Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Звезды15 марта 2021 22:02

Вечный зов монет и русалок

Наш обозреватель Денис Горелов - о сериале «Угрюм-река»
«Штамм вирусного идиотизма начинает угрожать мозгу»: Анфиса (Юлия Пересильд), Прохор (Александр Горбатов) и Петр Громов (Александр Балуев) в новой версии «Угрюм-реки». Фото: Анна МИТРОХИНА/Первый канал

«Штамм вирусного идиотизма начинает угрожать мозгу»: Анфиса (Юлия Пересильд), Прохор (Александр Горбатов) и Петр Громов (Александр Балуев) в новой версии «Угрюм-реки». Фото: Анна МИТРОХИНА/Первый канал

Шишкова Есенин назвал в числе шести крупнейших писателей, пришедших с революцией. Кроме него, помянул Зощенко, Пильняка и Бабеля: о Шолохове с Булгаковым тогда и слуха не было, а третий Толстой еще не пришел.

Десятью годами позже Шишков опубликует свой главный роман «Угрюм-река», где достоевщины нагонит, сколько Ф. М. и не снилось. Отец и сын пользуют одну и ту же сибирскую Кармен и убить друг друга готовы, но убивают ее. Сын женится на девице, чьих деда с бабкой зарезал его собственный пращур. Все венчается Ленским расстрелом, порождением сатанинской жадности героя-хозяина. Есенину, поклоннику Пугачева с Махно и любителю кидать баб в надлежащую волну, понравилось бы. Сталину, роже каторжной, тем более. Пильняка с Бабелем его люди убьют, Зощенко облают, а Шишкова не тронут: пусть. Время славить барыг-миллионщиков придет только 35 лет спустя.

Будь у нас в те дальние 60-е годы критика и политология, они бы непременно зафиксировали натуральный правый откат. Города стремительно окулачивались. Косыгинский НЭП открыл возможности не только крупных заработков (севера`, нефтянка, гражданский флот), но и масштабных трат. Кино вспомнило про хватких сибирских бородачей-освоителей. О заштатной Свердловской киностудии и помину б не было, кабы не Ярополк Лапшин и его первая в нашем кино сага об оголтелом русском биг-бизнесе «Угрюм-река» (а после «Приваловские миллионы», а еще после «Демидовы»).

Что же толкнуло к повторной экранизации страну, уже прошедшую искус капитализма? Правильный ответ: бабы. Колдуньи-ворожеи-русалки. Ведьмачество, омуты, зелье, приворотный хохот, которого так много было у Шишкова и так мало у материалиста Лапшина.

Не след забывать, что столбовой, марочной аудиторией Первого канала - производителя являются тетки. Телевидение за вычетом спорта у нас и так на 80 процентов женское, так Первый субботней сплетней, феминистскими ток-шоу, коньками со звездами и симуляцией судебных скандалов, кажется, отпугнуло от экрана мужчин вовсе. Отсюда выбор сценаристки Сапрыкиной для адаптации сугубо мужского романа и густая смесь перебранки, сантимента и внезапного морализма в совершенно бесстыдной истории. Сибиряки в дикой глуши купаются в кальсонах. Влажные грезы Прошки по голым Анфиске, Таньке и Нинке сокращены для сбережения общественной нравственности. Напоказ живущая с богачом Анфиса после ночи падения заказывает баню, чтоб смыть грех (дикая сапрыкинская отсебятина). Да еще требует с хахаля за любовь новую избу, которую в романе он ей отгрохал сам. Из волнующей мужские сердца ветреной чертовки героиня превращается в потаскуху с припадками стыдливости - любимый персонаж кумушек; такой ее и играет Юлия Пересильд.

32-летняя Софья Эрнст в роли гимназистки Нины возбуждает здоровый интерес: с чего так заневестилась дочь барышника, в такие-то годы ни разу не бывавшая замужем? Прохор, 18-летний в романе, исполнен Александром Горбатовым в 32 и выглядит сущим дурнем со своей манерой плясать по всякому поводу и дважды в серию бахвалиться завтрашней силой и капиталом. Что простительно мальчишке, странно звучит из уст сивоусого дяди Саши.

Сибирь требует от неподготовленных натур удали и разгула. В дальней деревушке Иркутской губернии откуда-то берется цыганский хор. Поп в Масленицу попрекает мирян блинами (!). От смерти в тайге героев спасают не якуты, а неизвестно как проехавший обоз с бубенцами. Временами кажется, что все это сочинил американец, который без цыган, блинов и троек Россию вообразить не в состоянии.

Штамм подступающего вирусного идиотизма начинает всерьез угрожать мозгу, а ведь прошло только четверть картины.

Как-то раз, услышав на одном из просмотров с экрана: «Станция Березайка», товарищ Сталин сухо молвил: «Вот на этой станции мы и сойдем». И ушел.

Первый канал по случаю Женского дня успел показать четыре серии из шестнадцати. На этой станции мы и сойдем.

Шишков простит.

«УГРЮМ-РЕКА»

2021 г.

Реж. Юрий Мороз.

По роману Вячеслава Шишкова. Первый канал.