2019-04-08T23:17:31+03:00

Фермеров загоняют в долговое рабство

Малым аграриям все сложнее найти оборотные средства для работы в поле
Поделиться:
Комментарии: comments24
Уборочная техника зачастую частникам не по карману. Приходится работать по старинке.Уборочная техника зачастую частникам не по карману. Приходится работать по старинке.Фото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Фермер из Башкирии Артур Нургалиев прославился на всю страну своими финансовыми экспериментами. Аграрий пробовал вводить на деревне собственную валюту «шаймуратики». Он продавал всем желающим дойных коров из своего стада, а потом брал их в аренду у покупателей под 35% годовых от стоимости скотины. Получился такой кредит от простых людей под залог скотины. Теперь крестьянин предлагает инвестировать в урожай - доход в разы больше, чем у депозита в банке, а выплаты после продажи собранного зерна.

Зачем Нургалиеву это нужно? Если ему нравится такая денежная эквилибристика, то, может, фермеру стоило не в сельское хозяйство податься, а в Минэкономики? Ответ простой: банки не хотят давать деньги фермеру, поэтому Нургалиеву приходится одалживать напрямую у обычных граждан.

Все началось в 2011 году, когда фермер взял 170 млн руб. на покупку техники. Колхозник среди прочего купил новенький комбайн для сахарной свеклы - это вторая машина, сделанная в Башкирии по западной лицензии. Восемь лет назад ТВ снимали про Нургалиева сюжеты - чиновникам было важно показать, что крестьяне покупают российскую технику.

- Хотел заниматься сахарной свеклой, но в 2013 году закрылся ближайший Карламанский сахарный завод. Покупателей на свеклу почти не осталось. Комбайн ни использовать, ни продать - он же в залоге, - с грустью рассказал Нургалиев. - Потом были неурожаи. Банк не пересмотрел условия кредита... В итоге я оказался в предбанкротном состоянии. Это притом что у меня и коллектив крепкий, и сеем-убираем каждый год, и техника есть. Чем больше работает, тем глубже долговая яма.

За 12 лет из 11 ферм в районе осталось только три, одна из них Нургалиева. Остальные разорились.

Отсутствие доступных оборотных денег - главная проблема большинства фермеров. Достаточно одной крупной неудачи (неурожай, эпидемия, ошибка с выбором техники) - и все летит к чертям. Если крестьянин не смог вовремя заплатить банку, его заносят в список должников, он лишается права на льготный заем, имущество в залоге ни продать, ни поменять, дальше все доходы съедает переплата по кредиту...

По данным Минсельхоза, минимум у половины фермеров есть проблемы с возвратом кредитов банкам. Неудивительно, что многие мелкие аграрии начинают перенимать уловки Нургалиева. Особенно распространены инвестиции в урожай, когда банки не дают денег и средства приходится искать у кого только можно.

- Пример: молокозавод берет у государства кредит под 2,5% годовых, - рассказал руководитель комитета по агропромышленной политике «ОПОРЫ России» Расул Хамматов. - У небольших молочных ферм, поставляющих сырье, нет оборотных средств на заготовку корма. Завод дает на 4 - 5 месяцев беспроцентный заем фермеру с условием, что тот будет продавать молоко ниже рыночной цены. Не 17 руб. за литр, а 15 руб. Такой долг окупает себя в первые два месяца. Оставшиеся два-три месяца завод берет молоко по цене ниже рыночной - это как бы проценты.

Эксперт рассказал, что все фермеры и так закредитованы, их имущество в залоге у банков. Заем от скупщика молока - единственный способ получить оборотные средства.

Сейчас государству проще работать не с мелкими частниками, а с агрохолдингами - две трети денег на поддержку села уходит крупным компаниям. Большой бизнес устойчивее, он платит больше налогов, у него техника новее.

Что проще чиновнику: распределить субсидии по 700 компаниям или по миллионам фермеров, раскиданных по стране?

Не всегда такая политика оказывается выгодной. Например, ВЭБ инвестировал 10 млрд руб. в крупную компанию, продающую индейку. Изначально банк не собирался столько вкладывать - половина суммы фактически ушла на погашение убытков.

Размер агрохолдингов стал залогом их успеха, чем больше денег вложено, тем меньше хочется их терять. Власти готовы давать новые кредиты неэффективному бизнесу, чтобы не потерять старые инвестиции. С фермерами такое обычно не происходит, потому что масштабы не те.

КСТАТИ

Объем производства продукции сельского хозяйства в России в январе 2019 года увеличился в действующих ценах на 0,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года - до 168 млрд рублей, говорится в оперативном докладе Росстата.

Рост показателя в январе произошел после двух месяцев падения в ноябре и декабре. По итогам 2018 года сельхозпроизводство в России снизилось на 0,6% по сравнению с 2017 годом, сокращение показателя произошло впервые с 2012 года. В 2017 году рост сельскохозяйственного производства в России составил 3,1%.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Олег АДАМОВИЧ

 
Читайте также