2018-10-28T19:05:30+03:00

Основатель группы «Бахыт-Компот» Вадим Степанцов: В школах, как при царе, должен сидеть отставной солдат: озоруешь — линейкой по рукам!

Известный рок-музыкант рассказал «КП», что делать с бунтующей молодежью и как обустроить Россию без войн и революций
Поделиться:
Комментарии: comments22
Основатель группы «Бахыт-Компот» Вадим СтепанцовОснователь группы «Бахыт-Компот» Вадим СтепанцовФото: Людмила СТРИЖНОВА-ВЫСОТСКАЯ
Изменить размер текста:

На носу столетие комсомола, а куда вести нынешних 18-летних — так же не понятно, как в 1918 году. Вернее, они сами идут: кто на митинги циничных оппозиционеров, а кто в АУЕ («арестантский уклад един» — подростковая субкультура, ставящая во главу воровские понятия — прим. Ред.). При этом украинскую молодёжь мы к 2014 году уже потеряли. Кто виноват и как нам не потерять молодёжь российскую — в эфире Радио «Комсомольская Правда» (97.2 FM) рассказал рок-музыкант, основатель группы «Бахыт-Компот» Вадим Степанцов. Который в молодёжной политике — почти что эксперт: одна из самых известных его песен называется «Пьяная помятая пионервожатая».

«В школах, как при царе, должен сидеть отставной солдат: озоруешь — линейкой по рукам!»

00:00
00:00

СОВЕТСКАЯ ЦЕНЗУРА БЫЛА БЛАГОМ?

— Вадим Юрьевич, что у нас с новым поколением творится? Вы, русские рокеры, 30-40 лет назад тоже бунтовали. Но как-то… по-доброму, что ли.

— Ну наконец-то нормальный вопрос от журналистов. А то всё про «творческие планы»… Подростковая хулиганщина — она всегда была. Я сам рос в промышленном городке Узловая Тульской области. По молодости в дурные истории попадал. Куролесили, чьи-то дачи вскрывали… Стыдно вспоминать. Но при этом у нас, шпаны семидесятых, были свои правила: не бей лежачего, если парень идёт с девушкой — не трогай, проводит её — тогда наезжай. Любые нормы, даже такие — лучше их полного отсутствия, что мы наблюдали в девяностые. «Ауешники» нынешние — из той же серии. Что такое тюрьма с её понятиями (подчеркну, настоящими понятиями, а не бредом в голове малолеток) — они точно не знают. В нашей подростковой «компахе» многие тоже пальцы кидали: мол, я на зоне в авторитете был… А потом про них выяснялось, что всё было немного не так. Таких у нас быстро на место ставили.

— Как же вы с той дурной компании соскочили?

— Родители у меня сходились-расходились, не до меня им было. Однако — интеллигенция, книжки хорошие в доме водились. Вальтер Скотт, Джек Лондон, «Библиотека приключений и фантастики». В блестящих советских переводах. Пока пацаны во дворе мопеды чинили, я как-то стал в библиотеку ходить. Так и выжил. А из моего класса уже половина умерла. Спились. Один даже уксусом отравился.

— Были книги, но была и цензура.

— Ага, а потом в перестройку её отменили — и мы получили бесценную возможность читать Солженицына и «Майн Кампф». Сделало нас это счастливее? (Речь идёт об автобиографии Адольфа Гитлера, с 2010 года внесённой решением суда в Федеральный реестр экстремистских материалов — прим. Ред.)

ШКОЛЕ МУЖИК НУЖЕН

— Как всё-таки эту подростковую преступность побороть?

— Со школы надо начинать. У нас ведь в чём проблема? Учитель (вернее, учительница: мужчин-то в школе мало) детям одновременно и знания преподаёт, и воспитывает. Результат — ни того, ни другого. А надо — как до революции. В царской России в каждом классе сидел унтер. Занимался ТОЛЬКО воспитанием. Озоруешь — линейкой по рукам! В итоге выпускники в русских гимназиях получались замечательные, по три языка знали.

— Унтер — это кто?

— Отставной военнослужащий, старший солдатский чин. Они почти все из крестьян были, «в люди» выбились собственным усердием. Такие в хорошем смысле мужики с нормальными консервативными взглядами. Как капитан Миронов, старик-комендант Белогорской крепости в «Капитанской дочке»… А у нас про какое-то «школьное самоуправление» рассказывают, мол, не нравится географичка — гони её. Бред!

— Раз мы литературу вспомнили, вы давеча о Солженицыне отозвались уничижительно. Но он правильные вопросы задавал, например — «Как нам обустроить Россию?» Эту его статью, кстати, «КП» в 1990 году напечатала.

— Ответ простой: перестать всё время думать, как нам её обустроить, и революций под такие мысли не совершать. Хотя бы лет 50. Вот вчера стоял на площади жирный краснорожий городовой да брал взятки с ларьков. Но на него хотя бы вышестоящему начальству можно было пожаловаться. А сегодня к тебе приходят восставшие солдаты и матросы, устраивают «экспроприацию». Ты кому на них будешь жаловаться, вот скажи?

РОССИЯ БЕЗ ВОЛЬНИЦЫ

— Вы против революции?

— Против. Был я в Выборге в городском музее, смотрел фотографии XIX века: сначала сплошь мрачные люди, дома неказистые… А потом в эпоху Александра III — здания справные, горожане довольные. Почему? В это время — ни войн, ни потрясений. Вот народ и зажил. Сейчас — то же самое. Помню, каким страшным был Екатеринбург (тогда Свердловск) в конце восьмидесятых. Как будто чья-то тяжеленная туша его придавила.

— Там в те годы как раз русский рок зарождался.

— Он везде зарождался. А сейчас в Екатеринбурге — метро, небоскрёбы. В Москве — то же самое. Аэропорты новые, транспорт, МЦК (Московское центральное кольцо — пущенная в 2016 году уникальная для России «городская электричка» — прим. Ред.). Но да, есть «украинолюбивая интеллигенция», которая позитивных изменений не видит. Как и фашистов в Киеве.

— Почему?

— Вопрос уже к этим людям. Причём отнюдь не все из них сидят на западных грантах, многие — вполне искренни. Они были и будут. Соответственно, задача любого правителя — не дать этой вольнице разгуляться.

НА УКРАИНЕ ЕЩЕ НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО

— Вы давали концерты в ДНР, клипы там снимали. Зачем?

— У меня бабушка оттуда родом. Она настоящая, «щирая» украинка, выписывала в Узловую журналы на мове. (Никто их, кстати, при «тоталитарном режиме» не запрещал.) Так что вопрос «зачем» для меня не стоял. Особенно когда Киев стал расстреливать беззащитных жителей Донецка и Луганска. Я дончанин — и точка.

— Как такая трагедия вообще стала возможна?

— Агрессивное украиноязычное меньшинство, одержимое идеей национализма, смогло навязать свою точку зрения сначала Киеву, потом и всей Украине. И большинство, то есть мы, спокойно наблюдало.

— Майданная толпа.

— В том-то и дело, что не толпа. Это поколения местных интеллигентов, которые при поддержке Советской власти с нуля придумывали украинский язык. И сейчас благодаря своей пассионарности победили. Теперь эти националисты очень успешно перемалывают русский язык. Пройдёт ещё одно-два поколения — и на Украине русских не будет.

— Что делать-то?

— Честно? Не знаю. Может, надо было чуть дальше в зайти в 2014 году. Но даже сейчас ещё не всё потеряно. Сто лет назад, в 1918 году, возникли Одесская Советская Республика и Донецко-Криворожская Республика (последняя была куда больше нынешней ДНР, занимая огромные территории от Харькова до Николаева — прим. Ред.) Думаю, о них самое время вспомнить.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также