Экономика

Руслан Хасбулатов: К октябрю доллар может достичь 100 рублей, но рынок труда в РФ восстановится

Об этом известный экономист, завкафедрой мировой экономики Академии имени Плеханова рассказал нашему обозревателю Александру Гамову
Заведующий кафедрой мировой экономики РЭУ имени Г. В. Плеханова Руслан Хасбулатов. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Заведующий кафедрой мировой экономики РЭУ имени Г. В. Плеханова Руслан Хасбулатов. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

- Руслан Имранович, все говорят, что после того, как коронавирус будет побежден, экономика станет другой.

- Александр, я не верю, что что-то серьезно изменится.

Вот интернет-технология станет другой. Она захватит более широкое поле жизнедеятельности.

Мы уже сейчас, видишь, вынуждены были переключиться на дистанционное обучение. И даже заседание кафедры я провел в дистанционном режиме.

А что касается экономики, экономической политики, общественно-политических, международных отношений, - не верю ни одному суждению, что все изменится. Почему?

Вот был колоссальный кризис всемирный в 2008-м - 2009 году, в первой половине 2010-го. Я написал исследование «Закат рыночного фундаментализма.Теория, политика, конфликты». Я там проанализировал все эти кризисы, начиная с 30-х годов прошлого века.

Вот в ходе кризиса того самого, о котором я говорю, были растеряны все. И Буш-младший, и Меркель, и Саркози, и итальянский премьер. И все говорили: что-то надо делать с капитализмом, так дальше жить нельзя.

Прошел кризис. И через два месяца все уже всё забыли. И сейчас тоже забудут...

- А вот о чем бы нам не следовало бы, на ваш взгляд, забывать?

- Вот посмотри, что происходит с нефтью. Ведь сколько мы говорим - да прекратите вы гнать ее за границу! Начните строить свои нормальные заводы по переработке! Давайте сами производить все, что нужно людям, а не тащить товары из Китая, Кореи, Гонконга, Европы.

Какие отрасли у нас рабочие? Уголь, металлургия, лес, цветные металлы. А кроме сырьевых, связанных с добычей различных ресурсов?

- Опять - хорошо там, где нас нет?

- Вот посмотри, например, я считаю, что германская экономика представляет собой идеальный вариант. Она многоотраслевая, сбалансированная, поставки - на весь мир, в том числе, в США.

Ей не страшны экономические кризисы. Потому что она обеспечивает абсолютно все потребности своего населения. В этом отношении ФРГ не зависит ни от кого. Кроме как от своей экономики. Вот что такое независимая экономика.

А у нас этого нет. Мы абсолютно зависимы во всем.

Да у нас даже своих продуктов питания не всегда найдёшь.

Ты вот можешь в Москве купить натуральное коровье молоко? Я не могу. Ни в одном гастрономе, ни в одном универсаме.

- Может, - в фермерских хозяйствах подмосковных?

- Ну, да, в Можайском районе у меня дача. Там есть.

- Так что же все-таки будет с нашей экономикой? Вот и рубль упал, и цена на нефть, малый бизнес погибает, предприятия останавливаются.

- Сейчас вся мировая экономика застопорилась. Мы - не исключение.

Специфика этого кризиса заключается в том, что искусственно человек выделен и изолирован со своего рабочего места. Обычно что происходит в кризис? Он влечет безработицу, так ведь? А тут у человека есть работа, он хочет работать, а не может.

Конечно, богатые страны имеют большой социальный материально-экономический запас прочности. Но у нас население бедное, зато государство богатое. Поэтому сейчас оно (государство) раскошелилось. И начинает достаточно энергично помогать людям и бизнесу. Это хорошо. Тут ничего не скажешь.

Другое дело, что - когда закончится кризис и люди вернуться на свои рабочие места, обнаружится вторая волна финансово-экономических проблем.

- Вы сказали, что через два месяца мировая экономика начнет подниматься на ноги.

- Да. А почему нет? Через пару месяцев пройдет вот этот коронарный вирус. Это - всеобщее мнение специалистов: медиков, вирусологов.

- И мировая экономика - как она? Сначала - на одно колено, потом - на второе...

- По-разному.

Вот если Европа, которая, в основном,ориентируется на наши нефтегазовые поставки, взбодрится, - тогда и мы сможем быстрее прийти в норму. А если спрос на наши энергоносители – нефть и газ - будет слабенький, если рецессия европейской экономики затянется, тогда и у нас будут дела не очень важные.

- Когда, допустим, Европа оправится? Ноябрь? Декабрь?

- Я считаю, что оживление начнется где-то с осени, октябрь, скорее всего.

Если к середине лета уйдет коронавирус, то реабилитация займет достаточно много времени: надо прийти в себя, очистить свои рабочие места. Вновь восстановить производственные связи разрушенные, в том числе, вот эти цепочки добавленной стоимости с заграничными поставщиками.

Но я не ожидаю роста в 5-6%. Зато занятость может восстановиться. Ну, не на сто процентов, но, по крайней мере, на девяносто.

- А доллар подешевеет?

- А доллар - что? Мне было смешно, когда наши банкиры, в том числе, Центральный банк, хвастались, что добились отвязки нашего рубля от нефти. Ну, чушь собачья какая-то! С какой стати, если все зависит от нефтегазового сектора?

Я думаю, доллар будет где-то к ста рублям продвигаться. Рубль станет ослабевать. Он непосредственно связан с уровнем резервных запасов, с их расходованием, и, по мере истощения наших валютных запасов, наши деньги будут обесцениваться. Потому что - других "подпорок", поддерживающих нашу валюту, кроме как нефтегазовые доходы и горнорудная промышленность, у нас нет. Ну, зерно там еще продаем. Лесоматериалы и прочее.

- А вдруг нефть подорожает? Тогда наши доходы вырастут.

- Если Китай пойдет быстрыми темпами в рост, если Америка и Европа встряхнутся, тогда, конечно, цена нефти поднимется.

Но, я не думаю, что она будет выше 40-50 долларов. 40 долларов – это хорошо.

Потому что, я вообще считаю, что цена выше 40 долларов за баррель – откровенно спекулятивная. Она даже оказывает, скорее, отрицательную роль, потому что балует владельцев нефтяных скважин, заставляют их верить, что они какие-то такие умные. Сверхгениальные. Они купаются в роскоши и высокомерно смотрят на всех.

- А цены в магазинах? На продукты питания? С ними-то - что?

- Цены на потребительские товары уже растут. И будут расти. Не резко, потихоньку, каждый день понемногу. Как курица по зернышку клюет.

У нас ведь вообще парадокс. Смотри, по всему миру цены на потребительский газ падают, на электроэнергию падают, а у нас растут. У нас все растет! Какой рынок? Где он, рынок?

Рынком у нас не пахнет! При социализме было больше рынка, чем сейчас. Я думаю, к концу года процентов на тридцать цены вырастут.

Не знаю, вовремя или нет, но, во всяком случае, хорошо, что сейчас есть этот товарищ Мишустин. Он мне, например, внушает какое-то доверие и уважение. Все-таки он, по-моему, понимает свое дело.

Но я хочу сказать и другое. У нас ведь мощный управленческий кризис. Надо менять тысячи функционеров. Неспециалистов на специалистов.

Весь правящий средний управленческий и высший управленческий класс надо менять. Там нет специалистов. Там уже, извините, зажравшиеся столоначальники, которые, кроме как о своих личных делах, больше ничего не знают и знать не хотят. И знать не будут.

Надо брать профессионалов неизбалованных, причем, из академической сферы, из университетов. Посмотрите на медиков: какую самоотверженность показывают доктора, не избалованные запахом больших денег! Какой смысл держать в министрах миллиардеров?

- Ну, что ж, спасибо вам огромное за этот оптимизм.

- Да. Я оптимист. Пессимистический оптимист. Ну, или оптимистический пессимист.

- Реалист, короче?

- Да. Хотелось бы им быть...

- Удачи!