Звезды

Алена Бабенко: «Со мной и договориться легко, и обмануть легко»

Она могла бы быть балериной или математиком, но судьба распорядилась так, что Алена Бабенко пришла к тому, о чем мечтала и на что почти не надеялась – стала актрисой
Алена Бабенко называет себя уличным ребенком. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Алена Бабенко называет себя уличным ребенком. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Почему она называет себя уличным ребенком? Чем покорила Малкольма Макдауэлла и как провалила пробы у Карена Шахназарова? Чему учит внука? Об этом Алена рассказала Татьяне Устиновой в ток-шоу «Мой герой» (смотрите в среду, 27 сентября, в 13:40 на канале «ТВ Центр»). А пока – эксклюзивные фрагменты беседы телеведущей и актрисы – специально для сайта «КП».

– Вы родились в Кемерово. Что там было интересно для маленькой Алены?

– Для маленькой Алены там интересно было все. В детстве я была цыганенком абсолютным. Крыши, помойки, гаражи. Такая я уличная.

– А чем родители занимались? Почему вы были цыганенком?

– Родители с восьми до пяти были на работе. Кто за мной присматривал? Когда могла – бабушка, когда не могла – никто. Поскольку в школе было легко, уроки были сделаны на продленке, то я сразу шла на улицу, искала себе всяческие интересные занятия. Казаки-разбойники – это было прямо счастье. Потому что рядом были стройка, помойка и каток – мое любимое место. Поскольку папа меня с трех лет поставил на лыжи и на коньки, то я там каталась.

– Я знаю, что вам очень нравилась певица Эдит Пиаф. Откуда она взялась в вашей жизни?

– В Доме культуры, который находился недалеко от нашего дома, показывали старый фильм «Пиаф». И все, это оказалось смертельной инъекцией. Потом я смотрела про нее второй фильм, потом искала информацию, потом с ней пела… Она была близка тем, что тоже была уличная.

– Почему вы поступали в университет на факультет прикладной математики и кибернетики в Томске?

– Я хотела быть артисткой, и мы это дома обсуждали. Но когда заикнулась, что хочу поехать в Москву, разговор был очень короткий: это очень несерьезно, далеко, да и профессия артистки в принципе несерьезная… Тогда я легко и беззаботно попала на факультет математики и физики и тут же сдалась в драмкружок. Правда, там я поняла, что полная бездарность. Мне очень нравилось выступать на сцене. Но где-то внутри понимала, что делаю все не так. И что я, наверное, ошиблась в этом своем желании и мне не следует быть артисткой.

– Вы же в Москву на какие-то киношные пробы ездили, правильно?

– Да. Карен Георгиевич Шахназаров затеялся снимать фильм «Цареубийца». Его ассистентка увидела мои черно-белые фотографии и пригласила на пробы.

– Вы их провалили, эти пробы?

– Успешно провалила. Проба была очень простая. Длинный овальный стол, за ним сидит царская семья. Всего-то нужно было попить чай. Мы сели, тихо сидим. Я думаю: «Как же скучно! Пить чай…» Вскакиваю: «А подайте мне, пожалуйста, печенье!». И это была катастрофа…. Но зато я познакомилась с Малкольмом Макдауэллом. Мы сидели в гримерке, он был с переводчицей. А я даже не знала, кто это – ну, иностранец какой-то. Мне-то всегда казалось, что я скромно себя веду. Но, видимо, это было не так, потому как Макдауэлл мне сказал: «Вас ждет большое будущее, вы – актриса!».

– Вы же тогда уже были замужем?

– Да, я полгода не доучилась в институте, и ринулась в Москву за мужем-режиссером (первый супруг актрисы – Валерий Бабенко. – Прим. ред.). Я не была еще артисткой, просто матерью. Виталий снимал фильмы, и на одном из них я познакомилась с Юлией Ромашиной, женой моего будущего мастера Анатолия Ромашина. И это она меня уговорила поступить на актерский. Так я оказалась в профессии. Случайно.

Актриса Алена Бабенко (Людмила) в спектакле "Поздняя любовь" режиссера Егора Перегудова на сцене театра "Современник". Александр Куров/ТАСС

Актриса Алена Бабенко (Людмила) в спектакле "Поздняя любовь" режиссера Егора Перегудова на сцене театра "Современник". Александр Куров/ТАСС

– Есть ли какой-то рецепт, как попадать к хорошим режиссерам? Рязанов вас снимал, Чухрай снимал в «Водителе для Веры»…

– Это просто счастье, что я попала к Чухраю. Нужно знать Павла Григорьевича: он очень долго и трудно выбирает артистов. Я раз пришла на пробы, два. Потом молчание… Потом третьи пробы. Я же на тот момент попробовала сняться в рекламе. А режиссерам это не нравилось: лицо артистов появлялось на экране много раз в день, и это очень раздражало. И вот как назло меня утвердили. Осталось немного до начала съемок – начинают показывать мою рекламу. И каждый раз Павел Григорьевич говорил: «Видел тебя по телевизору…». И только когда я оказалась в Крыму на съемках, поняла, что точно снимаюсь.

– Что для вас партнер?

– Партнер для меня – идеал, лучше чем я, выше чем я. Он зеркало, в котором я отражаюсь. Я должна научиться его слышать. Оттолкнувшись правильно от партнера, ты можешь совершенно по-другому зазвучать.

"Водитель для Веры"

"Водитель для Веры"

Фото: кадр из фильма

– А в жизни вы какой партнер?

– Прекрасный. Живой. (Смеется).

– С вами легко договориться?

– Договориться легко. Обмануть легко. Увлечь, расстроить легко, если я только не упрусь.

– Ваш сын чем занимается сейчас?

– Мой сын оператор, окончил курс Вадима Ивановича Юсова. У него есть жена Саломея и сын Теодор.

– Какой он, ваш внук?

– Творческий – это несомненно. Он со мной первую песню спел – мы, слава богу, успели это снять на видео.

– А вы будете говорить Теодору: «Не ходи в артисты»?

– Конечно, я ж нормальный человек, здоровый.

– Что такого в вашей профессии притягательно с одной стороны и невыносимого с другой?

– Притягательное – через эту профессию я узнаю, кто я. Она мне дает возможность познакомиться с таким количеством людей, полюбить их – чего в моей природе нет, я не человеколюб вообще – и понять, что у меня просто распахивается сердце. А ужасно то, что приходится очень много работать. Я такая ленивая! Я лежала бы на кровати, смотрела кино, читала книжки, гуляла бы с Теодором, занималась спортом, путешествовала бы. Но вот на это катастрофически не хватает времени.