В мире6 сентября 2017 1:00

Как Мадуро оказался хитрее Януковича

Спецкор «Комсомолки» Владимир Ворсобин отправился в Венесуэлу, чтоб понять, почему социалистический рай Чавеса докатился до Майдана. И ждет помощи лишь от России
Президент Венесуэлы Николас Мадуро

Президент Венесуэлы Николас Мадуро

Фото: REUTERS

«ТАК НЕ БЫВАЕТ!»

Назойливость - главная добродетель журналиста. Венесуэльские власти все-таки обнаружили нас.

Чтобы напроситься на интервью с президентом Николасом Мадуро, мы сколотили бродячий театр двух актеров. Конферансье - собкор «КП» в Венесуэле Сергей Новиков. Знает венесуэльский испанский, а потому в разговорах с местными чиновниками бешено жестикулирует, а говоря о Путине (как о главном читателе «КП»), многозначительно подмигивает. Я исполняю роль очень важного, но немого московского гостя, который не говорит, но все понимает. По условному сигналу я включаюсь: кланяюсь, улыбаюсь, киваю и говорю «перфекто» (прекрасно) и «грасиас» (спасибо).

Нас обнадеживали слухи о скором визите президента Венесуэлы в Москву, и логика подсказывала - интервью самой большой газете России весьма кстати обеим сторонам - нам и Мадуро.

Так же думали и в посольстве России в Венесуэле. Сам посол Владимир Заемский отправил в венесуэльское правительство официальную ноту, с просьбой дать интервью «КП» (российские дипломаты, кстати, нас и потом выручали, за что им огромное человеческое спасибо - В.В)

Район трущоб «Петаре» самый большой на континенте район самостроя размером в полтора Новосибирска

Район трущоб «Петаре» самый большой на континенте район самостроя размером в полтора Новосибирска

Фото: Владимир ВОРСОБИН

И Венесуэла согласилась.

Министр связи и информации Эрнесто Вельегас назначил нам ознакомительную аудиенцию…

- Что-то идет не так! - вдруг забеспокоился Сергей. - Так в Венесуэле не бывает. Подозрительно гладко.

Забегая вперед: Новиков окажется чудовищно прав. Потом, в ослепительном президентском дворце, уставший от приключений он, закаленный каракасец, не поверит своим глазам, заявит «Так не бывает!!!» и перекрестится.

Но это будет только потом…

МАДУРО ХИТРЕЕ ЯНУКОВИЧА

В Каракасе я открыл для себя еще одно историческое правило: если одному правителю слишком везет, то на его преемника все несчастья сваливаются сразу.

При Уго Чавесе нефть стоила 100 долларов за баррель, что позволило ему «озолотить» страну и просидеть три президентских срока.

История цинична. С ее точки зрения Чавес скончался удивительно вовремя. Мировые цены на нефть рухнули в половину - но это полбеды. После правления подполковника-харизматика, часами державшего своими зажигательными речами всю страну у телевизора, пришел соратник c печальным лицом, экс-глава МИД (и бывший водитель автобуса) Николас Мадуро.

Именно ему пришлось пожинать плоды блистательного правления Уго, оставившего свою страну почти без промышленности и сельского хозяйства. Все держалось на импорте за нефтедоллары. Но как только они закончились, экономика рухнула.

Очереди в магазинах, бешенный рост цен и главное - отсутствие магии Чавеса - быстро превратили Венесуэлу в Украину образца 2013 года во главе с Януковичем. В последний год в Каракасе шел такой кровавый Майдан, что казалось - Мадуро не устоит.

Каракас трясло от взрывов, он задыхался от слезоточивого газа. Размеры противостояния были настолько титанические, что оппозиция собирала на площадях до миллиона разочарованных в «чавизме» демонстрантов.

Власть бросала в бой последние резервы, пытаясь выиграть время. (Благо Россия не торопила с возвратом госдолга 2,2 миллиардов долларов, и Каракас прекратил выплаты) Почти все валютные запасы были израсходованы на раздачу продовольствия бедным. За счет государства были отремонтированы лавки, которые разгромили восставшие (чтоб задобрить средний класс).

И Мадуро добился своего. Оппозиционный парламент страны был нейтрализован и фактически распущен, его функции перешли к Учредительному собранию, в выборах которого противники Мадуро не участвовали. И пусть весь город заклеен фотографиями погибших на площади Альтамира, впечатление - Мадуро оказался хитрее Януковича, вчистую обыграл проамериканскую оппозицию, и выполнил свое обещание - установил в Каракасе мир.

Как?

Очень просто.

Перспектива перемен никому не нужна

Перспектива перемен никому не нужна

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ПОРЯДОК ПО-ВЕНЕСУЭЛЬСКИ

Мы в сердце Венесуэлы. Охрана нервничает. Ребята в отличие от нас, блаженных, понимают - как они рискуют. Поэтому держатся за пистолеты, торопят нас, а мы неспешно бродим по району как аппетитные рождественские индейки - с фотоаппаратами, телефонами, часами, кольцами. Район трущоб «Петаре» самый большой на континенте район самостроя размером в полтора Новосибирска - два миллиона человек. Так живет половина страны - простые работяги, нищие и бандиты.

В Петаре нет закона, и в этом вся его прелесть. Лачуги не продаются не покупаются - уголовники в случае необходимости выкидывают из домов на улицу слабых. Здесь почти нет грабежей и нападений - взять с местных давно нечего, а человек в часах или золотой цепочке не зайдет сюда по доброй воле никогда. Сюда свозятся «на хранение» похищенные заложники со всего города, благо полицейские патрули заезжают сюда только днем. Хотя смысла мало. Если они осмелятся кого-то арестовать, то полицейский участок сожгут. А раненых отвезут в знаменитую петарскую больницу, где обычно латают участников городских перестрелок.

Так поддерживается народное венесуэльское равновесие - в Каракасе, например, почти нет ГАИ, но на дорогах водители ездят очень осторожно и дисциплинировано стоят на светофорах - потому что пистолет «Глок» на рынке продают за 600 долларов, и дорожный конфликт - лишние дырки в машине и голове…Да и местные полицейские к реальности приспособились…

Как шутит по телевизору местный Задорнов: «Знакомые уехали в Канаду, и заскучали. Грустно в Канаде. Зато мы в Венесуэле весело живем. Вчера мою старую мамашу ограбили, фингал поставили (зрители смеются). И машину угнали. (хохот) Пошли подавать заявление, а там сидит полицейский, который нас и ограбил. (аплодисменты)»

И, как ни странно, в этих венесуэльских порядках и таился секрет устойчивости режима Чавеса и Мадуро.

Нанятые нами телохранителями действующие офицеры полиции в штатском, (мы все-таки решили избежать полугодовой экскурсии по подвалам Петар) попытались это как-то объяснить…Но мало времени (офицеры безустанно делали странные перебежки, и вдруг вставали, как суслики у норки, всматриваясь в подворотни). А картина вырисовывалась следующая.

Из попытки буржуазного переворота 2002 года, когда Чавеса чуть не свергли, Уго сделал выводы. Из России пришла первая партия стрелкового оружия, на местах организованы комитеты «чавистов» по поддержке революции - «колективос». В стране официально начали раскручивать идею, что во всех бедах виноваты богатые. Что в богатых кварталах и таится зло. Ограбить коттедж, или раздеть «мажора» стало уважаемой в народе доблестью.

Ну а так как венесуэльцы исторически склонны к грабежам (когда-то страна была вотчиной пиратов), «колективос» быстро превратились в молодежные преступные шайки, во главе которых стояли или уважаемый партбосс или скромный режиссер провинциального театра.

Трущебы Каракаса. Фото: Сергей Новиков

Трущебы Каракаса. Фото: Сергей Новиков

«Комитеты» обложили данью бизнес, но не так «благородно», как русские «крышевальщики» 90-х. Предприниматель не покупал защиту от других негодяев, у него просто отнимались деньги. Полицейские попытались обуздать разгулявшуюся преступность, но при попытке взять главарей лишился, например, своей должности министр МВД…

Когда Лукашенко прибыл с визитом в Венесуэлу, говорят, он через своего посла попытался намекнуть Чавесу, что с преступностью надо что-то делать (Батька предложил помощь правоохранителям), но Уго только вспылил - дескать, он в этом деле даже Кастро не слушает, наше суверенное дело! В итоге «экспроприация» наконец-то добила бившийся в агонии, ненужный Чавесу средний бизнес.

И выстроилась скрепляющая страну система. У армии свой бизнес, у полиции - свой. Бандиты, чей арсенал уступает только вооруженных силам - тоже при деле («колективос» всерьез рассматривается как резерв армии в случае вторжения, а потому их главари неприкасаемы).

В Петаре нет закона, и в этом вся его прелесть

В Петаре нет закона, и в этом вся его прелесть

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Перспектива перемен никому не нужна. Потому Майдан и был обречен на провал. Силовики не предали Мадуро, а бандиты - народные герои улиц - поддержали революцию, постреляв демонстрантов.

Впрочем, говорят, и Майдан играл по тем же правилам - выставив против бандитов своих уголовников - наемников с каракаских подворотен…

И Майдан, кстати, не побежден. До сих пор не вытравлен идеологически.

Но и тут Мадуро выигрывает.

И ТУТ БАНДЕРОВЦЫ...

Разговор продолжался секунд 30. И оборвался внезапно.

- Он был на киевском Майдане?!– ласково посмотрел на меня главный пропагандист страны, министр связи и информации Эрнесто Вельегас, когда Новиков, судя по жестикуляции, привычно описывал мою биографию.

Министр связи и информации Эрнесто Вельегас и Владимир Ворсобин. Фото: Сергей Новиков

Министр связи и информации Эрнесто Вельегас и Владимир Ворсобин. Фото: Сергей Новиков

- На обоих Майданах– в 2003-м и 2014-м - киваю, - А еще на беспорядках в Бешкеке, Тбилиси, Батуми, Минске…

- Хорошо, - кивнул министр. - Очень хорошо.

И шепнул что-то помощнице.

Через минуту в кабинет ворвалась толпа людей с видеокамерами. Меня усадили в кресло. Выставили свет.

Министр опять ласково заговорил.

- Он спрашивает, видел ли ты на Майдане фашистов? - говорит Сергей.

– Он имеет в виду националистов? - задумываюсь. - Да всяких я там видел… Серег, что здесь вообще происходит?!

– Министр говорит, что перед интервью с Мадуро тебе надо попасть в их телевизор и рассказать что-нибудь жуткое о Майдане, - вздыхает Сергей. - Выкручивайся. Интервью записали в режиме блиц. Меня спросили - что произошло с Украиной после Майдана. (ответил объективно - война на Донбассе, потеря территорий). Насколько беспорядки были ужасны? (да, ужасны, как и все революции) И похожи ли события в Каракасе и Киеве? (да, похожи). И потом понял - хорошие ребята, профессионалы. Красиво. Сказал-то я чистую правду, но без подробностей она обычно превращается в полуправду, а при хорошей редактуре - в пропаганду. Министр был доволен.

- Перфекто! - сиял министр.

- Слушай, - нервно шепчу Новикову. - Откуда фашисты?

- Ты что! - усмехается, - Это сейчас главная фишка.

- И тут бандеровцы?!

Министр сказал, что перед интервью с Мадуро надо попасть в их телевизор

Министр сказал, что перед интервью с Мадуро надо попасть в их телевизор

Фото: Twitter.com

- Хуже! Фашист - Трамп. И только поэтому ненавидит Венесуэлу. Сейчас местное телевидение учит: американские империалисты - на самом деле нацисты, а значит, те кто выходит на улицы против Мадуро приспешники Гитлера. Публикуются доказательства… Ошалело жму руку гениальному Вельегесу, предчувствуя, что завтра окажусь в передаче местного Киселева и проснусь знаменитым. Министр радостно хлопает по плечу.

- Говорит, что перед интервью есть еще одна задача - понравится президенту. - с усмешкой переводит Сергей.

- Кто из вас издевается? - спрашиваю.

- Он! - улыбается напарник. - Завтра на пресс-конференции задаем президенту вопрос, знакомимся. Мадуро хочет на тебя посмотреть…

Часть 1, часть 2, часть 4.

«Социалистический рай» Чавеса на грани майдана: репортаж «КП» из Венесуэлы
Наш спецкор Владимир Ворсобин отправился в Венесуэлу, чтобы понять - как страна с самыми большими запасами нефти оказалась на грани нищеты

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Социалистический рай» Чавеса на грани майдана и ждет помощи от России

Наш спецкор Владимир Ворсобин отправился в Венесуэлу, чтобы понять, как и почему страна с самыми большими запасами нефти оказалась на грани нищеты. Часть 1

ПРАВИЛО ПЕРВОЕ: НА ПРОГУЛКУ - В БРОНЕВИКЕ И БРОНЕЖИЛЕТЕ

За бронированным стеклом автомобиля проплывала сонная латиноамериканская жизнь, чем-то похожая на какие-нибудь подмосковные Мытищи. Маленькие улочки, на лавочках дремлют старички, зевают таксисты, мамаши, пацанята на самокатах… Ласковое солнце. Район трущоб Петаре. (подробности)

Как страна с самыми большими запасами нефти оказалась на грани нищеты

Первое впечатление от Каракаса - кубинское. Убаюкивающее. Ты идешь сквозь звуки сальсы, бачаты по распаренному жарой городу, словно по прокуренной сигарами Гаване. И вдыхая дивный от отсутствия промышленности воздух, даже как-то внутренне пританцовываешь.

Стены, густо расписанные граффити. В них венесуэльцы достигли совершенства. Че Гевара, Мадуро, усы Боливара, борода Фиделя Кастро, и конечно, первый социалист-революционер Иисус Христос. (подробности)