Общество24 января 2021 14:00

Для победы Ельцина в 1996-м народ пугали дефицитом и талонами «на жизнь»

Ухищрения политтехнологов и связи с криминальным миром. Публикуем еще один отрывок книги Михаила Зыгаря «Все свободны»
За подсчетом голосов все следили в прямом эфире. Никто не был уверен в победе своего кандидата. Фото: Борис КАВАШКИН/ТАСС

За подсчетом голосов все следили в прямом эфире. Никто не был уверен в победе своего кандидата. Фото: Борис КАВАШКИН/ТАСС

Известный российский журналист Михаил Зыгарь написал новую книгу «Все свободны» о закулисье выборов 1996 года, когда Борису Ельцину удалось снова стать президентом, хотя его рейтинг за полгода до голосования был всего 3 - 6%.

«Комсомолка» публикует отрывок, посвященный борьбе ельцинских политтехнологов с главным соперником Ельцина - коммунистом Геннадием Зюгановым.

Отрывок 1

Ванга предсказала Ельцину победу на выборах в 1996-м

Похожие талоны, отпечатанные штабом Ельцина, напоминали о дефиците позднего СССР.

Похожие талоны, отпечатанные штабом Ельцина, напоминали о дефиците позднего СССР.

Боевые отряды коммунистов

Перед первым туром штаб Ельцина пишет для президента финальное обращение к избирателям. Ельцин зачитывает его на камеру. Но он устал, у него нет сил, и он говорит совсем без выражения. Малашенко (гендиректор НТВ. - Ред.) размышляет, как сделать так, чтобы Ельцин выглядел эффектнее. Текст дают Олегу Табакову. Он исполняет его на разрыв - сотрудники штаба едва ли не плачут. Запись показывают Ельцину, чтобы он увидел, как надо, и повторил. Ельцин обижается и решает вообще не выступать ни с каким обращением.

Тогда штаб начинает финишный спурт без участия кандидата. Анатолий Чубайс встречается с главными редакторами основных СМИ и просит их быть пожестче к коммунистам. Страх перед их возвращением был основной идеей всей кампании, но напоследок надо бы еще сгустить краски.

Сначала помощник Ельцина Георгий Сатаров говорит во время пресс-конференции, что «коммунисты, возможно, готовят сценарий нелегитимного захвата власти». Одновременно Глеб Павловский (политтехнолог. - Ред.) пишет аналитический доклад. В нем говорится, что коммунисты не примут своего поражения, поэтому уже готовятся развязать гражданскую войну и собирают на всякий случай боевые отряды. 8 июня этот доклад публикуется в принадлежащей

Березовскому «Независимой газете» - в статье «Коммунистам бросают два серьезнейших обвинения - в подготовке захвата власти и в контактах с чеченскими сепаратистами».

Уже на следующий день Ельцин дает в Кремле большое интервью Евгению Киселеву, тот спрашивает: «Возможны ли провокации на выборах?» Президент отвечает утвердительно: а как же, вот даже «Независимая газета» уже написала...

Следом в журнале «Огонек», которым руководит Валентин Юмашев (в будущем - глава администрации Ельцина и муж его младшей дочери. - Ред.), появляется статья «В ружье. Коммунисты готовятся к вооруженному захвату власти».

Для закрепления ужаса компания Video International Михаила Лесина (в 1996-м - начальник управления президента по связям с общественностью. - Ред.) производит рекламные ролики, грозящие гражданской войной. Черно-белая хроника страшной разрухи после революции и загробный закадровый голос: «Никто в России в 1917 году не думал, что может быть голод. Коммунисты не сменили даже название. Они не будут менять и методы. Еще не поздно предотвратить гражданскую войну и голод». И финальный титр: «Спаси и сохрани Россию».

Наконец Глеб Павловский выпускает огромное количество наклеек «Ваш дом подлежит национализации» - их в преддверии выборов расклеивают везде, где только можно, чтобы напугать новоявленных собственников.

Спустя 25 лет Зюганов сердится, вспоминая ту кампанию. «Я родился после того, как мою Орловщину освободили. Но людям так прочистили башку, что я приду, у всех все отниму. Я говорю им: «Я ни у кого ничего не отнимал и не собираюсь отнимать. Будете жить по закону, а законы будут соответствовать интересам страны». Мне отвечают: «Вы же раскулачивали!» Я говорю: «Я никого не раскулачивал, я десять лет руководил силовыми ведомствами, включая милицию, госбезопасность, прокуратуру, суды, - ни один человек не скажет, что по моему навету кого-то посадили». В общем, кампания была жестокая. Мне пришлось близких своих прятать, отправлять подальше».

Народ боялся тотальной бедности: на этом и играли политтехнологи. Фото: Александр ШМЕЛЕВ/Global Look Press

Народ боялся тотальной бедности: на этом и играли политтехнологи. Фото: Александр ШМЕЛЕВ/Global Look Press

Сжечь «Не дай Бог»!

Ближе к первому туру команда Алексея Ситникова (политтехнолог, член предвыборного штаба Ельцина. - Ред.) отправляется в Краснодарский край - крупный регион, сердце «красного пояса». Все понимают, что местное начальство больше работает на коммунистов, чем на Ельцина.

Ситников снимает здание общежития техникума на окраине города и обосновывается там. Финансирование привозят из Москвы в огромных клетчатых сумках, которыми обычно пользуются торгующие на рынках челноки. В каждой сумке - по несколько миллионов долларов, завернутых в трусы, носки и рубашки. «В Москве при вылете сдаешь сумку в багаж, - рассказывает Ситников о своем опыте перевозки наличных, - а потом стоишь в Краснодаре и думаешь: «Вот кто-нибудь соберется украсть эти носки? И что потом делать? Где искать миллион?»

Осмотревшись на месте, Ситников делает вывод, что проводимая в регионе агитация в пользу Ельцина больше вредит, чем помогает. Самые большие претензии - к газете «Не дай Бог!». Она печатается в Финляндии, на красивой цветной бумаге - и в регионе, где у людей нет денег, даже чтобы купить детям тетради, совсем не воспринимается. Газета только настраивает избирателей против президента. «Смотри, как Ельцин шикует», - обсуждают они.

Ситников решает, что надо прекратить распространение газеты в Краснодарском крае. Но повлиять как-то на Москву невозможно: там газета всем нравится. Что-то изменить на краевом уровне тоже не получается: Ситников уверяет, что местная власть на самом деле сочувствует коммунистам, а значит, следит за тем, чтобы тираж встретили на вокзале и в целости и сохранности распихали по почтовым ящикам.

Дальше история Ситникова напоминает вестерн: он якобы придумывает диверсионную акцию. На пути следования поезда, который везет отпечатанный тираж газеты «Не дай Бог!», прямо на рельсы валят дерево. Поезд останавливается - московские политтехнологи вскрывают вагон, вытаскивают тираж «Не дай Бог!» и сжигают в лесу возле железной дороги. Вице-губернатор на станции обнаруживает, что груз похищен. Недоумевающий старенький машинист поезда говорит, что со времен войны такой партизанщины в крае не припомнит.

На следующий день в московских СМИ выходят материалы, что краснодарские коммунисты совсем озверели: нападают на поезда и сжигают ненавистную им газету «Не дай Бог!».

А ведь за полгода до выборов рейтинг президента составлял 3 - 6%. Фото: Александр ЧУМИЧЕВ/ТАСС

А ведь за полгода до выборов рейтинг президента составлял 3 - 6%. Фото: Александр ЧУМИЧЕВ/ТАСС

Пацаны и наблюдатели

Очередной пугающий креатив команды Лесина - наклейки «Купи еды в последний раз», которые появляются на входах в магазины по всей стране.

Незадолго до первого тура команда Ситникова в Краснодаре придумывает, как развить эту идею и еще сильнее напугать местных жителей возвращением советского ассортимента в магазины. Сначала они печатают талоны - такие же, как были в 1990 - 1991 годах. Тогда советская экономика перестала работать, возник дефицит даже элементарных товаров, их продавали по талонам. И вот теперь похожие талоны - на макароны, сахар, соль и даже «на жизнь» - рассовывают по почтовым ящикам краснодарцев. Все как можно правдоподобнее. Чтобы люди запаниковали: «Опять талоны?»

Но это только начало. Второй шаг - убедить владельцев маленьких частных магазинчиков на пару дней перед выборами поменять ассортимент: убрать все привычные товары и оставить только то, что было на прилавках в конце 1980-х: уксус, спички и морскую капусту.

«Утром мужик в трениках с вытянутыми коленками придет привычно с авоськой за яблоками, кефиром, колбасой и вином в киоск у дома, а увидит голодные прилавки конца 1980-х» - таков был план Ситникова. Но чтобы все получилось, требовалось согласие владельцев торговых точек. Диалог с ними происходил по одному сценарию.

- В воскресенье выборы, а можешь на два дня перед этим убрать все с прилавков? Ты же не хочешь, чтобы коммунисты победили?

- Нет, не хочу.

- Ну помоги нам, на два дня сделай пустой прилавок. Подыграй.

- В общем, идея правильная, но это ж у меня два дня выручки не будет…

- А так через неделю ты вообще все потеряешь.

- Мне надо посоветоваться.

- С кем посоветоваться-то?

- Ну вы знаете, у нас есть те, кому мы платим…

У каждого торговца есть крыша, с которой тому надо поговорить.

Вечером в дверь общежития, где сидит Ситников, стучат. «А мы всего боимся, потому что мы же против местной власти работаем. МВД, ФСБ, губернатор, мэр - мы же против них тут деревья валим». Ситников смотрит в окно: не милиция ли? Нет, «Жигули» вон стоят. Дальше дверь открывается и заходят ребята с цепями на шее и в спортивных штанах: «Нам тут передали, что вы на нашей территории собираетесь закрыть магазины на два дня». Ситников объясняет: «Ребята, мы ничего плохого не имеем в виду, но просто, если этого не сделать, то через неделю уже ничего ни у кого не будет. Победит Зюганов - и все, вернется коммунизм». - «Ну да. Но нам надо с боссом поговорить». - «А вы что, не главные?» - «Нет, у нас есть босс по району».

На следующий вечер опять стук в дверь. Москвичи смотрят за окно: там стоит подержанный Mercedes. Заходит мужик в костюме с золотой цепью на шее, за ним два охранника-головореза: «Вы тут на районе у меня собрались… мне сказали мои ребята…» Ситников повторяет свои аргументы. «Ну ладно, мне надо посоветоваться», - говорит гость. «Тебе-то с кем советоваться?!» - «С кем надо».

Через день опять стук в дверь, москвичи выглядывают в окно в поисках лимузина. Но там припаркованы «Жигули». В штаб заходит прилично одетый мужчина, этакий профессор-очкарик. Он говорит: «Я тут наблюдаю за вами, ребята. Ну вы молодцы! С талонами хорошо придумали, я сам получил - и прямо пот прошиб. Я понимаю вашу идею. В этих районах разрешаю. Я всем дал команду, все сделают». «Что, все магазины?» - не верит и переспрашивает Ситников. - «Да, все магазины». «А вы кто такой?» - пытается понять политтехнолог. «Да какая вам разница, кто я такой. Может быть, вам помощь нужна? Люди с транспортом, например?»

Ситников размышляет вслух: «В крае три тысячи избирательных участков… да… помощь бы не помешала… Транспорт с людьми был бы кстати». - «С оружием?» «Не знаю, - размышляет Ситников. - Может, если у кого-то будет, то хорошо, но, наверное, необязательно». «Сколько народу-то нужно?» - допытывается гость. «Если попрошу человека четыре с машиной, это возможно? Мало ли, вдруг будет совсем беспредел», - просит Ситников. «Не много?» - «Хотя бы две машины дайте». «Две не дам, одну дам», - отвечает гость и уезжает.

16 июня, воскресенье, день первого тура. «Мы с ребятами просыпаемся от гула за окнами, - вспоминает Ситников. - Вся площадь и улицы вокруг забиты братвой, машин видимо-невидимо. Номера от Воронежа до Калмыкии… Нам пригнали не машину с четырьмя пацанами, а по машине на каждый участок! В «красном поясе» губернаторы, спецслужбы, мэры и избирательные комиссии, естественно, за коммунистов. Наша задача была не дать им слишком много вбросить. Они должны были озираться и бояться».

(Книга Михаила Зыгаря «Все свободны» вышла в издательстве «Альпина Паблишер».)

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

В первом туре президентских выборов 1996 года не победил никто. Ельцин набрал 35% голосов, Зюганов - 32%, генерал Лебедь - 14%.

Перед вторым туром Ельцин переманивает на свою сторону Лебедя, дав ему пост секретаря Совбеза. И выигрывает выборы. Во втором туре у Ельцина уже 53% голосов, а у Зюганова - 40%.

ДОСЬЕ «КП»

Михаил ЗЫГАРЬ - известный российский журналист. Начинал в «Коммерсанте», 5 лет был главредом телеканала «Дождь». Как сам он рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда» (fm.kp.ru), во время описанных в книге событий он учился в школе (ему было 15 лет). Потому, чтобы описать 1996 год, Зыгарю пришлось провести много часов в беседах с участниками тех событий. Автор поговорил с десятками героев своей книги: от Геннадия Зюганова до Наташи Королевой, от Владимира Потанина до Ирины Хакамады, от Константина Эрнста до Анатолия Чубайса. Эти беседы и легли в основу книги.

СКАЗАНО

Геннадий Зюганов: Если бы после выборов 1996-го, когда Россия развалилась пополам, я бы столкнулся с Ельциным - страны бы не было

Такое сенсационное признание лидер КПРФ сделал в минувший понедельник в прямом эфире Радио «Комсомольская правда» (подробности)

В ТЕМУ

Ванга предсказала Ельцину победу на выборах в 1996-м

Деньги нужны не только на агитацию, но и на удовлетворение нужд избирателей. В середине 1990-х большинство россиян живут очень бедно, а у государства все время не хватает денег на пенсии и зарплаты бюджетникам. Обычно выплаты задерживают на три - шесть месяцев. Перед выборами это недопустимо - и Ельцин публично обещает, что в мае все долги перед бюджетниками будут закрыты (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Михаил Зыгарь: «С 1996-го по 1999-й в России не было президента»

Известный журналист и писатель рассказал в эфире радио «КП» о том, какие последствия имело избрание Ельцина на второй срок (подробности)