В мире

Американцы и британцы ничего не могли сказать Чуркину в ответ

Наш нью-йоркский корреспондент Алексей Осипов вспоминает, как воспринимали российского дипломата его зарубежные коллеги, и что значит защищать интересы своей страны во время жестких дипломатических баталий
Саманта Пауэр и Виталий Чуркин во время заседания Совбеза ООН весной 2014 года.

Саманта Пауэр и Виталий Чуркин во время заседания Совбеза ООН весной 2014 года.

Фото: REUTERS

Должность постоянного представителя страны при ООН – вершина карьерной пирамиды для любого дипломата. Кто помнит имена генсеков этой организации? А вот имя постпреда России Виталия Чуркина помнят все. Всегда элегантный, представительный, иногда жесткий, но чаще всего улыбающийся… Уже были получены приглашения на празднование его дня рождения, выбраны подарки и написаны слова поздравлений. А его не стало. За день до 65-летнего юбилея. Подвело сердце. Это только кажется, что он оперировал строгими, хлесткими, отточенными, блестящими, не оставляющих никакого шанса на возражения формулировками. На самом же деле он был добрым и душевным, ценящим хорошую шутку и знающим цену доброму слову. Журналисты, аккредитованные при ООН, знали, что любое заседание с участием Чуркина – это возможность получить урок – как не силой оружия, а силой слова убедить целый мир в правоте принятых или планируемых решений. Наши иностранные коллеги всегда с завистью говорили: «Российские интересы в ООН защищает Чуркин». И он действительно защищал. Ежедневно и ежечасно, долгих 11 лет на передовой мировой дипломатии и за ее кулисами. В Нью-Йорке Чуркина знали все – коллеги-дипломаты и американский истеблишмент, русскоязычные соотечественники и деятели культуры. Казалось, в его ежедневном графике куда больше, чем 24 часа: бесконечные, нередко поздние по времени заседания Совбеза ООН и многочасовые совещания в российской дипмиссии, благотворительные балы и художественные выставки… А мы наблюдали, цитировали и гордились. И прятали улыбки, когда он, ни на что не взирая, в очередной раз изящными формулировками «укладывал на лопатки» то американских, то британских постпредов. Те всегда признавали победу, и никогда не брали ответного слова. Его не стало на посту. На боевом посту. Штаб-квартира Объединенных Наций – это поле боя. Войны, голод, болезни - вся квинтэссенция страданий мирового человечества кипит там, лишь повышая свой градус. И выдержать этот жар нелегко. Только черствая душа и только каменное сердце его не заметят. А еще мы не успели сказать ему спасибо. За то, что он был, за то, что всегда помогал пишущей братии, за то, что всегда находил для нас время, за то, что был откровенен. За то, что никогда не лгал. И чуть меньше года назад, давая интервью «КП», он откровенно признался, что «… дипломатом не дано быть тому, кто рассчитывает на легкую, красивую жизнь».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Виталия Чуркина могли довести до инфаркта американские журналисты

Наш корреспондент в Нью-Йорке пытается разобраться в причинах скоропостижной смерти выдающегося дипломата, представителя России в ООН (подробности)

Так говорил Виталий Чуркин

Постпред России в ООН Виталий Чуркин умер, не дожив всего сутки до своего 65-летия. Как сообщили в МИДе, Виталий Иванович, "ушел из жизни на рабочем посту". Коллеги вспоминают Чуркина как блестящего дипломата. И очень остроумного и интеллигентного собеседника. Мы вспомнили самые яркие высказывания Виталия Ивановича. (подробности)