Дом. Семья6 апреля 2021 20:05

Беглец с Камчатки против русского робинзона

Король Мадагаскара высадил будущего знаменитого мореплавателя на необитаемом острове Курильской гряды на верную гибель. Но тот выжил...
Вид острова Маканруши.

Вид острова Маканруши.

Фото: wikimedia.org

Продолжение. Часть 1. Часть 2.

Эта история дальневосточной робинзонады русского моряка Герасима Измайлова тесно связана с судьбой польского авантюриста Мориса Беневского. Первый - молодой, но уже опытный мореход. Второй - рубака на земле, пират на море и отчаянный фантазер в «мемуарах». Первый умудрился целый год - с 1771-го по 1772-й - прожить на необитаемом курильском островке Маканруши (по другим данным - Симушир), куда его определил второй - единственный за всю историю Камчатки ссыльный, умудрившийся сбежать, угнав небольшой, но все же боевой корабль…

Прирожденный авантюрист

Морис Беневский был личностью незаурядной даже для своего, весьма богатого приключениями XVIII века. Поляк успел в юном возрасте повоевать, дослужиться до полковника, получить графский титул, ввязаться в польское восстание против России и попасть за это в ссылку на Камчатку. Но и там не успокоился - поднял бунт вместе с другими ссыльными, захватив целый город Большерецк, взяв приступом стены центральной крепости, заставив сдаться вооруженный до зубов гарнизон… Именно так гласит его автобиография. И если европейские приключения ставили его в один ряд с такими героями-любовниками, как Калиостро и Казанова, то литературное баловство низводило до уровня барона Мюнхгаузена. Ибо на поверку город оказался деревней, гарнизон - дюжиной престарелых казачков, а крепость - избушкой пьяницы-коменданта. Но головокружительная история побега с Камчатки через полмира во Францию - была. Правда, Беневский скромно умолчал о таких своих подвигах, как продажа угнанного галеота «Святой Петр» португальцам в Макао (вместе с экипажем!). Или о том, как бросил на необитаемом острове русского моряка с семьей камчадалов...

Морис Беневский - бунтовщик, пират и фантазер...

Фото: wikimedia.org

Случайный пассажир

Ученик штурмана Герасим Измайлов попал на судно против своей воли. И потому лелеял надежду захватить корабль и увести его обратно на Камчатку. Удачный момент представился во время стоянки на курильском острове Маканруши, где беглецы готовились к дальнему океанскому переходу - латали паруса, сушили сухари, били морского зверя, запасались пресной водой.

Измайлов склонил на свою сторону десятерых членов экипажа, среди которых оказался предатель. В бешенстве Беневский приказал высечь бунтовщиков и оставить зачинщиков на необитаемом острове. Измайлов и его помощник - камчадал Алексей Поранчин с женой Лукерьей - были брошены на Маканруши.

Беневский расщедрился лишь на «три сумы провианта (хлеба и ржаной муки в основном. - Ред.), ружье «винтовантое», у которого была сломана ложа; пороха и свинца фунта с полтора; топор, фунтов десять прядева (тонкого шнура. - Ред.), четыре флага, рубашки (одну холщовую, три дабяных), два полотенца, одеяло, собачью парку, камлею (куртка из оленьей шкуры с капюшоном. - Ред.), фуфайку со штанами».

Прямо скажем - не самый идеальный набор для выживания на необитаемом острове.

Такой же корабль был угнан повстанцами из Большерецка.

Фото: wikimedia.org

Курильская одиссея

29 мая 1771 года три человека стояли на берегу и молча смотрели на тающий у горизонта парус... Одновременно таяла надежда на выживание. Клочок суши 10 на 7,5 км даже отдаленно не походил на райские кущи Робинзона Крузо. Если бы не голод, так холод доконает. Если цинга не опередит.

Но тут вроде повезло. В начале августа на остров прибыли промысловики-зверобои. Правда, так же неожиданно и отбыли, забрав с собой семью Поранчиных. А Измайлова опять бросили. Причина подлого поступка не ясна до сих пор. Может, Поранчин что напел землякам - за пару месяцев совместной жизни явно были конфликты, а то и ревность - женщина никогда не цементирует мужской коллектив...

В этот раз штурману пришлось еще хуже. Ведь практически все припасы моряк выменял у зверобоев на продукты. Это помогло кое-как протянуть пару месяцев. Но когда продукты и порох кончились, он перешел на питание лишь «морскими ракушками, капустою и кореньями».

В любом случае зимы бы он не пережил - без припасов, без избы, без теплой одежды, наконец. Но случилось чудо: к началу морозов на острове очутились промышленники купца Протодьяконова и - запертые льдами и погодой - решили зимовать. Они-то и нашли жутко отощавшего и обессилевшего штурмана. Спасли, откормили. Вместе построили зимовье, вместе стали бить зверя. Только в июле 1772 года Измайлов вернулся на Камчатку. Конечно же, был арестован, допрошен с пристрастием. Но, к счастью, оправдан. Невиновность доказали в том числе и шрамы от плетей Беневского...

Карта островов.

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

Шпага Кука

Судьбы Беневского и Измайлова сложились по-разному. Польский авантюрист поучаствовал еще в нескольких войнах, пытался построить карьеру в США во время борьбы за независимость. В итоге самопровозгласил себя королем Мадагаскара, но погиб в первой же стычке с французскими колонистами.

А Герасим Измайлов продолжил морскую службу. Принял участие во многих географических экспедициях по Дальнему Востоку и Русской Америке, стирая многочисленные «белые пятна» с карты мира.

В 1778 году на Алеутских островах моряк встретился со знаменитым английским путешественником Джеймсом Куком, который написал в своем отчете: «Я убедился, что он отлично знает географию этих мест и что ему известны все открытия, совершенные русскими, причем он сразу же указал на ошибки на новых картах… Этот мистер Измайлов по своим дарованиям достоин более высокого положения, чем то, которое он занимает…»

На прощание Кук подарил Измайлову свою шпагу. В знак уважения перед его географическим талантом. И в восхищении от его приключений на курильском острове...