2019-04-05T21:32:10+03:00

Автор фильма «Северный морской путь» Елизавета Листова: Мы хотим прославить настоящих героев Арктики!

В новом проекте НТВ расскажут о героях и антигероях Русского Севера. О катастрофах, провалах, победах и подвигах
Петр ПАВЛОВ
Поделиться:
Комментарии: comments31
Елизавета Листова дошла до самой северной границы России. Фото: Канал НТВЕлизавета Листова дошла до самой северной границы России. Фото: Канал НТВ
Изменить размер текста:

Торосы и айсберги. Белые медведи и Отто Юльевич Шмидт. Льды, челюскинцы, Герои Советского Союза. Дирижабли, каверинские «Два капитана», летчик Севрюгов из «Золотого теленка»... Арктика и героизм в сознании советского человека почти синонимы. Но Арктика за своим парадным фасадом скрывает невероятные истории, удивительные судьбы, забытых героев. Возможно, это очень несвоевременная история. Как вытащить людей из Фейсбука, как оторвать от «Игры престолов» и мошенников-экстрасенсов, чтобы поговорить вдруг о Северном полюсе?

Очень сильную и очень красивую попытку предпринял канал НТВ. Журналист канала Елизавета Листова представляет четырехсерийный документальный фильм «Северный морской путь», который по драматургии вполне сопоставим с художественными произведениями. Советский Север - это героические спасения, грандиозные очковтирательства, фатальные катастрофы и невероятные победы. Елизавета в лучших традициях канала перемещается на льдины с капитанского мостика атомохода, оказывается в заброшенных городках и базах, кружится на вертолетах, копается в архивах...

Четверка папанинцев стала символом Арктики, заслонив куда более серьезные подвиги. Фото: wikipedia.org

Четверка папанинцев стала символом Арктики, заслонив куда более серьезные подвиги. Фото: wikipedia.org

И это совершенно точно тот случай, когда нужно плюнуть на гаджеты, переключить глупые сериалы и познакомиться с этим легким, захватывающим фильмом, за которым скрывается большая фундаментальная работа.

Мы поговорили с Елизаветой и об Арктике, и о ее проекте.

Эксклюзив : Елизавета Листова: Мы хотим прославить настоящих героев Арктики!

00:00
00:00

Убежать на Север

- Елизавета, какие у вас были представления об Арктике до того, как вы погрузились в вопрос?

- Очень романтические, конечно же. Все же в детстве прочли «Двух капитанов». Я помню даже, что в минуты сильнейших детских обид я ложилась спать вечером и думала - ну их всех, убегу-ка я на Север. И даже представляла себе, как я иду, бреду… почему-то именно пешком и именно на Север.

- Сколько времени у вас ушло на подготовку фильма «Северный морской путь»?

- Мы очень быстро подготовили сценарий, всего за полгода. Работа над фильмом шла около двух лет.

Благодаря Рудольфу Самойловичу началось освоение Арктики. Но имя его незаслуженно забыто... Фото: wikipedia.org

Благодаря Рудольфу Самойловичу началось освоение Арктики. Но имя его незаслуженно забыто... Фото: wikipedia.org

- Пришлось много времени провести на Севере?

- Не могу сказать «пришлось». С огромным удовольствием я провела это время на месте событий и побывала бы еще много где, потому что Арктика огромна, неисчерпаема, и если бы нам удалось посетить все места, которые бы я хотела посетить, то это было бы не четыре серии, а значительно больше.

- Почему родилась эта идея? Почему вы взялись именно за Арктику?

- Мне всегда было интересно разбираться с вехами истории нашей страны. Выяснять, как складывался (или как складывали) в нашем коллективном сознании тот образ события, о котором мы знаем с детства - учили в школе, смотрели фильмы, слышали по радио, - и что было на самом деле. Это не первый мой документальный фильм, и все они так или иначе об этом. Поэтому возникла и Арктика, она в этом смысле просто кладезь советских довоенных героических легенд. Другое дело, что раньше с этим было проще - мы все учились по одной программе, радио и телевидение было центральным, всем рассказывали одно и то же, так, собственно, и слагались эти незыблемые мифы об этих исторических вехах, на которых мы и росли. Нынче все сложнее, свободные люди свободной страны могут добывать информацию из любых источников, правда, многие из них предпочли считать себя и свободными от своей истории, потому не знают ее вовсе. В любом случае эта система советских мифов рассыпалась. Но я верю, что в нашем фильме даже для тех, кто никогда не слышал ни про челюскинцев, ни про папанинцев, ни про седовцев, разница между официальной историей и историей истинной будет очевидна.

Съемочная группа побывала на местах исторических событий. К одному из них имеет отношение этот флаг. Фото: Канал НТВ

Съемочная группа побывала на местах исторических событий. К одному из них имеет отношение этот флаг. Фото: Канал НТВ

Как пахнет время?

- В фильме очень много документов, кинохроники. Какие сложности, запреты вы встречали при работе в архивах?

- Ни одного запрета не встретила. Просто это не путь наскока, нахрапа, это методичная, нудная, ежедневная работа. Наши прекрасные архивы могли бы быть более модернизированы. На Западе очень много архивов оцифровано, и ты можешь, не вставая с рабочего места, залезть на сайт и посмотреть нужный документ. У нас надо ножками, ручками, глазками приходить, искать, заказывать, смотреть. Но зато есть колоссальный бонус. Ты видишь не сканированную копию какой-то бумаги, а подлинный документ, который побывал бог знает где в Арктике на какой-нибудь зимовке в 1938 году. Его держали в руках те самые люди, о которых ты рассказываешь, которые уже стали твоими родственниками, за которых ты переживаешь. И этого чувства в оцифрованных суперархивах уже не будет.

- В одной из серий вы поднимаете дела репрессированных. И говорите, что лишь частично можете использовать эти материалы. В чем секретность? 80 лет прошло!

- Думаю, это вопрос к законодателям, а не ко мне. Насколько я понимаю, нет грифа секретности, но есть ограничения для посторонних людей. Люди находились в чрезвычайных обстоятельствах и могли давать показания, упоминать имена других людей не по своей воле. Их заставляли кого-то вовлечь в круг обвиняемых. Это могли быть голословные обвинения, и посторонний может сделать какие-то неправильные выводы. Тут скорее не вопрос секретности, а вопрос этики. Родственники репрессированных могут знакомиться с их делами. Если ты доказал свое родство, пожалуйста - читай. Вот сейчас рассекречено дело Колчака, а прочесть его будет некому, потому что его сын недавно скончался в Париже

Атомные ледоколы решили вопрос судоходства в Арктике. Фото: Канал НТВ

Атомные ледоколы решили вопрос судоходства в Арктике. Фото: Канал НТВ

- Эффект ватиканского архива, который хранит тайны истории, но закрыт для людей.

- Думаю, это вопрос общественного договора. Среди репрессированных есть и один из моих любимых героев в этом фильме, абсолютно безобразно забытый Рудольф Самойлович. У него нет родственников, его сын погиб при обороне Ленинграда, его жена оказалась на оккупированной территории, потом уехала с дочерью в Америку. Дочь была больна рассеянным склерозом, и жена только в самом конце своей жизни вернулась в Советский Союз, но ее уже нет. И кто прочтет это дело? Это проблема, которую надо решать в других инстанциях, поднимать общественную кампанию по этому поводу…

Белые медведи уже почти привыкли к людям. Фото: Канал НТВ

Белые медведи уже почти привыкли к людям. Фото: Канал НТВ

Герой Северного пути

- Лицо советский Арктики Иван Папанин после вашего фильма воспринимается совсем не героем. Были у вас разочарования при близком знакомстве с людьми, которых мы знали исключительно как героев?

- Я же не оцениваю, что хорошо, плохо. Я просто говорю, что люди в одинаковых обстоятельствах ведут себя по-разному. И за этим очень интересно наблюдать. Папанин совершенно неоцененный временем потрясающий комический персонаж. Со смешными усиками, с удивительным говором, в меховом комбинезоне. При этом, к сожалению, далеко не вся его арктическая судьба поместилась в этот фильм. Его звездный час - это не дрейф на льдине. Пока все следили за отлично подготовленной группой Папанина, множество наших арктических кораблей с грузами и пассажирами без всякой подготовки зимовали во льдах из-за разгильдяйства начальства. А вот во время войны, когда Мурманск и Архангельск принимали грузы ленд-лиза, Папанин был поставлен руководить разгрузкой всех конвоев. Эти города бомбили по 17 раз в сутки! А там и так не все было готово к приему такого количества грузов. Деревянные пирсы разносили в щепки несколько раз в день и несколько раз в день возводили заново. И этим всем руководил Папанин.

Человек, поднятый со дна жизни пыльной бурей 1917 года, был вынесен куда-то на самую вершину, веселил там всех, но со временем превратился в человека, который обеспечивал успех на очень важном участке войны. За это ему, конечно, честь и хвала. А не за то, что он плавал на льдине.

Заброшенные города и базы - памятник провалам советской экономики.Фото: Канал НТВ

Заброшенные города и базы - памятник провалам советской экономики.Фото: Канал НТВ

Памятник экономической ошибке

- Кадры с разрушенными маяками, провалившимися домами и брошенной техникой за полярным кругом вызывают депрессию. Как вы с этим чувством боролись во время съемок?

- Весь армагеддон, который мы там наблюдали, собственно говоря, памятник неудавшейся советской экономике. Понятно, что не нужно было людей заставлять там жить, если там нужно работать. Вот сейчас у нас работает завод, производящий сжиженный природный газ, туда люди ездят вахтами. Приезжают туда на три месяца, работают и уезжают. Это значит, уже не надо тащить туда обоз, семью, строить школы, детские сады, это уже все облегчает. Простейшая вещь, на мой взгляд. Ошибка была именно в том, что колонизацию затеяли в старом понимании этого слова. Да и уровень развития транспорта не позволял производить такой оборот вот этой самой рабочей силы. Там и сейчас-то все по-прежнему - самолет то ли прилетит, то ли нет. А летает он раз в неделю. Но когда за дело берутся корпорации, которые занимаются непосредственно разработкой ресурсов, то они стараются держать все под контролем, счетчик же крутится. Вот эти ужасные картины - это памятник советской экономической ошибке.

- Вы три недели провели на ледоколе. Тяжело без интернета и других благ цивилизации?

- Мы ходили на атомном ледоколе «Вайгач», там есть все. Там работает телевизор, там есть интернет, ты можешь позвонить домой. Истории про моряков дальнего плавания, которые оторваны от мира на протяжении долгих месяцев, уже в прошлом. А вот суетность городская и мелочность остаются далеко за бортом, ты понимаешь, что есть жизнь без интернета. Куча хлама из головы улетает и остается главное. И выясняется, что в Арктике намного проще, чем на Большой земле, коммуницировать. Потому что там черное - это черное, белое - это белое.

- Корабли, самолеты, вертолеты. Страшно было?

- Наверное, в этом есть какая-то здоровая доля идиотизма, но нет. Куча дел, бояться некогда. Единственное, что на меня давило, это чувство ответственности за людей, которых я туда тащу, - за свою съемочную группу. Но я как-то сразу доверялась людям, которые брали наши жизни в свои руки. Будь это экипаж вертолета Ми-8, с которым мы летали на необитаемый маленький далекий остров в Карском море, будь это атомный ледокол или небольшой сухогруз. Ты видишь этих людей и понимаешь, что ничего с нами не случится. Какая бы ни была древняя техника и как бы она там вся на краске ни держалась бы…

Вспомнить героев

- В фильме есть удивительные судьбы. Вы говорили, что с некоторыми героями вы сроднились.

- Любовь всего моего фильма - это Рудольф Лазаревич Самойлович, замечательный ученый, изначально геолог, в молодые годы участвовавший в экспедиции Русанова, одной из тех самых трех пропавших в 1913 году северных экспедиций. Русанов хотел дальше на Северный полюс идти, а его, молодого Самойловича, отправил в Петербург с образцами угля, который они обнаружили на Шпицбергене. Чтобы мы понимали, угольные рудники на Шпицбергене до сих пор нами так или иначе востребованы. Это человек, который на самом деле является основателем нынешнего института Арктики и Антарктики. Это человек, который убеждал правительство, политиков в том, что нужно идти в Арктику немедленно, пока не пришли другие. Он при первой же возможности поставил советский флаг на Земле Франца-Иосифа - у нас там теперь мощная военная база. Этот человек был центром, откуда расходилось движение всей арктической науки. Он собирал под свое крыло всех, пестовал всех, но, может быть, как-то он анкетными данными не вышел, что ли… он не стал главным. Главным стал Отто Шмидт. А Самойлович был его правой рукой, делал все, что нужно делать, ну а дальше ничего оригинального - арестован, расстрелян, тихо реабилитирован и сейчас нет никаких упоминаний о нем где бы то ни было. Есть только мемориальный музей в городе Азов, из которого он родом, - и все. Нет даже мемориальной доски, хотя все известно - где он жил, где работал… Для меня было бы, наверное, самой большой наградой, если бы после этого фильма этому человеку воздали бы должное на официальном уровне.

- Вы рассказали и про дореволюционных исследователей Севера.

- Да, но, к сожалению, не очень много мне удалось рассказать про гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана, снаряжавшуюся с 1911 года по 1915-й. Команда этой экспедиции составила костяк тех людей, которые и обеспечили Советский Союз теми великими подвигами в высоких широтах, выше которых мы не знали до тех пор, пока не началась война. Множество этих людей происходят из этой гидрографической экспедиции, в снаряжении которой и принимал деятельное участие Александр Колчак, - он чуть раньше тоже свое отходил в Арктике.

Один из этих людей, его зовут Николай Евгенов, составитель первой лоции Карского моря, он один из первых начальников Карских операций, а, собственно, Карские операции - это то, чем и сейчас славен Севморпуть. Западное плечо Северного морского пути было освоено еще до Советского Союза, ходили и в Обь, и в Енисей, возили и лес, и много чего еще - и оттуда, и туда. Евгенов был во главе этих экспедиций. И что дальше мы имеем? Арест, 8 лет лагеря. Много биографий не расскажешь… это тоже законы жанра - героев не может быть слишком много, поэтому я в колоссальном долгу еще много перед кем из тех, о ком я узнала, кем я была немало потрясена, но была вынуждена оставить за скобками…

Это было нужно?

- Вы показали и современные атомоходы, и города-призраки. И нельзя не задать этот вопрос. Стоило и стоит ли нашей стране столько сил и средств тратить на Арктику?

- С самого начала фильма я ответила на этот вопрос. У нас земля такая. У нас нет вариантов. Если мы договариваемся все вместе, что это наша земля, значит, она должна быть у нас. Еще в начале ХХ века Чукотка разговаривала на английском, а вовсе не на русском языке. Если мы говорим о том, что мы такие большие, такие великие, значит, в нашей жизни есть вещи, которые не измеряются деньгами. Хотя в Арктике достаточно богатств, которые могут нам принести и финансовую пользу, о чем как раз говорили и кричали ученые первой половины ХХ века. Можно плюнуть, у нас даже в пригородах Москвы есть чем заняться. Мусор нужно научиться вывозить не только из Арктики, но и на Большой земле… Но какое-то стратегическое, идеологическое и идеалистическое представление о своей стране заставляет нас понимать и числить Арктику своей территорией. Ну так получилось. Вот такие мы.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Елизавета Листова родилась 30 декабря 1971 года в Москве. Окончила театроведческий факультет Государственного института театрального искусства (ГИТИС). На телевидении с 1994 года. Работала на каналах ТВ-6, ТВС, НТВ, «Россия». Была корреспондентом программы «Намедни», службы информации НТВ, постоянным автором программы «Профессия - репортер». Автор и ведущая документального цикла «Советская империя» на канале «Россия» (в цикл вошли 11 фильмов, в том числе «Гостиница «Москва», «Высотки», «Метро»). На НТВ вышли ее документальные фильмы «К?8. Секретный монумент» (2000), «Севастопольский вальс» (2016), «Новогодняя сказка для взрослых» (2017). Лауреат премий «Лавровая ветвь», Hot Bird TV Awards.

«Северный морской путь». С 8 апреля, понедельник - четверг, 23:10, НТВ.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также