Экономика30 марта 2021 10:40

Принуждение к экологическому повиновению

России пора проводить «импортозамещение» в своей природоохранной политике
О реальных экологических угрозах России прозападные эко-организации предпочитают отмалчиваться. Фото: ITAR-TASS

О реальных экологических угрозах России прозападные эко-организации предпочитают отмалчиваться. Фото: ITAR-TASS

«ГУМАНИТАРНЫЕ» ВОЙНЫ

Наблюдая за разнообразием видов и средств, при помощи которых «коллективный запад» пытается оказывать давление на Россию, всякий раз удивляешься изобретательности в достижении цели - ведь раз за разом придумывают что-нибудь новенькое. Поневоле отдаешь должное напористости и неиссякаемому энтузиазму, с которыми предпринимаются все более вычурные попытки перекроить весь мир на свой манер, продвигая свою цензуру, свои суды, свои ценности — априори самые гуманные, демократические, либеральные и справедливые.

Арсенал действий наших партнеров весьма широк, но сейчас хочется поговорить об одном из них. Речь, по сути, идет о национальной деиндустриализации через экологическое повиновение.

ТАЙНЫ ПАРИЖСКОГО СОГЛАШЕНИЯ

15 марта 2021 года парламент Евросоюза принял резолюцию о введении углеродного налога, механизм которого, скорее всего, будет запущен уже в июне. Смысл налога - в обложении гигантскими пошлинами большей части сырьевого импорта в ЕС. Нефти, угля, металлов – в общем всего того, что является главной торговой специализацией России. Уровень «таможенной углеродной корректировки», как деликатно называют свою мытарскую инициативу европарламентеры, таков, что делает абсолютно невыгодной работу многих российских промышленных предприятии , зарабатывающих на экспорте. Отличный ход, если учесть, что Европа так и не сумела создать достойную альтернативу российским энергоресурсам, не особенно-то рассчитывая в холодные зимы на свои ветряки и солнечные панели.

Самое обидное, что Россия практически не может противиться этой навязываемой политике, прикрывающейся экологическими одеждами. Мы в 2015 году сами вступили в Парижское соглашение по климату, приняли повышенные обязательства об ускоренной декарбонизации – теперь вот расхлебываем.

А ведь находятся и у нас «горячие головы», которые призывают выйти из Парижского соглашения, как это в 2017 году сделал президент США Дональд Трамп. В частности, на минувшей неделе с таким предложением выступил первый заместитель председателя комитета по регламенту Госдумы РФ Олег Нилов. «Парижское соглашение преследует не только бизнес-интересы стран-инициаторов. Это еще и рычаг по управлению промышленностью и сельским хозяйством других государств посредством введения налогов, на которые эти другие государства не соглашались», - заявил Нилов.

Увы, пока ничего не известно о реакции российского руководства на явно невыгодную для нашей страны европейскую инициативу. Остается лишь надеяться, что после того, как будет объявлена официальная дата вступления в силу углеродного налога, процесс выхода из Парижского соглашения все же будет активирован.

НЕ ВСЕ ТО ЗОЛОТО…

И уж совершенно точно России следует отдать приоритет и финансирование отечественным, автономным от западных инвестиции , экологическим организациям. Пока же складывается вполне обоснованное ощущение, что вся мировая природоохранная повестка забита отделениями англосаксонских эко-фондов, от Green Peace до Всемирного фонда дикой природы (WWF), где забота о сохранении биоразнообразия всегда уж как-то слишком плотно увязана с политическими интересами отдельных государств, а сама экология давно поделена на «вашу» и «нашу».

Самые громкие инициативы WWF касаются, по странному совпадению, наиболее инвестиционно-емких или стратегически важных проектов: будь то промышленность и энергетика, освоение арктического пространства и даже строительство новых курортов. Судя по всему, в России не должно развиваться ничто, способное составить конкуренцию западным промышленным гигантам. Тот же WWF на днях атаковал еще одну отрасль, критически важную для нашего национального дохода – золотодобычу. Эко-активисты потребовали от Минприроды РФ аж на 10 лет приостановить выдачу лицензии на разведку новых месторождении россыпного золота на Дальнем Востоке и Сибири, а также на его добычу. Вот так просто: взять и выключить, будто тумблером, целую отрасль народного хозяйства. Представьте, что они к Пекину с таким требованием обращаются. Или к Вашингтону. Но к Москве — можно. Станет ли в результате экология на Колыме лучше – еще вилами по воде писано (да и не сказать, что там есть серьезные проблемы; по крайней мере, в последнем рейтинге «Зеленого патруля» Магаданская область на достойном 14-м месте из 85 регионов России), а вот то, что конкуренты-золотодобытчики в итоге смогут выдавить с мирового рынка сильного конкурента – это факт.

А ПРО КРЫМ - МОЛЧОК

Однако о реальных экологических угрозах России западные эко-организации предпочитают отмалчиваться. К примеру, кто-нибудь слышал требования тех же «гринписовцев» или иных почитателей талантов Греты Тунберг в адрес руководства Украины, которое вот уже пять лет перекрывает снабжение Крыма пресной водой , чем нанесло непоправимый ущерб уникальной природе полуострова (про промышленность и сельское хозяйство скромно умолчим)? Почему-то как только дело касается интересов России, все тут же забывают о коллективной экологической ответственности государств и всех на свете международных соглашениях, включая пресловутое Парижское. Резюмируем. Экологические движения, безусловно, приносят благо обществу. Но только в том случае если их деятельность продиктована реальными заботами по сохранению природных богатства, а не шкурными интересами учредителей или возможностью поучаствовать в распределении прибылей промышленных предприятии . Как то не хочется верить в правоту Луркморья, которое утверждает, что «конечная цель всех проектов зеленых - отжать бабло с нерадивых транснациональных корпорации и лоховатых чинуш». А ведь это многое бы объяснило.

Заметьте, свои запросы «зеленые» чаще всего адресуют непосредственно в правительство, пытаясь постепенно «приучить» наших чиновников публично же реагировать: назначать проверки, тормозить уже запущенные проекты. Иными словами, делать именно то, чего от них и хотят сами «зеленые». Вот только забота о природе тут ни при чем: куда важнее стать для обитателей высоких кабинетов чем-то вроде суфле ров, подсказывающих к месту и не к месту «правильное поведение». Такая нехитрая манипуляция делает WWF сильнее и представительнее. Вот только зачем нашим чиновникам такие «помощники»?

В российской Конституции сегодня утвержден примат российского права над международным. Сказав «а», надо сказать и «б» - и провести уверенное импортозамещение в области общественных организации , в частности, создать национальные (но при этом негосударственные) экологические службы, обеспечить им широкое поле для деятельности, в том числе за счет грантовой поддержки. А иностранные организации вежливо попросить заняться проблемами в своих государствах, благо их там хватает.