2019-05-06T19:39:57+03:00

Что-то лирики в загоне, а чиновники в почете

7 мая исполняется 100 лет Борису Слуцкому
Евгения КОРОБКОВАспециальный корреспондент отдела культуры
Поделиться:
Комментарии: comments7
Про Слуцкого говорят, что это он научил поэзию говорить о чем угодноПро Слуцкого говорят, что это он научил поэзию говорить о чем угодноФото: фотохроника ТАСС.
Изменить размер текста:

7 мая исполняется 100 лет выдающемуся поэту Борису Слуцкому. Помните, знаменитое, посвященное Эренбургу: «Лошади умеют плавать,

Но — не хорошо. Недалеко.

«Глория» — по-русски — значит «Слава»,-

Это вам запомнится легко».

Про Слуцкого говорят, что это он научил поэзию говорить о чем угодно. Выработал особый язык, подхваченный потом Бродским. Этот язык своим напором сминал страшную прозаичность бытия. Позволял сказать о том, о чем страшно даже думать. Как убивали бабку. Как от голода выедают мясо с ладони.

К юбилею поэта пересмотрела кадры выступления в Политехническом, запечатленные Хуциевым. И удивилась. Оказывается, Слуцкий там был. Был, хотя это совершенно вылетело из головы. Рождественского помню. Вознесенского, Евтушенко, конечно же. Молодая и красивая Беллочка Ахмадулина высоко возносит знаменитое: «так кто же победил, Мартынов иль Лермонтов в дуэли той?»

А Слуцкий почему-то вылетел из памяти. Уже немолодой, не поэтической а даже чиновничьей внешности. В костюме, с белесой щеткой усов под носом.

- Двадцать лет тому назад мне и моим друзьям было по двадцать лет… Мы учились в Литературном институте и писали стихи… одни похуже другие получше. А потом началась война и все мы пошли на войну и те, кто писал самые лучшие стихи - были убиты.

Человек незапоминающейся внешности тогда единственным из всех прочел не свое, а чужое. Он читал стихи своих убитых товарищей. В том числе - Михаила Кульчицкого, с которым они, еще молодыми, двадцатилетними, поклялись друг другу, что станут поэтами…

Хотя и писал он: «Пуля меня миновала, Чтоб говорили нелживо: "Евреев не убивало! Все воротились живы!» - он воротился полумертвым. Контуженный, переживший две трепанации черепа, испытывающий адские головные боли. Выжить помогла поэзия. Он продолжил писать чисто из экспериментальных соображений: получится ли? Написал четыре строчки и случилось чудо: боль ушла. Так он понял: стихами можно спастись.

На протяжении всей жизни, почти до самого конца, он писал по три-четыре стихотворения в день, заговаривая страшную боль, противопоставляя рифму мировой энтропии.

О том, что он большой поэт - знали. «Пришел поэт лучше нас», - говорил Михаил Светлов. Однако жизнь Слуцкого прошла каким-то забывчивым образом. Словно судьба спохватывалась и давала позже, чем нужно. При жизни его издавали, но не самое лучшее. Трехтомник Слуцкого, ставший библиографической редкостью, вышел уже после смерти поэта. Наследие долгое время считалось утерянным. Да и сейчас столетие Слуцкого официально не отмечают. Когда несколько месяцев назад поэт и культуртрегер Андрей Коровин задал Литмузею вопрос запланированы ли какие-то мероприятия в связи с юбилеем поэта Бориса Слуцкого, то получил ответ:

"Выставки и другие мероприятия к 100-летию Бориса Слуцкого не запланированы в этом году»

"Что ж, - резюмировал Коровин, - если уж Литмузей Бориса Слуцкого не знает, то что уж о прочих чиновниках говорить".

Три месяца назад в интервью "Комсомолке" культуртрегер говорил, что в нашей стране нет ни музея, ни памятника Слуцкому, до сих пор не изданы его стихи, а в Туле, где умер поэт, на доме даже не установлено памятной доски.

История имеет свойство повторяться. Подобно самому Слуцкому, верно хранившему память о погибших товарищах, память о поэте хранят читатели, влюбленные в его стихи.

Алла Демидова во время выступлений неизменно читает «Бога» Слуцкого:

Мы все ходили под богом.

У бога под самым боком.

Он жил не в небесной дали,

Его иногда видали

Живого. На Мавзолее.

Вениамин Смехов - «Лошадей» и «Ордена теперь никто не носит. Планки носят только дураки».

На каждом вечере стихи Слуцкого читает поэт и культуртрегер Андрей Коровин:

«Как убивали мою бабку? Мою бабку убивали так: Утром к зданию горбанка Подошел танк».

Пять лет посвятил поиску потерянных архивов актер театра Елены Камбуровой Андрей Крамаренко. У него любимых стихов много - из более чем шестисот неизданных и неопубликованных.

Помнят Слуцкого в «Комсомольской правде». Это ведь он придумал словосочетание «физики и лирики». Знаменитое стихотворение:

Что-то физики в почёте.

Что-то лирики в загоне.

Дело не в сухом расчёте,

Дело в мировом законе, - родилось в 1959 году, в ответ горячую дискуссию между физиками и лириками, начавшуюся на страницах «Комсомолки».

Спор физиков и лириков сошел на нет только в девяностые.

А в наше время вопрос, кто же победил, физик или лирик в дуэли той - уже неактуален. Сейчас приходится убеждаться, что победил чиновник. В том числе - и чиновник от литературы, непомнящий о юбилее Слуцкого.

Но не будем о грустном. Накануне столетия писателя русские, украинские и белорусские писатели провели вечер памяти Слуцкого в Бресте. А 7 мая в Булгаковском доме в 18:30 пройдет вечер памяти великого поэта, который устраивают его последователи и ученики, на который мы приглашаем читателей.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также