2020-05-22T11:22:43+03:00

Словарь эпохи коронавируса: «Ковидиоты на самоизоляции зачали корониалов, зумились и оформили ковидиворс»

Что стало с русским языком за время пандемии — объясняет лингвист Максим Кронгауз
Поделиться:
Комментарии: comments3
Девочка приветствует подругу во время карантина в Бруклине, Нью-Йорк.Девочка приветствует подругу во время карантина в Бруклине, Нью-Йорк.Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

COVID начинался с иностранной аббревиатуры и за пару месяцев обратился самостоятельным русским словом «ковид». Пишем без кавычек, производим от него новые термины и части речи.

— Аббревиатура становится популярной, появляется стремление зафиксировать это на письме. Например, понизить регистр. Так было с «вузом». Часто это происходит со словами, в которых есть гласные. Аббревиатура из согласных труднее переходит в разряд обычного слова. Дальше аббревиатура обрастает «родственниками» — «вузовский», «ковидный», — рассказывает лингвист, профессор НИУ ВШЭ и РГГУ Максим Кронгауз.

Но если «вузу» потребовалось на переход несколько лет, то в интернет-эпоху язык меняется быстрей. COVID эволюционировал за пару месяцев.

— Слово стало спутником окружающей реальности. Мы существуем в контексте ковида, все время думаем об этом. Отсюда важность и частотность.

Лингвист Максим Кронгауз Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Лингвист Максим КронгаузФото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Ковидла и ковидло

— Разные гипотезы возникновения. Может быть жаргонное словообразование (сравните с «падла» — прим. авт.) или какие-то просторечные. «Ковидло» — это что-то чудовищное — «чудище обло». Если английский язык силен корнями, русский — суффиксами и приставками. Наш язык необычайно живо осваивает чужие корни, прикрепляя к ним морфемы. Часто они эмоционально окрашены, придают слову дополнительную ауру и тем самым делают его своим.

В русском языке фактор отношения к предмету очень важен. Мы создаем оттенки. Сколько замечательных вариантов образовано от sorry — «сорьки», «сорян».

Корона

— Чем важнее для нас слово, тем больше шансов, что мы его будем укорачивать. Это закон экономии речевых усилий. Компьютер стал важным предметом, и мы начали говорить «комп». В языке молодежи распространено — «варики», то есть «варианты», — объясняет Кронгауз.

Сейчас лингвисты дискутируют, вернет ли слово «корона» после окончания пандемии прежний статус, положительное значение. Вероятно, нет: мы не любим произносить имена болезней. «Рак» — люди говорят с опаской. Поэтому вполне возможно что мы будем избегать «короны» в дальнейшем. Называть какие-то товары так, вероятно, не будут.

Ковидиот

Мы должны были говорить «ковидоидиот». Но части корней одинаковые, они накладываются друг на друга. Поэтому мы говорим «знаменосец», а не «знаменоносец». В лингвистике это называется гаплологией. Но почему мы не говорим «коронадиот»?

— В этом случае не было бы языковой игры. Вообще «ковидиот» пришел к нам из английского, но в русском он звучит хорошо. Например, понятие «ковидиворс» (covid + divorce — «развод») — расторжение брака под влиянием самоизоляции, в русском не используют. Мы не чувствуем языковую игру, — говорит Максим Кронгауз.

Ковидный пациент

«Ковид» стал употребляться часто и появилась необходимость в прилагательном — «ковидный госпиталь/пациент». Одним из первых в прямых эфирах его стал употреблять мэр Москвы Сергей Собянин.

— Установить, кто автор того или иного слова, практически невозможно. Куда важнее фигура не создателя, а популяризатора. Они в истории сохраняются чаще. Если Собянин произнес с экранов «ковидный», то он как бы легализовал это слово. Хотя придумал, наверняка, не он. Это прилагательное могло появиться в головах многих, — поясняет лингвист.

Тестирование школьников на коронавирус в Ухане, Китай. Фото: REUTERS

Тестирование школьников на коронавирус в Ухане, Китай.Фото: REUTERS

Масочно-перчаточный режим

Первое время звучало неестественно. Объяснение простое:

— В обычной жизни используем «режим» в значении «политического». Часто с неодобрением: «тоталитарный», «режим диктатуры». Для людей постарше «режим» — спортивный или распорядок дня. А еще это бюрократический термин. Он странно сочетается с бытовыми словами «перчатки» и «маска». Но мы повторяем словосочетание тысячи раз и начинаем к нему привыкать. А это самое ценное в языке. Так происходило со словом «авторка» в феминистских дискуссиях. Первая реакция — улыбка, а когда в прессе повторили много раз, стало восприниматься спокойнее.

Самоизоляция и карантин

Самоиязолия — относительно новое слово. Появилось раньше, но употребляться стало именно сейчас. «Карантин» приобрело новый масштаб. Раньше это была изоляция группы людей, а теперь коснулось всего мира.

Богота, Колумбия. Музыкант группы мариачи исполняет песню во дворе жилого дома. Фото: REUTERS

Богота, Колумбия. Музыкант группы мариачи исполняет песню во дворе жилого дома.Фото: REUTERS

Социальная дистанция

Словосочетание понятно нам без расшифровки. Но если задуматься — отдает речевой избыточностью. Ведь можно просто сказать «соблюдайте дистанцию».

— Но «социальная» появилась не зря. Это подчеркивает наше отношение. Важный, практически, философский процесс: выражение симпатии всегда выражалось через сокращение дистанции. С неприятным человеком мы стараемся общаться на расстоянии. Сегодня оказывается, что с близкими мы должны вести себя иначе, вынуждены отдалиться от всех. «Социальная» подчеркивает, что эта дистанция неестественная, спущенная свыше, которую требует государство для нашей безопасности.

СЛОВОМ ГОДА СТАНОВИТСЯ...

Ежегодно лингвисты по всему миру выбирают слово года. У нас за это отвечает Институт русского языка. Например, в 2019 году это были «пожар» и «протест».

— Часто не согласен с их выбором, мне он кажется неинтересным. Например, если в этом году станет «инфекция» — это будет неинтересно. Слово и раньше было в языке, оно не поменяло значения. Надеюсь, что в этом году победит «коронавирус» или «ковид». У первого шансов больше. Но мне больше нравятся менее масштабные слова. «Удаленка» — существовало давно, но сейчас актуализировалось. Или «зумить» — актуально благодаря новому способу связи. От него появились еще «зум-вечеринки». Такие вещи улавливают дух эпохи, — считает Максим Кронгауз.

ВОПРОС РЕБРОМ

Как долго новинки останутся в языке?

— Это слова-однодневки. Они актуальны в этот период. После завершения эпохи болезни и самоизоляции они исчезнут. Но когда они умрут — сказать нельзя. Мы не знаем, когда уйдет вирус и не придет ли ему на смену другой. Язык следует за событиями в мире. Если карантин останется с нами, слова войдут в плоть и кровь русского языка. Если это разовое явление, то большая часть забудется. Сохранится название — ковид или коронавирус, как напоминание об эпохе. Так в языке осталось название гриппа «испанка» (1918-1920 гг). Скорее всего, и в то время были какие-то иные слова, но они ушли. Свойство памяти — быстро забывать неактуальное.

СЛОВАРЬ «КП»

Думскроллинг — листание ленты страшных новостей (doom — гибель, scroll — листать).

Маскобесие — ситуация с неразберихой вокруг масочного режима.

Ковидник — больница для пациентов с COVID или сам пациент.

Коронаскептик, коронадиссидент — отрицающий существование инфекции.

Зумбомбинг — шокирующий розыгрыш в прямом эфире сеанса видеосвязи.

Короиналы — зачатые во время пандемии дети (по аналогии с милениалами).

Карантикулы — режим нерабочих дней.

Инфодемияфейки о вирусе.

Вжоперти — очередной пример языковой игры.

Коронойя — навязчивые мысли во время пандемии.

Шашлычники — нарушители самоизоляции, которые устраивают пикники.

КСТАТИ

Кого шипперят тиктокеры: учимся понимать подростков

Журналист «Комсомолки» предлагает читателям вместе составить словарь нового молодежного сленга (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Распространение коронавируса в мире»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также