2018-09-06T23:45:40+03:00

ГРОМкое дело: как молния выбирает жертву?

Разбираемся вместе с физиком Александром Костинским
Поделиться:
Комментарии: comments6
ГРОМкое дело: как молния выбирает жертву?ГРОМкое дело: как молния выбирает жертву?
Изменить размер текста:

Баченина:

- Гром и молния! Мы сегодня будем говорить о громе, о молнии. Конечно, о молнии. В моем сознании молнии без грома не бывает. Я сейчас все выясню. И мы пригласили для этого в студию кандидата физико-математических наук, заместителя директора Московского института электроники и математики ВШЭ Александра Костинского.

Констинский:

- Здравствуйте! Спасибо, что пригласили.

Баченина:

- Я, когда готовилась, первый вопрос, который возник, неужели так важно изучать молнию? Вот вы недавно на конференцию в Японию аж летали! Заголовки: «Самая большая загадка науки» и так далее. Что в ней такого, что мы вокруг нее пляшем? Точнее, вы, ученые.

Констинский:

- У вас два вопроса. Про загадки. И первый, почему важно. Важность молний осознают все, потому что это просто защита твоей дачи, дома, самолета и жизни. Молния – это самое частое опасное явление в мире, как ни странно. Обычно про молнии рассказывают, когда есть какая-то уж очень страшная история. Но вот мы с вами разговариваем, а каждую секунду сто раз на земле происходят молнии. Приблизительно шесть раз на расстоянии километра бьет молния в среднем в наших широтах. А это означает, что все здания и сооружения потенциально, особенно высокие, подвержены опасности.

Опасность какая? Для человека и животных прямое попадание молнии – это смерть. Известны случаи, когда погибало до сотни животных от одной вспышки молний. Это в основном овцы, потому что они стадные животные. Они во время грозы сбиваются вокруг вожака. Животные, как и люди, хотят спрятаться под деревьями. И часто в поле одинокое дерево. И был случай, когда ударила молния, довольно мощный разряд. И погибло стол животных за один раз.

Баченина:

- Для меня молния – это точечно ювелирно бьющее во что-то одно. Тонко и звонко. А тут отара овец!

Констинский:

- Молния – это очень высоковольтный, то есть, напряжение молнии оценивается 50-100 мегавольт. Миллионов вольт. Токи молнии во время главного удара – это от 30 до 300 килоампер. И если еще земля имеет большое сопротивление, то ток не уходит сразу в землю, он растекается.

Баченина:

- В нашей обычной с вами розетке, друзья мои, 4 с половиной ампера. И сравните. И 220 вольт.

Констинский:

- Которые тоже могут убить. И совать туда пальцы не нужно.

Баченина:

- Всю жизнь меня бьет током.

Констинский:

- Слава богу, не молния.

Баченина:

- Меня било так!

Констинский:

- То же самое для людей. Ток растекается, потенциал большой. Если грунт имеет большое сопротивление, ток не может сразу уйти..

Баченина:

- Каменная почва?

Констинский:

- Специально для этого заземления глубоко делают. Это специальное дело. Нельзя сказать, что это очень сложно, но это сложно. И лучше, чтобы это делали ученые.

Баченина:

- На дачах лучше к специалистам, да?

Констинский:

- Конечно. Если вы неправильно сделаете заземление, то вы просто заведете молнию к себе домой.

Баченина:

- Я завела однажды. Поставила машинку стиральную без заземления. Старинная квартира. То ли денег у меня не было, не помню. И однажды я зашла, внимание, между ванной, самым корытом и машинкой. Как меня трясло, друзья! Я как вспомню! Вот вам без заземления.

Констинский:

- К этому надо относиться очень серьезно. Очень многие люди этого не понимают, потому что это событие, чтобы дом сгорел от молнии, это довольно редкое событие. И люди всегда полагаются на авось. Если вы дорожите своим домом, не ставьте над ним большую антенну, если у вас нет защиты. Потому что ровно эта антенна и будет место, куда поднимется разряд. Ведь как поражаются большие сооружения? Например, Останкинская башня. Грозовое облако подходит к высотному сооружению. И своим электрическим зарядом наводит очень большой потенциал, достаточный для того, чтобы с Останкинской башни родилась восходящая вверх маленькая молния, которая, попав в грозовое облако, порождает уже настоящую молнию.

Баченина:

- Подходит, значит, облако. Напитывает вот эту нашу иглу. Игла впитывает, потом уже некуда. И как стрельнет! А ей в ответ: на! И вот понеслось.

Констинский:

- Можно и так сказать. И понеслось! И так несется примерно 30 раз в году.

Баченина:

- А самолеты?

Констинский:

- Это более опасно. Если вы в здании находитесь, то вы защищены более или менее во время дождя. Этот ток, скорее всего, растечется. Может, и подожжет здание, но вы можете убежать. А если авария в самолете… Были такие крупные аварии в начале, когда молния поджигала бензобаки. И гибли все люди. Научились защищать это.

Вообще, если взять пассажирский самолет, который в среднем летает три тысячи часов в год, то в него один раз в год бьет молния. Не точно, что в него бьет, потому что самолет, как и высотная башня, порождает молнию сам. Средний самолет 40-50 метров в длину, а башня 500 метров. Почему так? Дело в том, что башня далеко от облака, а самолет прямо к облаку подлетает. И на него наводится такой же большой потенциал, который может порождать, как говорят ученые, тот самый «лидер», который порождает молнию.

Баченина:

- Почему машина защищена от молнии? Говорят, во время грозы сидите, не высовывайтесь. А самолет нет.

Констинский:

- Если вы внутри самолета, когда в него бьет молния, ничего не происходит. Потому что там нет разности потенциала. Он получает большой потенциал от молнии, разность потенциалов есть, вообще, но она небольшая. А внутри самолета почти нет. Так же, как и внутри автомобиля. Это своеобразная клетка Фарадея, которая защищает. Но приборы на самолете, стекла или, не дай бог, попадет в двигатель или в бензобак, вот они не защищены. И этот ток может породить аварию. Более того, каждый удар молнии, если он зафиксирован экипажем, самолет должен останавливаться внизу. Его должны осматривать, что не причинены какие-то, какой-то большой вред самолету.

Баченина:

- А где взять второй потенциал? Просто вы говорите, что машина с одним потенциалом, в розетке два. Это знает каждый, даже если не понимает о чем речь. Поэтому ток и бегает между двумя разницами. А у нас в самолете один, в машине один. А где взять второй?

Констинский:

- Нет. Когда у вас та же молния, мы же говорили, что она поражала животных, то когда у вас растекается ток, то у него есть сопротивление.

Баченина:

- Земля, например.

Констинский:

- Да. И разность потенциалов, если у вас большое сопротивление, она возникает из-за того, что именно она толкает ток. Поэтому если между вашими двумя ногами уже будет разность потенциалов. Потому что вы не металл. И эта разность будет… Почему говорят: шаговое напряжение? Почему в грозу, если вы попали в поле, ни в коем случае не надо прятаться под деревом?

Баченина:

- Если во время грозы вы находитесь в поле, ни машины, ни квартиры, ни дачи, то что надо сделать? Поле гладкое. Ты как Останкинская телебашня.

Констинский:

- Не совсем. Наведенный заряд зависит от высоты. Останкинская башня 500 метров, а мы всего не больше двух. Поэтому это не так страшно. А вот страшно прятаться под высокими деревьями, потому что если на поле есть дерево, то так же, как и на Останкинской башне, приближающийся разряд молнии заставит именно с высотного сооружения или с дерева в данном случае подняться восходящему «лидеру» - такому маленькому разряду, маленькой молнии. Есть очень высокая вероятность, что он перехватит молнию. И разряд ударит сюда. Поэтому вам лучше вымокнуть, свернуться калачиком и полежать, но вы останетесь живой. И боже упаси купаться в море в грозу.

Баченина:

- Был же ужас и кошмар. Подростка убило. Он не хотел выходить из воды. Ведь в дождь так тепло купаться!

Констинский:

- Вода проводящая. И даже если не в вас попадет молния, а на расстоянии до ста метров, когда она растекается, то там есть потенциал. Вода еще хуже.

Баченина:

- Тогда убьет точно?

Констинский:

- Это на каком расстоянии. Но тряханет точно.

Баченина:

- Я не совсем понимаю. Стою под деревом во время грозы. Но я его не трогаю, не обнимаю. Именно фишка в том, что электрический заряд растекается.

Констинский:

- Конечно. Он же большой. Одно дело, когда большой ток течет по проводам. А дерево не провод, поэтому ток не может уйти прямо в ствол. И он начинает растекаться. И как он растекается, зависит от того, как там вода. Естественно, разряд идет по воде. По поверхности кроны, ствола. И тех людей, которые там, он может поразить.

Я на второй ваш вопрос не ответил по поводу, что же там чудесного? Я рассказал, вроде все понятно. Высотное сооружение вроде Останкинской башни действует как молниеотвод. Но вот чудесность молнии и ее непредсказуемость, и почему ученые так долго разбираются, что бывает, когда молния сверху спускается, нисходящая молния из облака, нисходящий лидер молнии, он может ударить в середине башни. Он идет над башней, но с башни все равно ему навстречу поднимается восходящий лидер. Такая маленькая восходящая молния. А разряд бьет вплоть до середины башни. Известные разряды, по-моему, 340 или 360 метров от земли в Останкинскую башню, а она 540. Почти в середине.

Баченина:

- И что случается?

Констинский:

- Всякие непредвиденные события. Если так люди работают, то это может быть вплоть до гибели. Поэтому там стоят специальные систему предупреждения.

Баченина:

- Бабуля моя всегда говорила, терпеть не могла! Гроза. Выключаем все телевизоры! Правда, он был один. И она была права? Или это ерунда?

Констинский:

- Не совсем ерунда. Молния, кроме прямого поражения током, у нее есть очень мощный электромагнитный сигнал, электромагнитная волна.

Баченина:

- Мощнее, чем у СВЧ?

Констинский:

- О! Это даже!.. СВЧ – это такая слабая!.. Телефон, басни рассказывают, вот не говорите в грозу по телефону. Это полная ерунда! Мощность телефона три десятых ватта. Это ничего. Мощность СВЧ немаленькая. Это киловатт. Но то, что из нее летит – это полная чепуха.

Баченина:

- Телевизор?

Констинский:

- А вот телевизор… Вот электромагнитный сигнал. Есть электромагнитная индукция того же Фарадея, которого мы упоминали. Если у вас изменяется поток магнитного поля через какой-то электрический контур, то в нем наводится довольно большой потенциал. Если у вас мощное изменение. И это мощное изменение может произойти во время грозы. А что такое наш дом? Это контуры электрические. И телеконтур. По крайней мере, телик может с гореть. Ваша бабушка права. Это задокументированный и довольно известный случай, что у вас он просто сгорает во время разряда.

Второе. Лучше, конечно, заземлять. Если у вас есть хорошее заземление, хорошая защита вашего здания, это другой фактор. Сейчас много электроники везде напихано. Например, сейчас существует такое наставление для парусных больших кораблей, которые в море плавают. Они же тоже попадают в грозу.

Баченина:

- И одинокие.

Констинский:

- Да. Это некоторая особая задача. Тут ты не уберешь мачты с корабля. И там есть специальные наставления. Они все сотовые телефоны и электронику засовывают в отключенную печку СВЧ.

Баченина:

- Про корабли. А до подлодки не достанет?

Констинский:

- Подлодка как самолет. До нее сильно не достанет, потому что они там на каких-то глубинах. Даже десять метров, у вас растечется ток. И это не страшно. Но она как самолет. В нем же тоже ничего не происходит. Если подводная ложка всплыла, в нее стукнуло, это может быть что-то такое. А под водой ничего не будет.

Баченина:

- А форма молнии? По красоте неописуемое природное явление, конечно. Какой зигзаг классический? Там и полосочки, и неправильные овалы, чего только не получается! А есть эталон молнии?

Констинский:

- Эталона нет. Но если вы возьмете и найдете реальные фотографии молний, посмотрите внимательно, то увидите, что разряд молнии очень часто может возвращаться назад, идти по кругу. Эта картинка молнии, которая у нас в школе нарисована… Она может идти, разворачиваться, причем, несколько раз. Это то, что изучают ученые.

Движение молнии – это движение лидера молнии. Если бы у нас было телевидение, я бы показал. Ученые научились фотографировать молнию. И поняли, а это была первая разгаданная загадка молнии, каким образом молния достигает земли. Оказывается то, что мы видим, мигание молнии, во-первых, мигание – это то, что молния ударила несколько раз. Бывает, что молния до сорока раз бьет. Один за одним следуют удары. И мигание наш глаз разрешает время между разными ударами одной вспышки. Вспышка молнии – это может быть несколько ударов. В наших широтах обычно четыре. Бывает, что и один удар молнии. И каждый удар – это большой ток.

Баченина:

- Гром же всегда до молнии?

Констинский:

- Нет, смотрите…

Баченина:

- И с дождем это всегда или нет?

Констинский:

- Дождь – это проявление грозового электричества. Что такое гром? Когда у вас такой страшный ток, он очень быстро нагревает тонкий канал. И от него идет ударная волна, которая превращается в звуковую. Гром всегда сопровождает молнию. Это свойство канала молнии быстро расширяться нагретого канала. У любой молнии есть гром. И если вы искорку возьмете, шокер возьмете. Он зашумит. Это и есть шум расширяющегося газа. Поэтому всегда есть гром. Но гром всегда приходит к нам после молнии. Почему? Скорость звука 340 метров в секунду, а скорость света у нас 3 на 10 в 8-й метров в секунду.

Баченина:

- Быстрее.

Констинский:

- Гораздо. И расстояние до молнии как люди определяют? Мигнуло? И считают секунды. А потом умножают на 340.

Баченина:

- Оказывается, не так все сложно. Но на первый взгляд. А для кого молния опасна? Было сказано, что под деревом не стоять, не бегать, вылезти из воды, зайти в квартиру, не открывать машину. Может, есть четкие характеристики, в кого она бьет больше или сильнее? В женщин, в мужчин, дети, толще, шире, у кого металлические детали в организме есть?

Констинский:

- Это все нет. Для элекрического поля важна величина. Человек обычно где-то. И от того, в кого конкретно попадет молния, человек слишком мал, чтобы она его понимала. Вот высотное сооружение, которое выше 150-200 метров, вот все вышли ретрансляционные, они уже этому подвержены. Высотные сооружения. Вот «Москва-Сити», каждый из домой должен быть хорошо защищен.

А вот, например, сказать, что все понятно, наоборот, я хотел бы рассказать. Что такое разряд молнии, мы знаем. Но до сих пор ученые бьются над вопросом: а как зарождается молния? Мы до сих пор не знаем. Это очень важно. Оказывается, молния зарождается в электрических полях очень слабо по сравнению с тем, как происходят разряды. Мы говорили про шокеры. Или в школе, помните, крутили машинки, эбонитовая палочка. Искорки маленькие. Но чтобы пробить воздух, а он очень хороший изолятор, и чтобы пробить один сантиметр воздуха, нужно 30 тысяч вольт напряжения. Почему высоковольтные линии стоят на улице? Естественная защита воздуха. Это самое дешевое. Воздух – замечательный изолятор. И есть сейчас в России линии до 750 киловольт. И они стоят и работают. Была когда-то в СССР сделана 1150 киловольт. Сейчас китайцы 1000 киловольт, то есть, миллион вольт выдерживает воздух.

Вопрос. А как? У нас же в воздухе, здесь есть электроды. А в облаке их нет. Никаких электродов. И как? На капельках очень небольшой заряд. Как появляется молния? Как она развивается ученые представляют. И то не все. Вот я вам говорил о чудесах, что стоит огромная Останкинская башня, но молния умудряется ударить ей в бок. Она сама себя не защищает. Вот идеальный молниеотвод. И это вопрос довольно сложный. Ученые уже кое-что понимают. Засняли, измерили токи многих разрядов. Ученые запускают специально ракету с длинным проводом в облако, чтобы эту молнию инициировать. Породить, чтобы ее изучать. Расставляют везде приборы, смотрят. Но это то, что до нас долетает: это большой горячий и с большим током канал. Но его же нет изначально. Как он появляется в грозовом облаке? Это одна из удивительных задач, которую ученые не могут решить. А зачем она нужна? Может, мы бы научились разряжать облака?

Баченина:

- Научились бы использовать это дармовое электричество.

Констинский:

- А вот это одно из больших заблуждений. Все грозовое электричество земли, а эта идея была в девятнадцатом веке, о которой вы говорите. Люди думали. Молния – очень эффектное явление. Но энергия очень небольшая. В одном разряде молнии, не знаю, чайник вскипятить. А вот вся электрическая машина земли – это как одна или два больших блока какой-нибудь электростанции. Один-два блока этой Саяно-Шушенской ГЭС, не вся ГЭС, вырабатывает электричество, которое вся машина земли эта электрическая выполняет. Эта идея не нужная. И эту энергию утилизировать сложно и не нужно.

А вот изучения для защиты, это другой вопрос. И, кроме того, последние 25 лет гроза и молния подарили нам новые и неизведанные явления, которые всех удивили. Оказывается, когда происходит мощный разряд молнии, а ученые уже изучили, какой именно, то над облаками вспыхивают огромные разряды. Их называют спрайты.

Баченина:

- О, про них у меня есть вопрос. Эльфы, духи.

Констинский:

- Джеты, гигантские джеты.

Баченина:

- Спрайты, потому что будто выплескивается из бутылки.

Констинский:

- Нет, спрайт – это как наоборот, бутылку назвали. Это дух такой. Это как бы такое волшебное существо. Назвали бутылку спрайта… Дело в том, что они очень большие, эти спрайты. Они могут несколько десятков километров в высоту и десяток в ширину. Огромные разряды над грозовым облаком, даже сдвинутые иногда, то есть, они не прямо над ударом. И вот вспыхивает. Причем, это довольно опасное явление. Оно мешает GPS, радиопередаче. И оно может как-то влиять на космический аппарат.

Баченина:

- Докуда бьет? До стратосферы добивает?

Констинский:

- Нет. Выше гораздо. Эти разряды в мезосфере. На высотах 50-70 километров. Они поднимаются до ста километров. Гигантские джеты поднимаются до таких высот. А эльфы происходят на высотах 100-120 километров.

Баченина:

- Это разные по форме такие грозовые выбросы? Или у них разное качество?

Констинский:

- Та же молния порождает разные электрические явления. Например, эльфы – это в электромагнитном излучении, которое от молнии, оно поднимается на такую высоту, что это электрическое поле в состоянии возбудить свечение. И вот такой бублик растекается свечением – и вот это эльф. А спрайт – там немного другая природа. Там подскакивает электрическое поле. Помните, в школе мы учили, что такое конденсатор? Вот он плюс-минус заряженный. И если вы от него отойдете, то поля практически нет. Они уничтожают друг друга. Но если вы одну обкладку конденсатора быстро разрядите, то у вас как бы на второй обкладке останется заряд. И поле резко подскачет.

Баченина:

- Кто сейчас понял, о чем говорил Александр Юльевич, я вас от всей души поздравляю! Искренне жму вам виртуально руку!

Констинский:

- Подождите. Электрическое поле есть. Вот оно взяло и подпрыгнуло!

Баченина:

- Я верю на слово!

Констинский:

- Из-за этого возникает сильный разряд в атмосфере. Вот это спрайт. Да, были открыты эти гигантские разряды. Более того, некоторые люди специально гоняются, ездят с телескопом.

Баченина:

- Как их открыли? Кто-то поднялся с холма, с горы?

Констинский:

- Знаете, это отдельная очень красивая история. Это был такой отставной ученый, пожилой человек, который у себя на даче занимался и увидел эти спрайты над грозовым облаком. Бывает такая вещь, что на холме он был, а гроза была в долине. И он увидел, как поднимаются разряды над облаком. И он понял, что это такая чудесная вещь, пошел, за свои деньги и деньги университета, он уговорил выделить деньги. Дождался, записал эти разряды и опубликовал статью.

Баченина:

- А он назвал эльф и спрайт?

Констинский:

- Это другие назвали. Он это открыл. Это 90-й год всего лишь.

Баченина:

- Это буквально вчера!

Констинский:

- И это обыкновенная молния!

Баченина:

- А молния всегда смертельна для человека?

Констинский:

- Если прямое попадание, да. Но если вы находились далеко от нее, то вы тоже можете получить сильный удар, ну, сто метров, двести. Вы можете получить сильный удар. Но не умереть. И это считается поражение молнией, которая человека оставила в живых. Но вот если через вас пройдет ток сто килоампер, вы точно живы не останетесь.

Баченина:

- Я поняла. А если я держу кого-то за руку, то через меня тоже пройдет?

Констинский:

- Конечно. Когда электричество открыли, был такой эксперимент: становилась куча людей, человек десять-пятнадцать. Из лейденской банки, это конденсатор по-нашему, один прикасался. И било всех. Они все дергались.

Баченина:

- Веселились!

Констинский:

- Как же! Электричество. Это тогда было непонятно.

Баченина:

- Поэтому надо с собой возить резиновые перчатки.

А шаровая молния? Недавно я прочитала, было опубликовано первое полноценное научное наблюдение шаровой молнии, но и оно вызывает вопросы. У меня есть свои вопросы. Она быстрая или медленная? Какого цвета? Формы? Издает ли звук? Откуда приходит? Куда уходит?

Я никогда ее не видела. Помню ее из фильма Михалкова «Утомленные солнцем». Это жуть, это предчувствие беды!..

Констинский:

- Ученые профессиональные очень осторожно относятся к шаровой молнии. Чтобы вы поняли, насколько это скользкая тема… Ученые привыкли изучать явления, которые повторяются. Или которые можно повторить. Шаровая молния долгое время была только в сведениях очевидцев. Какие-то люди описывали. Кстати, в первой же книжке про молнию научной, которая была написана в начале девятнадцатого века Франсуа Араго, он написал книжку «Молния». В частности, в самой первой книжке про молнию был раздел про шаровую молнию. И там были записаны около трех десяткой свидетельств, которые удивительно похожи на то, что мы слышим сейчас. И, надо сказать, Араго очень хорошо их отобрал. Он выкинул часть фантастических и придуманных. Он был, между прочим, если бы мы сейчас сказали, главой академии наук. Он был академиком французской Академии наук и главой.

История наблюдения шаровой молнии и история научной фиксации большая. Это почти двести лет. Но это все видели какие-то необразованные люди. Ученые долго подвергали сомнению, существует ли она? В начале двадцатого века некоторые ученые считали, что нет шаровой молнии. Что это как бы артефакт в глазах после удара обычной.

Баченина:

- Вспышка.

Констинский:

- Если вы случайно посмотрели на лампочку яркую или на дискотеке вам попал «зайчик» в глаза, и вы глаза закроете, у вас все равно этот «зайчик» бегает. И часть ученых говорила, что вообще нет никакой шаровой молнии. Это такой вот «зайчик».

Второе. Это неповторяемое явление.

Баченина:

- Ее не научились производить?

Констинский:

- Некоторые физические серьезные журналы, например, журнал «Экспериментальная и теоретическая физика» или «Physical Reviev» - ведущий журнал по физике мировой, они просто статью про шаровую молнию не берут. Считалось, что это некоторая такая вещь, про которую не стоит говорить.

Баченина:

- Мистика.

Констинский:

- И вокруг такой замечательной темы собиралось много людей сумасшедших, фриков, которые не критичны. И эта тема, знаете, как есть такой жаргонный термин «испортили поляну». И многие ученые как бы остерегаются про это говорить. И я про это говорю осторожно.

Баченина:

- А как Ломоносов? Он же описал. Его друга убило.

Констинский:

- Его, скорее всего, не шаровой молнией убило, а обыкновенной. Они запускали… То же самое явление, что и Останкинская башня. Что они делали? Они запускали воздушный змей. Если у вас воздушный змей триста метров, а он был металлическим проводом. Они просто на себя вызвали разряд. Может, разряд был такой яркий, но там был один человек, оставшийся в живых. Рихмана убило.

Баченина:

- А Ломоносов остался.

Констинский:

- Ломоносов не принимал участие.

Это было электрическое поражение. Они просто инициировали молнию. Только не ракетой, а змеем. Кстати, не повторяйте никогда.

Но за эти сто лет было несколько замечательных программ изучения шаровой молнии. Были ученые, которые на свою репутацию не то, чтобы наплевали, но сказали, ладно! Есть такое явление! И в журнале «Наука и жизнь» в России такой замечательный ученый Стаханов, они опубликовали опросник: расскажите нам. И оказалось, что многие люди, причем, с высшим образованием, ученые, инженеры видели. Был даже ученый, который снял, взял воздух после прохождения шаровой молнии. Он просто какие-то химические эксперименты делал. И у него была возможность…

Баченина:

- Случайно получилось так.

Констинский:

- По-моему, у него была фамилия Дмитриев.

И уже были достоверные более-менее люди. И когда Стаханов обработал, они сделали второй запрос. Они тем же людям прислали, второй раз попросили, чтобы они написали, чтобы проверить, насколько люди не фантазировали.

Баченина:

- Память.

Констинский:

- Память.

Баченина:

- У нас была программа про память и мозг.

Констинский:

- Знаете, бывает для красного словца не пожалеют и отца.

Баченина:

- И у страха глаза велики.

Констинский:

- И после таких исследований, а это не только у нас, в Америке было такое исследование, в Италии, где ученые занимались.

Баченина:

- И что выяснилось?

Констинский:

- Они выяснили, что явление существует. Что можно сказать о типичных проявлениях этого явления? Начнем с того, а почему ученые так волнуются про эту шаровую молнию? В чем ее самая главная загадка? Не в том, что она шаровая. Дело в том, что получить шаровые разряды не сложно, шаровой формы. Например, если вы в интернете посмотрите короткое замыкание на линии электропередач, оно принимает шаровую форму очень часто. Плазма принимает. Или выключатели включаются на большой электростанции.

Баченина:

- А почему?

Констинский:

- Главная загадка в том, почему он так долго живет. Самая главная загадка шаровой молнии – это долгоживучесть.

Баченина:

- Она летит и летит – это долго живет.

Констинский:

- Конечно. Ученые знают про плазму. Молния – это тоже плазма. Это газ, в котором очень много электронов. И он может быть горячим, холодным. Но если электронов много, это уже не просто газ, а плазма. И в этой плазме известно время жизни. Для холодной столько, для горячей. И вот нет такой плазмы, к которой не подводится ток, которая бы долго жила. А к шаровой молнии не подводится ток.

Баченина:

- Неужели ее никто поймать не может?

Констинский:

- Что значит поймать? Как поймать? Описанных случаев всего несколько тысяч. Как вы ее поймаете? Вот вы ученый. Мимо вас летит шаровая молния. Что вы делаете? Вы можете только описать ее последствия. Многие ученые занимались, например, Петр Леонидович Капица, нобелевский лауреат этим занимался. Многие ставят эту проблему. В последнем обзоре про молнию Юмана и Эдвайера, а это крупные исследователи, а Юман – это всемирно известный ученый, они все равно поставили проблему шаровой молнии в одну из важных загадок. Они рискнули в хорошем журнале про это написать.

Главный вопрос: почему она долго живет? Из-за этого многие инженеры и ученые из других областей придумывают, что там какой-то ядерный реактор, какие-то торсионные поля, не объяснив других свойств молнии. Грубо говоря, «поляну испортили» непрофессионалы, которые приходят сюда.

Баченина:

- А что опаснее? Шаровая или стандартная?

Констинский:

- Конечно, стандартная. Но с шаровой молнией, если вы ее увидите, это тоже проявление электричества. Появляется шаровая молния очень часто после удара линейной молнии. Обычной. Это не во всех случаях, но в восьмидесяти процентов случаев бывало. Некоторые люди касались шаровой молнии. И у них было поражение, будто их ударило током. Были полосы, которые бывают от удара током и так далее. Хотя были люди, которые якобы, по словам, опять же, которые суть ли не погружали в нее руки и их не ударяло.

Баченина:

- Я вас умоляю!

Констинский:

- Дмитриев, который был ученый, когда он измерил воздух, который там есть, состав проверил, там оказались окислы азота. А это проявление электрических явлений. Если вы разряды в воздухе будете делать, появляются окислы азота.

Баченина:

- И о чем это говорит?

Констинский:

- Это говорит о том, что это разряд.

Баченина:

- А откуда он берется?

Констинский:

- Она там пощелкивает. Она светится.

Баченина:

- Она желтая?

Констинский:

- Она разного цвета. Бывает голубая, желтая, она потрескивает.

Баченина:

- А какое поведение должно быть, если рядом со мной появилась шаровая молния?

Констинский:

- Не двигайтесь и стойте спокойно. Попытайтесь от нее уйти.

Баченина:

- Уйти или стоять спокойно?

Констинский:

- Уйти. Но не трогать.

Баченина:

- Спасибо огромное!

ГРОМкое дело: как молния выбирает жертву?

00:00
00:00

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ