Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
4 мая 2021 21:28

За две «пятилетки» в России переселили из аварийного жилья более миллиона граждан

Об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказали экс-премьер Сергей Степашин и гендиректор Фонда ЖКХ Константин Цицин
Сергей Степашин на радиостанции `Комсомольская правда`.

Сергей Степашин на радиостанции `Комсомольская правда`.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Программа из цикла «Только у нас» была посвящена, в основном, одной из самых острых российских проблем: речь об аварийном жилье, люди из которого должны быть переселены как можно быстрее в новые дома. Гостями студии стали экс-премьер, председатель Общественного совета при Минстрое России, глава наблюдательного совета Фонда ЖКХ Сергей Степашин и гендиректор, председатель правления этого Фонда Константин Цицин.

Путин сначала не поверил, что программа по «аварийке» выполняется

- ...Сергей Вадимович, в предыдущей нашей публикации мы уже рассказывали о том, что государство на модернизацию жилищно-коммунального хозяйства выделяет несколько десятков миллиардов рублей. Уже известна более конкретная цифра?

Степашин: Цифра известна. Но я не хотел бы ее озвучивать заранее. Вот выйдет поручение правительства, тогда и цифру назовем.

Гамов:

- Может быть, за год до того, как президент Владимир Путин направил Сергея Степашина в Фонд ЖКХ (это было семь лет назад), мы вместе были во Владивостоке. И приехали на улицу Гамарника, к аварийному двухэтажному бараку, где вы жили в детстве с родителями. И там вас, Сергей Вадимович, встретили бабульки, ваши бывшие соседки: «Сережа, посмотри, как мы живем».

Степашин:

- Барак тот снесли, слава Богу.

Гамов:

- И я смотрю, Сергей Вадимович краснеет. Редко вижу, как большие начальники краснеют. Я говорю: «А чего вы?» Он говорит: «Надо сносить». И - да, через год вы мне позвонили: «Будешь во Владике, сходи, посмотри, там нет бараков, этих людей уже переселили».

В эфире Радио «Комсомольская правда» - экс-премьер Сергей Степашин и Константин Цицин, генеральный директор государственной корпорации - Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства

Фото: Иван МАКЕЕВ

Степашин:

- Все стареет – люди, жилье... Поэтому, конечно, то, о чем мы с вами сейчас говорим - проблема номер один.

- Сергей Вадимович, вы как человек, который на себе в детстве прочувствовал, что такое - жизнь в бараках... Как вы в целом оцениваете программу переселения людей из аварийного жилья? И не получается ли так, что жилье приходит в аварийное состояние быстрее, чем мы успеваем людей из него переселять в новые дома?

Степашин:

- Нет, не быстрее, а все это идет параллельным курсом. И сегодня уже ясно, что мы выполним этап нашей программы, переселим почти 500 тысяч человек не к 2025-му, а до конца 2023-го года.

Мы такое поручение получили от главы государства, и мы его выполним. Только в этом году 130 тысяч человек переедут в новые квартиры и до этого более 130 тысяч переселили - на это потребовалось полтора-два года.

Но уже после января 2017-го года выявлено «аварийки» примерно столько же. То есть более полумиллиона человек нам нужно переселить. Причем нравится это кому-то, не нравится, прав был или неправ тот, кто не показал это аварийное жилье (не внёс в перечень аварийного и не признал таковым), проживать там людям нельзя, опасно для жизни.

Не дай Бог, что-то случится, ответят те, кто должен ответить, что называется, по полной.

Тем более, прокуратура, с которой мы работаем вместе, очень строго следит за этим вопросом.

А так, конечно, программа реализуется очень успешно. Более миллиона (1 миллион 200 тысяч) граждан мы переселили с начала программы. Это небольшая европейская страна типа Албании, скажем.

Сейчас успешно выполняем новую программу. Причем она дважды продлевалась - это было личное решение Владимира Путина. Первый раз (я тогда работал в Счетной палате РФ и доложил ему об итогах работы Фонда ЖКХ) он говорит: «Да ладно, не может быть, чтобы все так хорошо было. Я перепроверю и тебе перезвоню». Через неделю мне перезванивает и говорит: «Сергей, ты прав». Было принято решение о продлении деятельности Фонда ЖКХ.

То же самое было и полтора-два года назад, когда в течение года решали, нужен Фонд или нет. Удалось донести информацию до Владимира Владимировича, и он даже удивился, что у кого-то есть сомнения на сей счет. И в январе этого года Путин вообще сказал: «Давайте так, до 2030-го года мы должны закончить тему аварийного жилья в России вообще».

Знаете, ни в одной стране мира нет такой программы, как у нас. Даже в самых продвинутых странах чуть отойдешь в сторону, наткнешься на такие трущобы, не дай Бог, просто опасно ходить, на голову все, что угодно может свалиться. А мы эту задачу решаем, и решать будем дальше.

Константин Цицин, генеральный директор государственной корпорации - Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства

Фото: Иван МАКЕЕВ

Зачем «пятилетку» выполняют в четыре года?

- Вопрос Константину Георгиевичу. Мы обратили внимание на то, что вы постоянно «пятилетку», что называется, в 4 года выполняете. То есть вам дают задание, допустим, к 2024-му году дать определённый объем, а вы на год сокращаете, вам еще дают, вы - снова досрочно. Не опасно ли так раскрывать сразу все свои возможности? Обычно это не похоже на строителей. Они резину тянут всегда, а у вас - все наоборот.

Мы исходим из того, что ускорение темпов расселения крайне необходимо для граждан, которые ещё остаются в аврийном жилье. И поэтому делаем всё возможное для того, чтобы их переселение состоялось как можно раньше. В том, что это удается, не только наша заслуга. Основная заслуга – все-таки регионов, они же расселяют и принимают решение. Мы, в свою очередь, немного их стимулируем.

У нас было, например, так: мы давали определенные гранты тем, кто раньше установленного срока переселял граждан, для того чтобы они и дальше расселяли аварийное жилье.

И сейчас - за то, что расселяют раньше, мы предоставляем финансирование не только на выполнение этапа программы этого года, а уже и на 2022-й, и 2023-й годы. То есть, мы даем опережающими темпами средства, чтобы регионы закладывали стройку и быстрее переселяли граждан.

На сегодняшний день те регионы, которые досрочно закончат программу (а у нас таких сегодня уже два, которые закончили всю программу до 2025-го года) имеют возможность за счет тех средств, которые у них остались от экономии, или дополнительных средств начать расселять аварийное жилье, не вошедшее в действующую программу. Тем самым появляется стимул быстрее переселять граждан, чтобы к 2030-му году аварийного жилья не было.

- Константин Георгиевич, можете эти регионы назвать, где досрочно закрыли программу?

Цицин:

- В первую очередь это Сахалин. Кстати, у них достаточно большое количество было аварийного жилья, около 86 тысяч квадратных метров. И Карачаево-Черкесия. В этом году около 5-6 регионов тоже досрочно завершат программу.

Степашин:

- В том числе и Чеченская Республика.

Цицин:

- Да, в том числе и Чеченская Республика.

«Миллиард квадратных метров к 2030-му? Можно!»

- В Послании Президент РФ сказал, что эта задача, которую мы поставили, к 30-му году построить миллиард квадратных метров нового жилья, она не снимается. Вам как это?

Степашин:

- Занимается этим не Фонд. Наших здесь, может быть, 3-5% от этой цифры, то, что мы строим под аварийщиков. Этим занимается Минстрой России. Поэтому как председатель Общественного совета при Минстрое России я могу ответить на этот вопрос. Безусловно, такое количество жилья построить можно.

Фото предоставлены пресс-службой Фонда ЖКХ

- Это же как в хрущевские времена…

Степашин:

- Да, в том числе. Особенно за счет льготной ипотеки. Хотя здесь есть и риски. Мы с Эльвирой Набиуллиной успели перед бюджетным Посланием немного пообщаться на эту тему.

Проблемы здесь две очень серьезные. Одна – это нехватка строителей. Строить некому. Мы - за год пандемии - полтора миллиона рабочих рук потеряли, я о тех людях, которые приезжали к нам из бывших республик Советского Союза. И сегодня на 50% не укомплектована именно строительная отрасль.

И второе – это то, что жилье стало намного дороже. Мы можем настроить домов, квартир, а покупать их люди не смогут. У нас покупательная способность слишком низкая. Кстати, живут в плохом жилье как раз те, кто не имеет возможности купить новое.

Вы знаете, Президент РФ вынужден был этот вопрос поднимать на одном из совещаний в преддверии Послания, и поставил очень жесткую задачу Марату Хуснуллину и Минстрою России – найти рыночные механизмы для того, чтобы цены на жилье не росли. Задача, по-моему, одна из самых сложнейших.

«Ездим по России - как Чук и Гек»

- Почему Константин Цицин и Сергей Степашин чаще всего вместе ездят в командировки? Кто добрый начальник, кто - недобрый начальник?

Степашин:

- Ну, Константин и должен ездить, это его работа.

- А вы?

Степашин:

- Я считаю, что должен как председатель набсовета… Набсовет по положению считается высшим органом управления, на его заседаниях рассматриваются ключевые задачи и принимаются стратегические решения.. Но для того, чтобы принять правильное решение, надо смотреть не только бумаги (это моя личная точка зрения и позиция), но и видеть «живьем» - что делается на самом деле на земле. Поэтому мы вдвоем и ездим, как Чук и Гек.

- А мы думали, что вы полюбили ленточки разрезать…

Степашин:

- Не так часто мы ленточки разрезаем. Мы прежде всего выезжаем в проблемные регионы, смотрим качество возводимого жилья, обсуждаем ситуацию с руководством субъекта РФ. И мне очень приятно, что Константин решил вернуть старую советскую традицию – «Дом образцового содержания».

- Да, и таблички вешаете.

Степашин:

- Вы знаете, с каким удовольствием люди к этому относятся? Не хлебом единым жив человек (не я это сказал). И когда приходишь в этот дом, в этот подъезд, видишь управляющую компанию, хорошо работающую, управдома (в основном это женщины или бывшие военные), действительно, приятно.

Так что, я думаю, это очень хорошая традиция. У нас кое-кто посмеивался, когда мы начали этим заниматься, а потом поняли и оценили.

Фото предоставлены пресс-службой Фонда ЖКХ

- Вы сказали, что смотрите, в том числе, и на качество жилья, возводимого по программе переселения из аварийного жилищного фонда. Оно вас устраивает?

Степашин:

- Я в общем скажу, а Константин цифры, может быть, приведет. Да, у нас было много проблем. Вспомните Владимира Путина, когда он сказал, что у нас появилось новое аварийное жилье. Новое – это значит, построенное вместо непригодного для проживания, которое снова стало аварийным. Я помню, мы с Константином Георгиевичем были как-то в Бийске (это было лет 5-6 назад или даже больше). Нас не хотели туда везти, говорили: да ладно, все нормально. И мы приехали посмотреть, что за дома построены для бывших аварийщиков. У одной из жительниц было много претензий к качеству жилья. Я ей предложил посмотреть, где она живет. Помните, когда была сочинская Олимпиада, были эти конурки, как я их называю, времянки для строителей. Вот такие дома там понастроили, пальцем ткнешь – фанеру проткнешь. Люди за бюджетные деньги получили вместо старого аварийного жилья - новое. Это позор. Один строитель сбежал, кого-то посадили, мэра, по-моему, сняли тогда. Такие случаи были. У нас динамика даже есть, сколько было жалоб и сколько сейчас.

Цицин:

- Да, мы завели специальный реестр, куда записываются обращения граждан по любому поводу – или крыша течет, или отклеился линолеум. Там по градации есть конструктивные элементы, а есть те дефекты, которые достаточно быстро можно устранить. Давайте динамику посмотрим.

2016-й год. Примерно 1200 домов было в этом реестре. В 2017-м году уже 905, а в 2020-м – всего 190. В этом году у нас чуть больше 120 домов стоит в реестре на контроле. То есть мы добиваемся того, чтобы все замечания, которые граждане высказали в ходе своих обращений, устранялись. И это достигается. Но и качество возводимого жилья из года в год становится лучше, это так.

- Мы еще заметили, когда вы куда-то выезжаете, вы потом там встречаетесь с людьми. Вам заранее готовят жалобы или вы неожиданно в какое-то место приезжаете? Почему вы стараетесь не только с начальством, с губернатором, управляющим трестом встретиться, но и непосредственно с людьми, которые живут или ждут квартиру, или жалобу вам написали?

Степашин:

- Скажем, если это «Дом образцового содержания», люди готовятся заранее, чтобы это был хороший дом, и едем, что называется, на подготовленное место. У нас, правда, была потешная история, когда Юнус-Бек Евкуров был главой Ингушетии. Приехали мы в дом образцового содержания, табличку вручили. Потом я предложил: «Давай в подъезд войдем». Они говорят: «Да не надо, зачем в подъезд, надо ехать уже». Зашли в подъезд, а там звонков нет, провода вырваны и прочее. Потом Юнус-Бек уволил всех, кто за это отвечал. Такая история у нас была, кстати, и в Дагестане в свое время, при Абдулатипове. Тоже приехали в образцовый дом, и вдруг женщины выскакивают (они активные там) и как поехали, с таким напором: «Да что вы слушаете этого руководителя? У нас воды нет, этого нет, того нет…». Поэтому мы, кроме домов образцового содержания, непременно ездим туда, где есть проблемы, и встречаемся с жителями.

- Еще одно направление, которым вы занимаетесь, это энергоэффективность, энергоэффективный капремонт в частности. Сейчас это слово уже перестало быть ругательным для населения? Потому что помним, как все это начиналось: замена счетчиков, замена лампочек - для людей это просто власти решили еще копеечку срубить. Сейчас как к этому относится население?

Цицин:

- Во-первых, до конца это не прижилось, это надо понимать. Но пандемия в этом случае помогла, поскольку мы больше находились дома и больше следили за своей экономией. Некоторые даже начали наконец-то разбираться в квитанциях за ЖКХ, сколько платится и за что. С одной стороны, конечно, пандемия это очень плохо, но она позволила человеку задуматься - сколько можно сэкономить.

Самый простой пример: если в многоквартирном доме установить узел погодного регулирования, провести ремонт фасада и утеплить крышу, то это позволит получить экономию порядка 30% от стоимости платежей.

У нас какая еще проблема существует с капремонтом, например? Достаточно много на сегодня жители домов, порядка 16%, выбрали самостоятельный счет и на нем копят деньги. Но есть проблема. Они их не расходуют на капремонт.

- Эти деньги просто лежат на этом счету?

Цицин:

- Они лежат на счетах в банках. Это другая тема уже. Мы боролись за то, чтобы всегда деньги фондов капремонта расходовались, а сейчас они примерно в паритете. Граждане уже столько же накопили, сколько фонды капремонта.

«Не будем поддерживать малые города — потеряем всю страну»

- Вы уже говорили про то, что будут выделяться большие средства на то, чтобы менять коммунальную инфраструктуру. Состояние труб, мне кажется, это один из вопросов, который мало кто замечает, когда все хорошо. Но всем заметно, когда с ним становится все плохо…

Степашин:

- Не совсем так. У нас неплохая диагностика, особенно в крупных городах. Небольшие города, вот большая проблема. Кстати, это вопрос политический. Сейчас стал модным термин «агломерация». Это есть идея у некоторых больших начальников: зачем поддерживать маленькие городишки, населенные пункты и так далее - надо создавать крупные агломерации. Туда людей завозить, а все остальное пусть живет своей жизнью. Мы так страну потеряем, на самом деле.

Так вот, к чему я это все говорю? Диагностика у нас есть. Трубы хорошие есть. Предприятия, которые могут заменить, тоже есть. Другое дело - как перебрасывать это все на плечи муниципалитетов (а ведь это их проблема). За исключением пяти-шести регионов страны, остальные просто не потянут. Я считаю, здесь должны быть прямые бюджетные субсидии. И не надо велосипед изобретать.

Мы на днях были с Константином у Алексея Леонидовича Кудрина, председателя Счетной палаты РФ. И вот мы с ним много вопросов обсуждали, в том числе, как расходовать Фонд национального благосостояния. Он же родитель этого замечательного Фонда. Я слушал, слушал и думаю: «Так я же это говорил пятнадцать лет назад!» Но тогда Алексей мне очень жестко возражал, будучи министром финансов. А сейчас у него мнение изменилось.

- Из ФНБ будут деньги выделяться, как раз, на замену труб?

Степашин:

- Вот из ФНБ эти несколько десятков миллиардов, которые мы ожидаем, они как раз пойдут на модернизацию коммунальной инфраструктуры.

- Это решение уже принято?

Степашин:

- Это прямое письменное поручение президента.

Фото предоставлены пресс-службой Фонда ЖКХ

- Как вы оцениваете сейчас износ труб? Насколько он критичный?

Степашин:

- Критичный. 70% коммунальной инфраструктуры устарело. Есть еще одна цифра. На потерях тепла ежегодно страна теряет 300 миллиардов рублей. На эти деньги мы могли переселить еще один миллион человек. Вот вам, пожалуйста, экономия.

Цицин: С точки зрения модернизации, знаете, можно кучу критериев придумать, как это должно быть. Я считаю, что самый главный критерий – если летом не будут отключать горячую воду, тогда все правильно работает.

У вас отключают летом горячую воду?

- На недельку. В июле.

Цицин:

- В принципе, этого не должно быть.

- Мы обратили внимание, что у вас командировки в основном в малые города. Например, В конце года вы, ездили на Дальний Восток, в Петропавловск-Камчатский. Потом еще…

Степашин:

- Мы ездили в Хасан. На самую границу с Кореей и Китаем.

- И еще в Ленинградскую область. То есть, не Питер вы смотрели, а Ленинградскую область.

Степашин:

- В Гатчине были.

- Да. Чем объяснить вашу склонность именно к маленьким городам?

Степашин:

- А у нас где люди-то живут в основном? В небольших городах. Это и есть самая настоящая русская земля. Петр Аркадьевич Столыпин, эти столыпинские вагоны… Нас так учили, что это все было плохо – столыпинские галстуки, столыпинские вагоны. Ему же ума хватило сотни тысяч людей переселять за Урал, осваивать там земли. Россия чем сильна? Откуда она начинается, на самом деле? Она начинается оттуда, с Дальнего Востока. Там солнце встает. Я не зря вспомнил эту так называемую агломерацию. Мы погубим небольшие города. Мы погубим, таким образом, огромные территории. И никакой «дальневосточный гектар» здесь не сработает. Поэтому это абсолютно закономерно, что мы ездим и в небольшие города, и в столицы регионов.

Цицин:

- В больших городах проблем-то меньше, на самом деле. Их, как везде, много, но они решаются быстрее за счет того, что там есть экономика, там существуют инвесторы, там есть свой бюджет. А у малых городов, к сожалению, нет.

Наша программа модернизации действовала порядка пяти лет. На 32 миллиарда рублей удалось реализовать 118 проектов по модернизации и все, замечу, в малых городах. Но при этом, даже при такой небольшой сумме вложений удалось привлечь инвесторов на 30% от этой суммы.

- А вот сейчас вы куда поедете? Можно уже сказать?

Цицин:

- В первую очередь, мы поедем в Чеченскую Республику.

Степашин:

- И обязательно в Астрахань. Там после смены руководства Астраханской области, действительно, прошла большая санация руководства строительной отрасли. Некоторые бывшие руководители сейчас под следствием. И прокуратура, и губернатор, кстати, при нашем участии выявили сокрытие аварийного жилья в огромных объемах. Кстати, Астрахань была одним из самых аварийных городов страны. В свое время Василий Шукшин планировал снимать фильм про Степана Разина и, посетив город, сказал, что на декорации тратиться не придется. Все как было при Степане Разине, так и осталось.

- Вот вы заступаетесь за малые города, Сергей Вадимович. Но недавно вышли данные по поводу строительства. Мы строим миллиард квадратных метров жилья, но ведь большая часть этого строится в Москве, в Питере, в Краснодаре. Есть даже областные центры, в которых практически нет новостроек, не говоря о райцентрах. Как стимулировать застройщиков приходить в эти малые города и строить там хорошее и качественное жилье?

Степашин:

- Первый и самый простой ответ – это, конечно, ритмичное финансирование. Без него мы не обойдемся. Второе – заработала ипотека. Вот тут надо быть просто аккуратным. Ну, и третье – это создание собственных строительных компаний. Там, где они есть, в том числе, в небольших регионах, там успешно решаются эти задачи. А там, где приезжают варяги, получается так, как у нас было в Тыве. Приехали из Красноярска, ничего не сделали, сбежали. Сколько украли денег там?

Цицин:

- Триста миллионов почти.

Степашин:

- И убежали. Вот история.

Цицин:

- Вот что еще нужно сделать, чтобы строили в малых городах? Нужно развивать индивидуальное жилищное строительство. Из всего объема жилья, которое строится в стране – это порядка 80 миллионов квадратных метров, половина - индивидуальное жилье. При этом никаких преференций, льгот, ипотеки там пока еще не заработало. И мы тоже хотим, чтобы за счет средств переселения оно строилось там, где это необходимо. Особенно в Арктике, в северных регионах, в малых городах.

А по поводу того, как это делать? Должны быть, в том числе, и государственные программы, которые поддерживают строительство в малых городах. Вот Хасан - 60 лет не строилось ни одного дома!

Степашин:

- Хоть и Город воинской славы! Хасан и Халхин-Гол. Кстати, я поднялся на горку там. По сути, на границе. Руку протянуть – Китайская Народная Республика. Посмотрел я туда, на китайскую территорию. И увидел город счастья. Красотища, ухоженные поля, обернулся назад и увидел мою Родину. Я серьезно говорю. Просто потрясло меня это все. Действительно, это неправильно.

Фото предоставлены пресс-службой Фонда ЖКХ

«Каждый пусть своим домом занимается. Глядишь, и страну обустроим»

- А вот когда ваш папа был жив, он вас все отговаривал: «Сергей, ну чего ты…»

Степашин:

- Нет, он один раз только мне сказал, когда меня назначили, сказал прямо и честно: «Ты куда вляпался-то?»

- А мама ваша по-прежнему сейчас старшая по подъезду?

Степашин:

- Нет, она не старшая по подъезду. Там есть управдом. Но все знают, что она Степашина, поэтому если есть какие-то проблемы, они звонят ей. А если звонит она, глава района знает. Поэтому дом у нас хороший.

- Это еще один канал решения…

Степашин:

- Капремонт сделали хороший, качественный. Лифты заработали, территорию обустроили. Надо, чтобы каждый чиновник, а я, слава богу, уже давно не чиновник, но хотя бы человек, который чем-то занимается и более-менее известен, занялся своим домом, своим районом, своим городом. Глядишь, страну обустроим.

- О, как интересно!

Степашин:

- Почему бы нет? Путин же обустроил Ленинград. Какой ужас был в начале 90-х? Страх божий! «Бандитский Петербург». А под трехсотлетие как двинули-то! Вот тебе пример. Или давайте Грозный вспомним.

Гамов:

- Я помню, мы в Грозный летали, когда еще там…

Степашин:

- Когда еще было опасно. Развалины были, как в Сталинграде.

Гамов:

- И не только развалины. Когда бандиты. Я потом расскажу. Бандиты охотились за Степашиным. Было дело?

Степашин:

- Было

- Я недавно видел какой-то рейтинг, в котором Чечня была на первом месте, как самый благополучный в плане ЖКХ регион.

Цицин:

- Да, они успешно решают проблемы и ЖКХ, и расселяют из аварийного жилья. Они будут одним из тех регионов, которые в этом году закончат программу переселения.

Степашин:

- Там красиво. И Гудермес, и Шатой.

Цицин:

- Посмотрите, какие микрорайоны они строят.

Фото предоставлены пресс-службой Фонда ЖКХ

- И по поводу обустройства России. Вы сказали, что есть такая тема, которая в народе пока что неоднозначно воспринимается – всероссийская реновация. Вот в Москве – мы понимаем, что такое. А что такое будет всероссийская реновация? У народа пока есть вопросы.

Степашин:

- На самом деле, она коснется только крупных городов. Для них идея очень правильная. Это комплексная застройка, когда освобождается большая территория, куда можно вложить большие средства, в том числе, частного инвестора. Это и дома, и школы, и магазины. Это очень хорошо для крупных городов. Почему был большой спор и полемика, в том числе, в Госдуме? Там, если мне память не изменяет, если 70% граждан принимают решение, то надо сносить все дома. В Зеленодольске в свое время дело дошло до Совета по правам человека, когда расселяли два дома с людьми. А дома-то неплохие. Такая же история случилась в Махачкале. Люди так и не уехали. Они остались в своих домах. В центре города. А там и земля золотая, вы знаете. Настроили домов под Махачкалой между стадионом и самим городом. Туда приехали мы четыре года назад, такая ухабистая дорога, дома неплохие, рядом ни магазина, ни школы, ничего. И люди: «Мы сюда не поедем». Вот дома там так сейчас и стоят.

«Не дело, когда с бабушки 50 тысяч рублей за подключение к газу требуют»

- В послании Президента РФ была еще одна тема, которая не так широко обсуждается, как раздача денег населению, но она грандиозная, мне кажется. Это закрытие вопроса с газификацией страны.

Степашин:

- Вот задача поставлена. В течение ближайших трех лет, Алексей Миллер сам об этом заявил, провести газификацию 72% территории страны. Хотя все равно для страны, первое место в мире занимающей по добыче газа, 70% - это не уровень. У нас все населенные пункты должны быть газифицированы.

Владимир Путин сказал об этом в послании, но впервые такую задачу он ставил ровно год назад. Я это помню дословно. Он сказал тогда: «Перестаньте 50 тысяч рублей просить с бабушки за то, чтобы протянуть десять метров трубы. 50 тысяч у бабушки! Где она их возьмет?»

Год назад была поставлена задача, но, похоже, она ушла в обсуждения.

И Президент РФ был вынужден в послании Федеральному Собранию еще раз уже жестко поставить эту задачу.

У меня даже история была одна личная. Есть такое село Рыбное под Вольском. И мы с моим другом сенатором Сергеем Рябухиным туда приехали, я был тогда председателем Счетной палаты РФ. И тоже возникла тема. Газ провели, а к дому, там ветеран войны жил, плати. Я взял свои деньги и отдал.

- И сколько?

Степашин:

- 30 тысяч, много. Я к чему это? Я себя тут не хвалю и не ругаю. Я просто говорю по факту. Мне просто стыдно было. Ветеран Великой Отечественной войны, стоит мужчина с орденами, мы приехали, встречаемся с людьми, разговоры ведем всякие. И он: «Чего вы мне рассказываете? У меня вон деньги требуют за газ подвести, а вон труба стоит рядом.

Газификация – это совершенно другое развитие населенного пункта. Это другая жизнь.

- Это даст жизнь малым поселкам.

Степашин:

- Абсолютно! Деревням, сельским населенным пунктам и так далее. Вон Белгород, например. Евгений Савченко смог же газифицировать весь регион. Какие индивидуальные дома построены, хотя там земля золотая, чернозем. И не боится строить.

Фото предоставлены пресс-службой Фонда ЖКХ

А В ЭТО ВРЕМЯ

О мусоре и бытовых отходах - на полном серьезе

- Мы помним, как Константин Цицин где-то год назад говорил нам: «Слушайте, давайте мы как-нибудь коснемся темы мусора».

Цицин:

- Ну, это не год назад было, это было до создания экологического оператора. Тогда эта программа у нас находилась, и мы с регионами работали, понимали, как это делать. Поэтому мы и хотели это озвучить…

- Но давайте сейчас озвучим. Потому что, допустим, в Москве, Подмосковье очень остро стоит вопрос о мусорных свалках. Мы помним, что его поднимали даже на пресс-конференции Президента России, на «прямых линиях». Достаточно ли сейчас мусороперерабатывающих мощностей и совести у людей, которые этим занимаются?

Цицин:

- Это уже не наша тема, есть специальный, созданный экологический оператор, есть Министерство природы, которые этим занимаются.

В данном случае, Минстрой России занимается, в основном, тарифообразованием по мусорной теме.

Что касается мусорных заводов, у нас их единицы, их практически нет. И было как раз принято решение, чтобы, в первую очередь, создать 6 крупных заводов рядом с городами-миллионниками, дальше выстроить систему создания других предприятий. Поэтому они появятся рано или поздно. Конечно, хотелось бы, чтобы раньше.

Я могу привести последний наш проект, который мы выполнили. В Карачаево-Черкесии построили мусоросортировочный завод и полигон. Знаете, я бы сказал так - когда мы его открывали, как вы говорите, резали ленточку, я в первую очередь главе республики Темрезову сказал: «Слушай, все критерии, которые полагаются для этого полигона и завода, они, конечно, понятны. Но самым основным показателем теперь станет следующее: если в течение 4 лет над твоим заводом и полигоном не появится ни одной чайки, это будет означать, что с экологической точки зрения все реализовано правильно».

Мы с Сергеем Вадимовичем были в Карачаево-Черкесии в прошлом году, попросили специально: завезите. Ни запаха, ни одной чайки над полигоном нет.

- Может быть, что-то посоветуете? Почему буксует раздельный сбор мусора? Во многих микрорайонах (в Митино, например, да и в Крылатском) год назад стояли емкости для пластиковых бутылок, а сейчас их нет. В чем причина – в нашей несознательности или в нерасторопности коммунальщиков?

Цицин:

- Вот вы воспитывались в Советском Союзе. Нас всех воспитывали в бережливости. А как часто лично вы выключаете свет дома, воду?

- Ну, есть грех.

Цицин:

- А что вы про мусор-то хотите сказать? Это же то же самое. Это надо впитывать с младенческого возраста. По-другому это невозможно. Нужна большая, хорошая, продуманная рекламная кампания для всех возрастов. И надо начинать в первую очередь с наших детей.

КАРТИНА ДНЯ