Общество9 мая 2021 9:00

Последний бой комбата Иванова

«Комсомолка» ищет родственников офицера, погибшего подо Ржевом
Здесь, в лесах у деревни Дудкино комбат Иванов принял свой последний бой.

Здесь, в лесах у деревни Дудкино комбат Иванов принял свой последний бой.

В октябре 1941 года у деревни Дудкино в Смоленской области развернулись жесточайшие бои. Четыре дня - с 8-го по 12-е – 3-ий батальон 634-го полка 119 стрелковой дивизии держал оборону против наступающей гитлеровской армии. А командовал батальоном капитан Иванов, имя которого стало известно благодаря трем исследователям – московскому журналисту, дальневосточному бизнесмену и завхозу охотхозяйства на Смоленщине. До недавнего времени они не были знакомы, но установление личности командира отважного батальона стало для них общим делом.

А НАЧАЛОСЬ ВСЕ С ИНТЕРВЬЮ

Интервью о новом портовом терминале на Дальнем Востоке, которое должен был взять в ноябре 2020 года редактор интернет-издания «Вокруг Новостей» Артем Головичев у председателя совета директоров компании «Восточный порт» в Приморье Петра Ямова.

- Я планировал сделать статью о новом портовом терминале на Дальнем Востоке, договорился о встрече, приехал в московский офис, - вспоминает Артем. – В разговоре Петр Вячеславович упомянул, что пару лет назад, когда был в монастыре у истока Днепра, ему рассказали о погибшем в сорок первом в этих местах сибирском батальоне, я засомневался, говорю, какая-то местная легенда. Немного поспорили, и в итоге решили вместе докопаться до правды.

Тот самый монастырь у истока Днепра.

Тот самый монастырь у истока Днепра.

Сомнения журналиста понятны. В памяти народной сохранился подвиг 28 панфиловцев и героев боя у деревни Крюково. Но о том, что происходило у деревни Дудкино, неизвестно.

- Это несправедливо, что многие герои Великой Отечественной войны – безымянные солдаты, - объясняет свое участие в судьбе капитана Иванова Петр Ямов. – Я был далек от движения поисковиков, но когда услышал о бое у истока Днепра, а позже узнал трагические детали этого боя, не смог остаться в стороне.

ДОЛГИЙ ПУТЬ К ИСТИНЕ

Именно желание узнать всю правду о том событии и сподвигло Петра Ямова рассказать о своих поисках журналисту Головичеву, который, заинтересовавшись, стал «копать» информацию.

Исходной точкой для поисков стал небольшой памятный камень, установленный за оградой православного монастыря в Дудкино, и информационный стенд с рассказом о бойцах 119-й стрелковой дивизии – защитниках столицы.

Памятный камень, установленный возле монастыря в память о погибших бойцах.

Памятный камень, установленный возле монастыря в память о погибших бойцах.

За подробностями журналист Головичев поехал в Подольск в Центральный архив Министерства обороны. Там в журнале боевых действий 119-й стрелковой дивизии он нашел всего несколько строк о тяжелых боях с 8 по 12 октября 1941 года за деревни Дудкино и Тишино на левом фланге 29-й армии. Позже в немецких военных документах 26-й пехотной дивизии Артем прочтет, что этот бой нацисты назвали «сражением за укрепления Резервного фронта».

Так на карте наших войск (справа) и карте фашистской армии обозначались боевые действия подо Ржевом

Так на карте наших войск (справа) и карте фашистской армии обозначались боевые действия подо Ржевом

В советской прессе о бое у истока Днепра ни слова. Обстановка в середине октября сорок первого на Западном фронте была катастрофической, в Москве началась паника. Сама 119-я дивизия вела беспрерывные бои до середины декабря. Некому и некогда было писать про батальон, сражавшийся в 250 км от столицы в смоленских лесах.

Но информация о сражавшемся под Дудкино батальоне была отражена и в оперативных донесениях, которые подавал командующий армии в штаб фронта, и в приказе начальника 29-ой армии Масленникова. (Подробнее в рубрике «Каким был бой у истока Днепра», - Авт.)

- Затем мне попался в руки сборник воспоминаний ветеранов красноярской дивизии «Рубеж великой битвы», где единожды упоминался комбат Иванов, - продолжает Артем Головичев. – Но ни имени, ни отчества. Лишь звание и фамилия.

Из воспоминаний генерал-майора запаса Щедрина: «119-я Красноярская стрелковая дивизия (командир генерал-майор А. П. Березин, комиссар полковой комиссар Д. И. Шершин). «Сибиряки обороняли укрепленную полосу западнее Ржева 8 октября противник силами трех дивизий с танками после сильного артиллерийского налета трижды пытался прорвать оборону дивизии, но каждый раз откатывался назад 9 октября дивизия отбила одиннадцать атак! Она нанесла гитлеровцам огромные потери. Некоторые роты во вражеских частях, по словам пленных, были полностью уничтожены. 10 и 11 октября врагу, имевшему пяти-шестикратное превосходство, удалось потеснить 634-й стрелковый полк дивизии и овладеть деревнями Дудкино и Бахметово. Ночью третий батальон полка контратаковал противника и выбил его из этих деревень. В этом бою геройской смертью погиб комбат Иванов».

Скоро Артем вышел на жителя города Сычевка Смоленской области Евгения Николаевича Ермакова. Того самого завхоза охотхозяйства, который уже 20 лет возглавляет поисковый отряд «Вазуза». Для людей посвященных в тему Ермаков – легенда. И, возможно, мы еще напишем о его судьбе. Но сейчас вернемся к комбату Иванову.

Евгений Ермаков почти 20 лет возглавляет поисковый отряд «Вазуза».

Евгений Ермаков почти 20 лет возглавляет поисковый отряд «Вазуза».

- Судьба героического батальона 634 полка и его командира интересовала Ермакова уже давно, – говорит Артем. - Отряд «Вазуза» несколько лет вел раскопки на месте тех боев, накопил массу поразительных никому неизвестных ранее сведений, Ермаков лично общался со стариками из Дудкино, кто еще помнил этот бой. Нашел блиндаж командно-наблюдательного пункта батальона.

ДОТ у деревни Дудкино, за которую в ночном бою и погиб комбат Иванов.

ДОТ у деревни Дудкино, за которую в ночном бою и погиб комбат Иванов.

Ермаков подтвердил журналисту, что, вероятнее всего, командиром батальона был капитан Иванов. По крайней мере, именно он упоминается в романе «Испытание на верность» писателя-фронтовика Владимира Клипеля, опубликованном в Хабаровске в 1977 году. Владимир Иванович стал тем редким летописцем, которому удалось описать и бой у Дудкино, и жизнь 119-й дивизии в октябре 41-го буквально по дням. Но вновь – ни имени, ни отчества, ни каких-либо подробностей биографии. Лишь дата захоронения 12 октября 1941 года. Да и тот ли это Иванов? Вдруг писатель изменил настоящую фамилию комбата.

ИГОЛКА В СТОГЕ СЕНА

Искать в России капитана по фамилии Иванов, погибшего в годы ВОВ, не зная его имени-отчества, дело, мягко говоря, непростое.

Артем Головичев вернулся в ЦАМО. Поднял там довоенные списки личного состава 3-его батальона 634-го полка 119 стрелковой дивизии. И, о чудо, нашел там старшего лейтенанта Иванова Сергея Алексеевича. В данных о безвозвратных потерях дивизии значилось, что командир батальона, капитан Сергей Алексеевич Иванов погиб 9 октября 1941 года, звание капитана он мог получить на фронте.

В данных о потерях комбат Иванов погиб 9 октября 1941 года.

В данных о потерях комбат Иванов погиб 9 октября 1941 года.

- Я пытался поднять личные дела в Российском архиве Минобороны как офицера и Российском государственном архиве социально-политической истории как члена партии, но ничего не нашел, - говорит Артем. – Оказалось, что в партию он не вступал. А офицерское дело утрачено. И по-прежнему было не ясно – тот ли это комбат Иванов…

А далее началась путаница.

По списку личного состава 634-го полка старший лейтенант Иванов Сергей Алексеевич родился в 1907 году.

На основе этих данных бизнесмен Петр Ямов сделал официальный запрос в МВД, ответ пришел не обнадеживающий - капитан Сергей Алексеевич Иванов выбыл из состава дивизии 11.12.1942 года, причина – погиб. Но 119-ая дивизия, к этому моменту уже 17-ая гвардейская, воевала под Сталинградом.

По информации из списков воинских захоронений капитан 119-й дивизии Иванов Сергей Алексеевич - похоронен братской могиле в селе Домашенка Смоленской области. Дата смерти: 09.10.1941 г.

А в романе Клипеля комбат-герой похоронен примерно 12 октября 1941 года жительницей Дудкино и ее дочерью на опушке леса у села Тишино в Смоленской области.

Кому верить?

В учетно-послужной карточке, которую Артему Головичеву выдали в ЦАМО по запросу. Могли и не выдать, т.к. право на подобные документы есть только у родственников. Но сотрудники архива пошли навстречу журналисту.

Благодаря учетно-послужной карточке капитана Иванова его личность была окончательно установлена.

Благодаря учетно-послужной карточке капитана Иванова его личность была окончательно установлена.

- На основе данных учетно-послужных карточек (УПК) и донесений о безвозвратных потерях, методом исключения капитан Иванов 634-го полка 119-й дивизии перестал быть безымянным героем, - радуется Головичев. - Недостающие звенья - детали биографии и сведения о родственниках, их адрес, нашлись в оригиналах документов. Оказывается, кроме сведений в ключевых графах, бумажные документы того времени могут содержать массу рукописных пометок, вставок. Благодаря им все встало на свои места. Удивительно, но описание капитана Иванова в романе Клипеля оказалось почти документально точным!

Итак, капитан Сергей Иванов был женат на Ивановой Анне Ивановне. Сын Иванов Владимир. Уроженец Самары. Погиб во время кровопролитного боя у истока Днепра 9 октября 1941 года.

Карточка убытия капитана Иванова. Всего лишь несколько строк, за которыми скрывается история целого батальона.

Карточка убытия капитана Иванова. Всего лишь несколько строк, за которыми скрывается история целого батальона.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Теперь на развилке дорог рядом с местом боя, напротив Свято-Владимирского монастыря хотят установить 22 июня большой информационный стенд, чтобы все проезжающие знали и помнили о капитане Иванове и войнах-сибиряках. Петр Ямов получил на то благословление настоятеля. Если найдутся фотографии капитана Иванова, можно будет возвести монумент.

А вот точное место погребения комбата Иванова, скорее всего, уже не будет найдено, считает поисковик Евгений Ермаков.

- В 90-е годы местный краевед Николай Манько был просто одержим идеей отыскать его могилу, но безуспешно, - рассказывает Ермаков. - И он, и я искали много раз с той девочкой, которая вместе с матерью его в 41-ом ночью хоронила. Примерное место даже установили, но ничего там даже с миноискателем не нашли. Но если найдем кого-нибудь, как его теперь, опознать? Только по ДНК-экспертизе, но для начала нужно отыскать родственников.

Если кто-то из наших читателей знает что-либо о судьбе семьи комбата, пишите: konata@kp.ru. Любая зацепка будет ценной информацией в столь непростых поисках.

КАКИМ БЫЛ БОЙ У ИСТОКА ДНЕПРА

Красноярская дивизия против Кёльнской

Профессиональные военные историки почти ничего знают о подвиге батальона капитана Иванова. Теперь, после «общественного расследования», все трое его участников говорят, что этот незаслуженно забытый бой, длившийся с 8 по 12 октября в смоленских лесах у истока реки Днепр, может встать в один ряд с подвигом 28-ми панфиловцев или боем у станции Крюково. Приведу лишь некоторые моменты из того, что рассказали «расследователи».

Деревня Дудкино была опорным пунктом на самой южной оконечности Ржевского укрепрайона, ее оборонял батальон кап. Иванова (3-й батальон 634 полка 119-й стрелковой дивизии). Позиция была хорошо подготовлена: доты, противотанковый ров, минные поля, подземные ходы сообщения, глубокие блиндажи. Сибирская дивизия из Красноярска, довоенного формирования была кадровой, полного состава, хорошо вооруженной и обученной, все старшие и средние офицеры имели боевой опыт боев у озера Хасан и Финской войны, многие не только учились вместе, а были родственниками, односельчанами.

Судьба свела красноярцев с 26-й пехотной дивизией немцев, большинство солдат - уроженцы окрестностей Кельна, ее можно назвать в числе лучших в вермахте на тот момент. Трое с лишним суток эта дивизия и вся артиллерия 6-го пехотного корпуса вермахта штурмовала укрепления в районе Дудкино и Тишино на участке в 3-4 км. Два артиллерийских полка немцев, почти без остановки вели огонь по батальону Иванова, более того, в бою у деревни Дудкино они использовали свое новейшее на тот момент оружие, аналог «катюш» - реактивные минометы «Небельверфер», впервые после Брестской крепости.

Несмотря на это бои у Дудкино и Тишино не прекращались даже ночью, переходя в рукопашные схватки. Командир 39-го полка немцев полковник Фридрих Визе назвал их самыми тяжелыми и кровопролитными за всю историю 26-й дивизии с момента ее формирования в 1936 году. Ночную контратаку, которую возглавил лично капитан Иванов, и в ходе которой он был смертельно ранен, в немецком журнале боевых действий описали одним словом – «жесточайшая».

Свои потери немцы за неполные четверо суток оценили в 1200 человек. Наши потери неизвестны, но вряд ли больше, скорее сравнимы, 119-ая-дивизия не была разбита и уничтожена, а отступила по приказу, успешно выйдя затем из окружения, благодаря самопожертвованию бойцов батальона капитана Иванова.