Общество23 марта 2021 14:29

Борис Шпигель находится на грани смерти

Его лечащий врач сообщил: - Отсутствие своевременного медицинского реагирования в отсутствии круглосуточного медицинского наблюдения может привести к смерти Бориса Исааковича Шпигеля
Борис Шпигель. Фото: сайт "Биотэк"

Борис Шпигель. Фото: сайт "Биотэк"

Последние дни в новостях по всей России говорят только об одном – задержании губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева и создателя компании «Биотэк» Бориса Шпигеля. Полной неожиданностью для многих стало заключение Бориса Исааковича под стражу. Шпигель, которому в феврале исполнилось 68 лет, находится, по заявлениям врачей , на грани жизни и смерти. Несколько раз ему вызывали Скорую в изолятор, в суде он не смог из-за плохого самочувствия подняться на второй этаж. Даже не специалисту по видеозаписи из зала заседаний было очевидно тяжелое физическое состояние подследственного. В итоге врачи были вынуждены отправить его в больницу исходя из состояния здоровья. Возникает логичный вопрос – есть ли такая острая нужда в содержании больного человека в условиях, угрожающих его жизни. А может он и не нужен уже следствию живой? Или кому-то хочется, чтобы Шпигель ушел не в фигуральном смысле, а в реальном.

Вообще, избирательность нашего следствия и судебной системы часто в последнее время вызывает у простого обывателя вопросы.

Можно вспомнить громкие дела последних лет, где подозреваемые в более масштабных преступлениях, имеющих последствия, куда значимые, чем те, в которых пока только подозревают семейство Шпигель, «маялись» под домашним арестом, а потом получали смущающие специалистов сроки наказания.

К слову, домашний арест вполне обеспечивает жесткий контроль за подследственным и почти исключает возможность его побега, что собственно и требуется для следствия.

С какой целью держат тяжело больного человека в изоляторе, с учетом того, что вряд ли он сможет куда-то деться от следствия, учитывая его состояние – остается загадкой. В разговоре с членом ОНК Евой Меркачевой Борис Исаакович сказал – «Я не жилец» и признался, что ему тяжело дышать.

Если абстрагироваться от ситуации, и задать вопрос, «кому это выгодно», то можно понять, что вряд ли эта история случилась сама по себе. Биотэк – один из старейших и крупных игроков на фармацевтическим рынке, действительно имеют очень большой опыт и высокую компетентность в сфере бюджетных закупок. За последние годы компания динамично развивается за счет работы на ниве отечественного здравоохранения плюс попытки некоторых инноваций, дезсредства, и все благодаря тому что компания держит нос по ветру. Конечно, это не нравится конкурентам, и мы удивляемся тому, насколько конкуренты готовы манипулировать сознанием людей для того, чтобы переделать рынок.

Как это скажется на рынке? Биотэк вроде вовремя все поставлял, без особых замечаний выполнял все контракты, работал на благо россиян и здравоохранения. Попытка выжить Биотэк с рынка – значит обнажить потребности страны, какую вряд ли кто-то сможет закрыть. СМИ активно перепечатывают информацию о том, что Шпигель чуть ли не лично давал губернатору Пензы взятку в виде машины, которая числится на балансе у фирмы, и никому не дарилась, что легко проверить по документам. Плюс те, кто оперирует суммами, которые якобы заработал «Биотэк» на ковиде, не понимает, что Группа Компаний выступает как дистрибьютор, и основную прибыль получает производитель. Поэтому обвинения в коррупции, которыми оперирует пресса, они, конечно, выглядят устрашающе, но вряд ли ситуация настолько ужасна и стоит того, чтобы уморить Шпигеля, который сделал не мало для нашей страны.

Председатель совета общественных организаций по защите прав пациентов при федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения Ян Власов: - Я думаю, что не надо Бориса Исааковича отправлять ни на какой арест. Помещать тяжело больного человека, известного мецената, который представляет нас на всемирной арене с международным движением «Мир без нацизма» и занимался разработкой соответствующего закона не только негуманно, но еще и глупо. Я думаю, что эта тема связана исключительно с бизнесом. Игроки пошли ва-банк, никакой политики, думаю, за этим нет, и подобного рода «священные жертвы» приносить нельзя. И участвовать в этом государственным органам, показывая по какую сторону бизнеса они стоят, да еще и накануне выборов мне видится не вполне дальновидным. С другой стороны, крупный бизнес, а фарминдустрия – это именно крупный бизнес, никогда не был чистоплотным ни в какие времена и ни в одной стране мира – это жесткие правила, где подчас и нет никаких правил и очень напряженная жизнь. Бизнес преследует единственную цель – извлечение прибыли и «ничего личного».

Кстати г-н Шпигель как раз отличается от обычных бизнесменов тем, что он жертвовал значительные средства для обеспечения социально незащищенных слоев населения необходимой им помощью. Помещение такого человека до доказательства его вины в сизо видится неоправданной жестокостью и частью чьей-то бизнес-стратегии.

Абдурахманов Умеджан, личный врач Бориса Шпигеля, рассказал в суде. – «Начиная с 2006-го года Борис Шпигель находится под непрерывным врачебном наблюдением кардиореаниматологов, которые работают с ним в круглосуточном режиме и неоднократно спасали ему жизнь во время инфарктов. Отсутствие своевременного медицинского реагирования в отсутствии круглосуточного медицинского наблюдения может привести к смерти Бориса Исааковича Шпигеля.