спасен. Что бы ни случилось. При разгерметизации на орбите, при нарушении газового состава в кабине. Если он попадет в воду, он не должен был захлебнуться, а перевернуться так, чтобы голова была выше воды.

Владимир Ушинин (слева) и Михаил Дудник у макета катапультного кресла, в котором сидел Гагарин во время полета. Фото: Михаил ФРОЛОВ

Владимир Ушинин (слева) и Михаил Дудник у макета катапультного кресла, в котором сидел Гагарин во время полета.Фото: Михаил ФРОЛОВ

Скафандр Гагарина — удивительное даже по нынешним меркам произведение инженерного искусства (см. схему). На Гагарина было надето восемь слоев! Нательное белье. На нем - теплозащитный комбинезон (он как раз «вырос» из морского костюма). Он состоял из трех слоев — два верхних — из шелка, внутри шерстяной ватин и... система вентиляции. По специальным каналам подавался воздух, чтобы космонавт не вспотел и не перегрелся.

Через несколько часов после приземления. На Юрии Алексеевиче тот самый термозащитный костюм. Фото: "КП" Архив

Через несколько часов после приземления. На Юрии Алексеевиче тот самый термозащитный костюм.Фото: "КП" Архив

На комбинезон надевался сам скафандр. И он тоже из трех слоев. Внутренний — подкладка. Сверху герметическая оболочка из листовой резины 0,5-0,6 миллиметров. Затем — силовая оболочка с силовой системой , которая не давала скафандру слишком раздуваться, когда в нем повышалось давление..

И только сверху — оранжевая ткань. На «Звезде» ее называют «верхней одеждой». Ее главная задача — быть видной издали. И все! Когда космонавты стали приземляться внутри корабля, от верхнего «гардероба» логично отказались.

И все это фантастическое сооружение со шлемом, ботинками, перчатками весило всего... 23 кг!

Ложка с вкладышем

Я снова зависаю, затрудняясь сформулировать:

- А как же это самое? Выполнение естественных надобностей? Пока доберешься! Между тем ведь известно, что у космонавтов с Гагарина пошла традиция — облегчаться перед стартом у колеса автобуса.

- Все продумано! - откликается Ушинин. - Вот видите две молнии. Нижнюю расстегиваем. Нижнюю часть силовой оболочки расшнуровывам. А на гермоболочке есть так называемый аппендикс. Это ткань, завязанная узлом. Развязываем и — пожалуйста пользуйся ассенизационным устройством. Его сконструировал Александр Васильевич Меньшиков. Это такая штука в виде ложки. Она вставляется под заднюю часть и под переднюю. В ложке — специальный вкладыш. Можно даже по большому ходить. Были придуманы специальные шторочки. Если ложка полная, за веревочки дернул, все загерметизировалось — бери пакетик и выбрасывай. К ложке шела труба вентилятора, которая отсасывала это дело. Помню у нас весь первый цех был завален этими самыми вкладышами.

Потом для скафандра Терешковой сделали женскую модификацию.

Буквы СССР

- Насколько сложно было такое сооружение надевать?

- Один человек справлялся. Наш конструктор Виталий Иванович Сверщик снаряжал Гагарина.

- А после приземления Гагарин сам снял скафандр...

- Ну их же тренировали! Молнии открыл. Ботинки расшнуровал.. Герметичная оболочка сплошная — из нее просто выскользнул.

На всех предполетных фотографиях скафандр Гагарина чист. На послеполетных появляются буквы СССР. С ними связана занятная история. Уже перед самим стартом конструкторы задумались — не попадет ли спустившийся с неба космонавт в оранжевом костюме в переделку? Мало ли как к нему отнесется население. Только ведь недавно — 1 мая 1960-го был сбит американский летчик Гери Пауэрс (кстати, как раз недавно о нем показывали кино «Шпионский мост»).

В комнате, где бригада «Звезды» одевала Юрия Гагарина и его дублёра Германа Титова было шумно, толпилось много народу - члены госкомиссии, министры и конструктора. У Гагарина брали автографы. В общем, суета и суматоха. Пора было садиться в автобус и ехать на старт. Но тут выяснилось, что удостоверение Ю.А. Гагарина - гражданина СССР, находится под термооболочкой скафандра, сразу его не достать. Тогда решили на шлем скафандра нанести надпись "СССР". Это сделал инженер-испытатель и самодеятельный художник Виктор Давидьянц.

«Только когда он слетал, мы поняли, что сделали»

- Вы понимали, что участвуете в исторических событиях? - допытываюсь я у ветеранов.

- Да все буднично было, - говорит Дудник. - Ну приезжали молоденькие лейтенанты. Мы их обмеряли, шили скафандры. Вот сейчас говорят — Гагарин выделялся. Я этого не запомнил. Нормальные ребята, простые.

- Точно, мы не придавали им особого значения, - продолжает Ушинин. - А вот когда Гагарин слетал… Вот тогда мы поняли, что наделали!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

У меня это не умещается в голове. Мы бодро и широко праздновали 50-летие полета Юрия Гагарина. И сейчас, на 55-летие, список торжеств громадный — передачи по телевидению и радио, публикации в интернете и в газетах. Между тем, в стране сохранились два главных раритета, связанные с уникальным событием — полетный скафандр Гагарина и капсула корабля «Восток», на котором он летал и из которого космонавта вынесло катапультное кресло.

Но увидеть обычному человеку их не суждено. Скафандр — как вы уже поняли — в подвале НПП «Звезда». «Восток» - в музее не менее режимного предприятия — ракетно-космической корпорации «Энергия» в подмосковном Королеве.

Нет, особо пытливые знатоки истории космонавтики могут и на «Звезду», и на «Энергию» попасть. Нужно писать письмо начальству предприятий. Желательно, от собственного руководства, собирать группу, арендовать автобус...

Я не понимаю, почему до сих пор эти самые главные вещи, связанные с, наверное, самым главным научным событием XX века, не находятся в общедоступном музее. В Мемориальном музее космонавтики или в павильоне «Космос» на ВДНХ (там сейчас возрождают космическую выставку).

Вот я вижу рядышком — корабль и скафандр. Под большим прозрачным колпаком. И сотни школьников и студентов обходят их со всех сторон. Они понимают, что совершили их дедушки и бабушки. Они хотят продолжать их дела. Они гордятся — Советский Союз, только вышедший из кровопролитной и разрушительной войны, смог построить космодром, смог создать такие устройства, сконструировать ракету и первым запустить в космос человека. Первым! В космос! Вот в таком забавном оранжевом костюме, вот в таком небольшом шарике.

Это же бред, что у каждого космического предприятия у нас свои собственные раритеты, которые они «никогда и никому». Это давно не их собственность (хотя, может быть, с юридической точки зрения, наверное, это и так). Это национальная собственность, всемирная ценность. И может хватит прятать ее по подвалам да секретным залам?

Хочется показать свою роль — пожалуйста, пусть рядом будут таблички «Предоставлено НПП «Звезда».

...Не так давно какой-то умник постирал «верхнюю одежду» скафандра Гагарина. Теперь она блестит как новенькая. А перчатки отстирать не додумались — они настоящие, со следами копоти...

Роcкосмос поздравляет с Днем космонавтики.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр МИЛКУС

 
Читайте также