Здоровье
Эксклюзив kp.rukp.ru
24 февраля 2021 17:56

Вирусолог Альтштейн объяснил, почему пандемия коронавируса завершится к 2022 году

«Комсомолка» обсудила заявление директора ВОЗ Ханса Клюге с профессором-вирусологом
Ученые прогнозируют, что к 2022 году пандемия сойдет на нет.

Ученые прогнозируют, что к 2022 году пандемия сойдет на нет.

Фото: pixabay.com

Региональный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по Европе доктор Ханс Клюге в эфире датской телекомпании DR сделал ряд серьезных заявлений. Во-первых, он дал оптимистичный прогноз: вспышка коронавируса закончится в начале 2022 года! Расслабляться, конечно, еще рано, COVID-19 продолжит распространяться и в 2021-м году, но «он будет более управляемым, чем в 2020-м», а худшие сценарии остались позади.

- Вирус будет продолжать существовать, но я не думаю, что ограничения будут необходимы. - сказал Ханс Клюге.

Региональный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по Европе доктор Ханс Клюге

Фото: Twitter.com

Во-вторых, чиновник ВОЗ сформулировал новые угрозы. Мутации вируса и новые штаммы вопреки опасениям не станут серьезным вызовом для разработанных вакцин. Производить новые варианты вакцин с нуля не потребуется, их можно будет доработать с учетом новых мутаций. А вот самая большая проблема возникнет, когда вакцинация станет по настоящему массовой и привитые люди будут находиться в одной среде с теми, кто еще не получил вакцину.

Прокомментировать заявления руководителя Европейского бюро ВОЗ «Комсомолка» попросила профессора-вирусолога, доктора медицинских наук, сотрудника Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи Анатолия Альтштейна.

Профессор-вирусолог, доктор медицинских наук, сотрудник Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи Анатолий Альтштейн

Фото: Кадр видео

- Анатолий Давидович, насколько сценарий, озвученный Хансом Клюге, реален? Действительно ли к 2022 году пандемия закончится?

- Я тоже хотел бы в это верить и определенные основания для такой веры есть. Думаю, в 2022-м году мы будем считать, что пандемия закончена, хоть это и не значит, что случаев заболевания ковидом не будет вообще. Нашей основной заботой станет вакцинация, но с нами в определенной мере останутся и маски, и дистанцирование. Здесь примером могут послужить страны юго-восточной Азии и Япония, там люди привыкли в местах скопления ходить в масках. И это правильно.

- Доктор Клюге сказал, что вакцины могут быть усовершенствованы на основе новых мутаций вируса, если это будет необходимо. Насколько это простой процесс?

- Если мы возьмем вакцины Pfizer или Moderna, то процесс производства адаптировать достаточно просто. Вводятся параметры новых штаммов, и автомат начинает чуть по-другому работать. На безопасности это скажется минимально и на такую перестройку потребуется день. Что касается векторных вакцин (например, вакцина Центра имени Гамалеи «Спутник V», - Ред.), с ними дело обстоит сложнее, но их адаптация также возможна, просто потребуется больше времени: недели или месяцы. Сомнений в том, что цельновирионная вакцина, которую производят в Центре имени Чумакова (препарат «КовиВак», - прим. ред.), и в будущем будет показывать свою эффективность, у меня тоже нет.

Другое дело, что ее сложно произвести в большом количестве. Цифра в 10 млн доз в год вполне реальная, но недостаточная для такой страны, как Россия. Если говорить про отечественные вакцины, то тут у меня некоторые опасения вызывает «ЭпиВакКорона» (разработана в Центре «Вектор», - Ред.), по которой мы никак не можем получить данные об эффективности. С точки зрения теории эта вакцина вызывает большие вопросы. Это очень хороший препарат с точки зрения безопасности, но при его конструировании нарушен очень важный принцип. Мы сейчас доподлинно знаем, что S-белок – это главный элемент, который вызывает иммунитет. В «ЭпиВакКороне» нет этого белка, там использованы три пептида измельченного S-белка и теоретически не возможно, чтобы эти три пептида заменили S-белок. Как они могут сложиться в структуру, которая будет иммуногенной - мне не понятно ( "КП" готовит интервью с разработчиками "ЭпиВакКороны", где они подробно ответят на все вопросы - Ред).

Быть может, я ошибаюсь, но мне бы очень хотелось увидеть данные третьей фазы клинических испытаний, а насколько я знаю, эта фаза запланирована только на 3-х тысячах человек. Это значит, что убедительных данных я никогда не увижу (для сравнения в испытаниях третьей фазы “Спутник V” участвовали более 40 тысяч человек - Ред).

- Почему доктор Клюге назвал главной угрозой ситуацию, когда в одной среде с привитыми людьми окажутся те, кто не получил вакцину?

- Тут дело в том, что привитые люди, могут начать себя вести с нарушением противоэпидемических правил в силу психологических причин. Их вольное поведение, представление о том, что вакцина – это панацея против болезни, и если они получили вакцину, то безопасность обеспечена на 100 процентов, - вот это заблуждение может быть широко распространено. Активным распространителем вируса вакцинированный человек быть не может, потому что в его организме вирус вряд ли будет приживаться, но заражение вакцинированного не исключается и вероятность, что он может передать вирус, тоже есть. Вакцина – это хорошее и эффективное противоэпидемическое средство, но – только одно из целого ряда средств.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Вылечить и не покалечить»: какие лекарства действительно помогают при COVID-19

По просьбе «КП» данные исследований в разных странах мира проанализировал и прокомментировал Заслуженный врач России Михаил Каган (подробности)