2017-10-27T21:15:08+03:00

Американцев с детства учат доносить друг на друга

Лучшие «стукачи» полиции в США - сантехники и школьники
Поделиться:
Комментарии: comments33
Во время правления администрации Джорджа Буша появился целый ряд программ слежки за гражданами.Во время правления администрации Джорджа Буша появился целый ряд программ слежки за гражданами.Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

Многим нашим соотечественникам кажется, что феномен массовго доносительства появился только в «проклятом СССР». Но, оказывается, что и на «благословенном Западе» это явление всегда было распространено и остается популярным до сих пор. В США вышла книга с подробной историей развития стукачества в Америке - «Гражданские шпионы: долгая история американского общества слежки» (Citizen Spies: The Long Rise of America's Surveillance Society, автор Джошуа Ривз).

В своем труде Ривз подробно показывает, как сейчас используются методы контроля над населением с помощью постоянного доносительства. За долгие годы в США сформировалась настоящая культура помощи полиции и правоохранительным органам, подкрепленная прекрасными лозунгами о патриотизме и гражданском долге. Этот увлекательный рассказ можно смело рекомендовать как любителям теории «Большого брата наблюдает за тобой», так и всем «защитникам демократии», превозносящим свободные ценности Запада. С разрешения издательства «Комсомолка» публикует отрывки из книги.

ПАВЛИК МОРОЗОВ ПО-АМЕРИКАНСКИ

Исследователи Ричард Эриксон и Кевин Хаггерти утверждают, что существует «очень тонкая грань между тем, как полицейские проводят пропагандистскую работу в школе, и реальной вербовкой информаторов среди детей». Хотя офицеры правоохранительных органов заявляют, что они не занимаются привлечением учащихся, граница между «активной вербовкой» и агитацией в пользу доноса, которая широко используется в различных программах, весьма размыта, а во многих случаях она вообще исчезает. Например, в штате Джорджия девятилетний участник программы по противодействию наркотиков позвонил полицейским и сообщил, что нашел небольшой пакетик с гашишем, спрятанный в спальнеродителей. Полицейские пришли к нему домой и арестовали отца, продержав его за решеткой три месяца. Отчаявшийся ребенок потом заявил: «В школе нам говорили, что если мы когда-либо увидим наркотики, то должны позвонить 911, потому что людям, которые их употребляют, нужна помощь … Я думал, что полиция приедет забрать наркотики и скажет папе и маме, что наркотики это зло. Но они никогда не говорили, что арестуют моих родных…».

Дети часто заявляли в полицию, не думая о последствиях своих действий. Например, в 2010 году в штате Северная Каролина пятиклассник во время выступления офицеров наркоконтроля был настолько испуган, что после занятия подошел к ним и сознался: родители иногда любят «дунуть». Когда полиция арестовала отца и мать мальчика, его вместе с братом изъяли из семьи социальные службы.

И это не единичные случаи.

АНТИТЕРРОР С ВАНТУЗОМ В РУКАХ

Во время правления администрации Джорджа Буша появился целый ряд программ слежки за гражданами. Летом 2002 года президент США запустил «Операцию ТИПС» (Система сбора информации о терроризме). Важная роль в программе отводилась специалистам, имеющим доступ в дома американцев — разносчикам еды, слесарям и представителям других рабочих профессий. Им было поручено высматривать признаки террористической деятельности.

«Операция ТИПС» просуществовала весьма короткий период. Одним из инициаторов прекращения такой широкомасштабной был республиканец Дик Арми, который заявил: «Это унизительно, что граждан США превращают в доносчиков, они не будут шпионить друг за другом». Тем не менее, в последующее десятилетие в США было принято несколько других схожих программ слежки.

Критикуя инициативы Обамы в области слежки, Американский союз защиты гражданских свобод (ACLU) заявил, что во время войны с терроризмом «всех — наших соседей, служащих, лавочников, участковых подталкивают к тому, чтобы помогать шпионить друг за другом». Вооруженные лозунгами, многие американцы произвели горы сообщений, которые хорошо продемонстрировали как далеко может зайти общественная подозрительность в эру тотальной национальной безопасности. Ежедневно антитеррористические ведомства США получают от восьми до 10 тысяч различных сообщений от граждан. В этих донесениях были данные о 40 предполагаемых терактах в день. В 2013 году ACLU исследовал несколько сообщений о подозрительной активности, которые поступили в Лос-Анджелесский объединенный региональный разведывательный центр. Вердикт — подавляющее большинство подобной информации просто бесполезно (а во многих случаях и вредно) для антитеррористической деятельности. Вот примеры некоторых сообщений:

- подозрительный человек с внешностью выходца с Ближнего Востока, купил несколько больших коробок с бутылками воды;

- слова «к черту правительство» были написаны на парапете дороги, ведущей к Международному аэропорту Сакраменто;

- женщина фотографировала здание почты в городе Фолсоме сегодня утром; она села в Мазду 5 серебряного цвета на пассажирское (!) место;

- отчет полицейского сержанта, который информировал о подозрительном соседе: «долго присматривался к дому напротив, в котором живет весьма недружелюбный врач с Ближнего Востока», других подозрительных моментов не было.

Неудивительно, что, по оценкам ACLU, подобные данные не помогли предотвратить ни одного теракта.

НЕ МОЖЕШЬ ПОЙМАТЬ ИСЛАМИСТА — ВЫРАСТИ ЕГО САМ

Во многих случаях граница между настоящим терроризмом и операциями во благо национальной безопасности весьма размыта. Исследователи доказали, что многие из раскрытых заговоров были инициированы и организованы агентами ФБР, работающими под прикрытием. С 11 сентября 2011 года почти половина из 500 обвинительных приговоров по статьям, связанных с терроризмом, была вынесена по делам с участием таких внедренных агентов. С того момента, как борьба с терроризмом стала приоритетом деятельности ФБР, число его сотрудников, работающих под прикрытием, превысило 15 тысяч — в 10 раз больше чем в 1975 году. Маскируясь под предпринимателей, получателей социальных пособий, прихожан церквей и мечетей, священников, журналистов, ФБРовцы зачастую сами создают террористов, которых они могут контролировать и отслеживать. Почти в половине террористических дел, ведущихся ФБР, агенты и их платные информаторы вербовали «террористов», финансировали заговоры, предлагали на выбор цели и методы атак и часто даже поставляли оружие.

По сути, ФБР занимается производством терроризма: они находят впечатлительного человека, который «пока не вовлечен в терроризм», но которого путем уговоров, лести, подкупа и принуждения можно убедить участвовать в подготовленном нападении.

Такая домашняя «фабрика» террористов демонстрирует, как традиционные правила работы спецслужб видоизменилась и вышла из-под контроля.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Антон ФОКИН

 
Читайте также