Дом. Семья6 апреля 2021 20:33

Угрюм-река Витим

История какой водной артерии вдохновила писателя Шишкова на создание бессмертного произведения
Парамский порог - один из самых опасных в России.

Парамский порог - один из самых опасных в России.

Фото: Евгений САЗОНОВ

На первом канале завершается главная премьера сезона - сериал «Угрюм-река».

Проект большой и неоднозначный, а потому вокруг него кипят страсти. Зрители спорят о многом: какой вариант фильма был сильнее - 2021 или 1968 года, кто из артистов играет лучше и какая же все-таки река описана в первоисточнике - романе Вячеслава Шишкова.

Не только Нижняя Тунгуска

Cчитается, что прообразом Угрюм-реки выступила Нижняя Тунгуска, где в экспедиции побывал тогда еще молодой инженер Шишков. Главный козырь -

географический. Описания и названия сел в книге и реальности очень похожи: Подволочная - Подволошино, Почуйское - Чечуйск и т. п.

Однако версия с Тунгуской все же хромает. Значительную часть романа занимает описание бурного характера реки и золотодобычи на ней. Ни тем ни другим приток Енисея похвалиться не может. И тут на первый план выходит приток Лены - Витим. Сильная и своенравная река протяженностью 1979 километров, протекающая сразу по Забайкалью, Бурятии и Иркутской области.

Исследованию Витима как прообраза Угрюм-реки были посвящены две совместные экспедиции Русского географического общества и «Комсомольской правды» в 2014 - 2015 годах. Итогом этих путешествий стали документальный фильм и географическая книга.

«Комсомолка» и РГО организовали в эти места две экспедиции в 2014 - 2015 годах.

Фото: Евгений САЗОНОВ

Пороги судьбы

Непростой характер Витима мы прочувствовали на личном опыте. «Река бедовая, свирепая», - пишет Шишков словно о Витиме, а не о Угрюм-реке. А еще капризная и коварная: «Вот приветливо улыбнется она, откроет меж зеленых берегов узкое прямое плесо: «Плывите, дорогие гости, добрый путь!»... Но вдруг, за поворотом, нежданно расширит свое русло, станет непроходимо мелкой, быстрой. Стремительный поток подхватывает шитик и с предательским треском сажает на мель. А вода, шумно перекатываясь по усеянному булыжниками дну, издевательски хохочет над путниками, как ловкий шулер над простоватым игроком…

И снова тихое, улыбчивое плесо, и снова ему на смену непроходимый перекат или порог. Так изо дня в день. Шиверы, пороги, перекаты, запечки, осередыши».

Недаром очень ценились на реке лоцманы, проводящие караваны карбасов через пороги (а ходили они вплоть до времен БАМа). Заскоки реки они знали, как старый муж характер жены. Очень уважаемые были люди. Их первых и в церковь пропускали, и в кабак. От их знаний и смекалки зависела сохранность товаров, идущих вниз по реке. Да что вещи! Жизни человеческие от их знаний зависели... Особенно в самом страшном пороге - Парамском, что до сих пор наводит ужас на сплавщиков...

Словно о нем - где Витим пересекает горы Северо-Муйского хребта, - пишет Шишков: «Река здесь сдвинула почти вплотную свои скалистые берега. В эти узкие ворота валила вся вода сверкающей гладкой, без взмыров массой. Образовав саженный водопад, она с грохотом мчалась дальше, сразу поседевшая, бешеная, яро набрасываясь на грозно торчавшие из воды камни. Вода кипела, злилась; грохот и рев стояли неописуемые»...

Так мыли золото старатели еще в XIX веке.

Фото: Евгений САЗОНОВ

Золотая лихорадка

Отправляя Прохора Громова на Угрюм-реку, отец подчеркивает особо: «Там большие капиталы приобрести можно!» Витим прославился подобными «приобретателями», которые выходили из тайги если и не миллионерами, то «тысячниками», прижимая к груди заветные мешочки с золотой крупой.

Первые официальные прииски появились на Витиме в 1844 году, а вскоре была основана и столица «золотого края» - Бодайбо. Туда стекался самый разный люд - простые мужики, беглые каторжники, молодые акулы капитализма...

Бодайбинские (или, как их еще называли, - Ленские) прииски считались одними из лучших в России. Именно на них впервые появились железная дорога, телефонная связь, современные драги - гигантские механизмы для промывки золота. Всем этим моментам уделено много внимания в «Угрюм-реке».

Там же - на Витиме - Шишков нашел и прообраз Прохора Громова. Считается, что главный герой частично срисован с Иннокентия Белозерова. Он управлял компанией «Лена Голдфилс», отличался деспотизмом и стремлением сэкономить на рабочих. Его же считают одним из виновников печально известной трагедии, приблизившей революцию, - Ленского расстрела. В апреле 1912 года полиция открыла огонь по бастующим бодайбинским золотоискателям. Люди требовали нормального питания, достойной оплаты труда и сносных условий для жизни. В ответ получили пули. По разным данным, погибло от 150 до 270 человек. В романе именно эти события сыграли роковую роль в судьбе Громова...

...Конечно, Угрюм-река - это собирательный образ многих мест суровой и прекрасной Сибири. Но вспоминая о ее прообразах, стоит наряду с Нижней Тунгуской обязательно упомянуть и Витим. Река бедовая, уважение любит...