2019-05-09T17:46:52+03:00

Живые, мертвые и пропавшие без вести

Должна ли Родина признать своих защитников с неизвестной судьбой погибшими? [опрос "КП"]
Поделиться:
Комментарии: comments4
Миллионы солдат, погибшие на Второй мировой остаются неизвестными.Миллионы солдат, погибшие на Второй мировой остаются неизвестными.Фото: Антон СЕНЬКО
Изменить размер текста:

Москвичка и бывший юрист Алла Дегтярь стала олицетворением рока для некоторых российских государственных структур и столичных судов. Она не требует каких-то выплат или компенсаций, не бьется с соседями за переноску забора, она в течение ряда лет требует признать ее деда, Алексея Дегтяря не просто пропавшим без вести на фронте в 1942-м году, а погибшим при защите Отечества. Пока – безуспешно. О перипетиях ее борьбы мы побеседовали аккурат перед празднованием очередной годовщины Великой Победы в Великой Отечественной войне.

20 ЛЕТ ПОИСКОВ

- Алла Ильинична, больше 20 лет Вы пытаетесь узнать судьбу своего деда. Что Вам удалось выяснить за это время?

- Немного. Я, как и миллионы наших людей, обращалась в подольский архив Минобороны. У меня не сложились отношения с сотрудниками этого архива. Это вылилось в определенную переписку. И я была вынуждена пойти в суд, потому что понимала, что искать таким образом и в такой нездоровой атмосфере следы деда будет очень сложно. Это вылилось в определенную переписку. Я не хотела бы выпячивать эту проблему, но она существует у многих. Массированные обращения у меня пошли с 17-го по 19-й год.

- И каковы результаты?

- В 2004-м пришел ответ, что дед просто пропал без вести. Мы с мужем не успокоились. И в конце концов, в архиве удалось установить, не без нашей, кстати, помощи, что дед, оказывается, был тяжело ранен. У него было минно-осколочное ранение. И по нормативам военного времени три месяца, что он находился в госпитале, приравнивается к тяжелому ранению. 15 лет из жизни было убрано между этими ответами. Последние данные, которыми мы располагаем, заключаются в том, что 30 июня 1942-го года мой дед вместе с другими военнослужащими был выписан из госпиталя станции Оричи, что в Кировской области.

- И направлен в действующую армию?

- Куда направлен – неизвестно. Мои последующие попытки уточнить эти вопросы натолкнулись на отрицательные глаголы. 29 января 2018-го я получила последний ответ из архива, что найти следы деда не представляется возможным.

ВО ВСЕ КОЛОКОЛА

- Но ведь действительно в то время, особенно, в начальный период войны, было очень много неразберихи.

- Я не являюсь сталинисткой. Но просила бы людей, и сама нахожусь в таком представлении об этом, что мы не вправе судить. Ни Сталина, ни тех людей, которые воевали за нашу жизнь. Они мыслили по-другому, они жили по-другому. Они жили просто, бились, не щадя живота своего, за Отчизну, за семью.

Обозреватель "КП" Александр Гришин провел опрос в Твиттере. Аудитория высказывала различное мнение.

Обозреватель "КП" Александр Гришин провел опрос в Твиттере. Аудитория высказывала различное мнение.

Когда начала изучать глубже этот вопрос, я стала смотреть многие приказы Комитета обороны, Сталина, которые с первых дней войны ставили ответственность командиров за каждого солдата. И очень многое было продумано до мелочей. К тому же, очень аккуратно присутствовали во многих документах протоколы комсомольских и партийных собраний, когда бойцы шли в бой и выходили из боя. И все это было запротоколировано. В 43-м году, когда призывали в ПВО женщин, настолько это было все продумано, что женщинам, которые не курили, табак заменяли сладким. Нельзя огульно ставить вопрос, что при Сталине было все так плохо, было месиво и никто ни за что не отвечал. И только поэтому эти люди растворились в вечности.

- И что вы стали предпринимать?

Параллельно я обращалась в Госдуму. Направила туда обращение в Комитет по труду и социальной политике и делам ветеранов. Не очень надеялась на позитивные ответы. Так и произошло, я получила ответ, что у нас сейчас много моральных, юридических, политических аспектов, которые препятствуют разрешению вопросов в этой области. И есть статья 45-я, 264-я, 265-я ГПК, обращайтесь в суд и пусть он устанавливает те факты, о которых я говорю. О признании умершими. Что меня потрясло, так это что наши парламентарии, как, впрочем, позже оказалось, что и юристы, совершенно проигнорировали тот факт, что никакой статьи 45 ГК РФ во время происходивших во время Великой Отечественной событий не существовало, а потому она не может применяться в этой ситуации. Я говорю как юрист, что закон обратной силы не имеет. Это зафиксировано, подтверждено. Закон обратной силы не имеет, об этом еще недавно и наш президент говорил, когда упоминал ипотечников тех же. Я обращалась в Минобороны и получила такой же формальный ответ. Мне также ответили, что якобы у Министерства обороны России нет соответствующих полномочий для решения таких вопросов.

Это окончательно убедило меня во мнении, что нужно идти в суд. И я подала иск о признании незаконным бездействия Минобороны, выразившегося в непринятии мер по определению правового статуса военнослужащих, пропавших без вести в период ВОВ. И с требованием исключить из военно-учетных документов рядового Дегтяря Алексея Ивановича 1910-го года рождения записи о его пропаже без вести, признав его погибшим при защите СССР в годы ВОВ.

ОСТАНОВИТЬСЯ НЕВОЗМОЖНО

- Как я понимаю, иск не был удовлетворен?

- Суд рассмотрел дело в мое отсутствие при нашем с моим представителем ходатайстве отложить по уважительным причинам. И действительно отказал нам. Я подала апелляцию. Она прошла в моем представлении очень грустно. Материал был подан председательствующим судьей недостоверно. Мне горько было сознавать, когда допускались человеческие ошибки, не говорю о процессуальных. Было сказано при докладе, что дед мой вместо 41-го года в 92-м году материала призывался. На фронт. И когда я сделала корректировку, что в 41-м началась война, мне указали на дверь, сказали, что еще одно слово и выйдете. И договорились до того, что мой дед, оказывается, после войны оказался на территории Украины. Что, конечно же, не так совсем.

В поисках следов деда мы зашли в Белоруссию. Нашли солдата, дублирующего нашего деда. И пока мы два года разбирались, ездили к могиле этого солдата. Низкий поклон белорусскому народу за то, как они хранят память о погибших, ухаживают за могилами солдат. Спасибо белорусам, поисковикам, волонтерам.

- Но вы не успокоились, не остановились?

- Я не могу остановиться ни как юрист, ни как человек. Меня задевает, что, может, останки деда, еще не прибранные где-то в новгородских лесах лежат. 370-я дивизия сибирская, три полка, которые прибывали, откуда его забрали в марте 42-го года с ранением, они и были между Питером и Новгородом. Там оставались от полков десятки человек. И до сих пор останки находят.

Речь ведь не только о деде моем. О миллионах, чье точное число так и остается неизвестным. Только из небольшого Доволенского района Новосибирской области, откуда призывался мой дед, на фронт ушли 7143 человек, из которых погибли, умерли от ран, в плену и пропали без вести 4213 человек.

И не только про Россию речь. На втором месте по подсчетам среди погибших были украинцы, на третьем белорусы. А при изучении документов в архиве, очень запомнился факт, что, когда мы смотрели следы деда на белорусском направлении, по документам мне попались невозвратные потери, где целыми селениями погибшими записаны молодые мальчики-армяне. Разве армяне против будут знать, какое количество пропавших без вести у них. Или те же грузины, казахи, таджики. Это касается, вообще, всех республик пространства СНГ.

Из ответа Замдиректора Третьего Европейского департамента МИД РФ на обращение А. И. Дегтярь (12. 03. 2018 г.):

- Соглашения или иные нормативные договоренности между СССР/Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия, а также ГДР по вопросам розыска пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны военнослужащих не заключались…

- Важной инициативой, поддержанной министрами иностранных дел России и Германии и направленной на выяснение судеб без вести пропавших в период 1941-1945 гг. военнослужащих Красной Армии, является проект по поиску и оцифровке архивных материалов о советских и немецких военнопленных и интернированных. Проект осуществляется с 2000 г. и позволил … установить личности порядка ОДНОГО МИЛЛИОНА советских и 2,2 МИЛЛИОНА немецких граждан (выделено мною – прим. авт.).

Из ответа Председателя комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы РФ Я. Е. Нилова в ответ на обращение А. И. Дегтярь (20 июня 2018 г.)

- Среди пропавших без вести могут быть учтены и лица, сотрудничавшие с противником и (или) находившиеся в воинских формированиях, взаимодействовавших с противником. В этой связи их нельзя автоматически признавать погибшими применять в отношении их нормы законодательства Российской Федерации, пока не будет доказано обратное.

ПОСЛЕСЛОВИЕ: На момент нашей беседы Алла Ильинична получила отказ от Пресненского районного суда Москвы и готовилась к подаче иска в Тверской районный суд столицы. Незадолго перед выходом материала она, по ее словам, получила отказ и от него. Причем, сделали это с нарушением сроков рассмотрения (свыше 20 суток вместо положенных 3-х) и лишь после того, как она лично явилась за ответом. В настоящий момент уже новое, измененное исковое заявление подано ею снова в Пресненский районный народный суд Москвы.

В ТЕМУ

Для нас значимо каждое имя, возвращенное из небытия

Сейчас ни у кого не вызывает сомнений, что большинство бойцов и командиров, до сих пор числящихся в базах данных Министерства обороны пропавшими без вести, погибли на фронте или во вражеском плену. Именно так этот вопрос трактуют историки, именно такое понимание давно сложилось в общественном сознании. (подробности)

«Ставить под сомнение подвиг всего народа никто не имеет права. Но и забывать про коллаборационистов нацистов тоже»

Согласитесь, было бы странно не узнать позицию по вопросу о пропавших без вести Министерства обороны России. Мне удалось поговорить с генерал-майором Александром Кирилиным, помощником заместителя министра обороны, курирующим Управление Минобороны по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества и другие подразделения, занятые в этой сфере. (подробности)

МНЕНИЕ

Это надо не мертвым. Вернее, не только им…

Александр ГРИШИН

Тяжелая тема – пропавшие без вести. Если бы не было перебежчиков, паникеров, пособников нацистов и так далее, все было бы гораздо проще. Но они были. И не так уж мало. Кто, попав в плен в беспамятстве или раненым, а кто и специально перебегал на сторону противника. (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Память Великой Отечественной войны»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также