Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Звезды31 января 2022 4:00

Работавшая с Владом Листьевым режиссер программы «Тема» Татьяна Дмитракова: «Сегодня большинство ток-шоу — фарс, разыгранный фриками»

31 января исполняется 30 лет одной из знаковых программ постсоветского телевидения
Владислав Листьев во время съемок популярной телепередачи "Тема". Фото Николая Малышева (ИТАР-ТАСС)

Владислав Листьев во время съемок популярной телепередачи "Тема". Фото Николая Малышева (ИТАР-ТАСС)

Главный шоураннер ТВ девяностых Влад Листьев запустил массу мощных передач, опередивших время. Некоторые идут в эфире до сих пор («Поле чудес»), некоторые уже нет, но все же оставили довольно глубокий след в истории российского телевидения. Одной из таких была «Тема», стартовавшая на канале «Останкино» (впоследствии — Первый), которую Листьев поначалу вел сам и задал публицистический градус примерно всем современным ток-шоу. К юбилейной дате «КП» решила поговорить с режиссером программы Татьяной Дмитраковой (работала в проектах «Что? Где? Когда?», «Взгляд», «Час Пик» и др.), чтобы понять, в чем был феномен «Темы» и почему сегодня она едва ли бы выжила в эфире.

Режиссер Татьяна Дмитракова

Режиссер Татьяна Дмитракова

Фото: Кадр видео

- Татьяна, как придумалась программа? Вот «Поле чудес» Листьев подсмотрел с Анатолием Лысенко во Франции.

- Влад хотел сделать журналистское шоу. Не развлекательное, а проблемное, интересное. Реализовать способности журналиста. Так что ехать в другую страну не нужно было. Подобные программы были и у нас. Так что «Тема» не была заимствованием. Была же, к примеру, передача «Двенадцатый этаж» на ЦТ в 1985 году? Тоже ток-шоу. Суть «Темы» была в том, что обсуждать можно все, не только бытовые темы. Даже самые необычные и шокирующие: пластическая хирургия, смена пола, что угодно.

- Он сам выбирал темы?

- Мы обсуждали коллегиально, о чем можно поговорить, но темы в итоге утверждал Влад.

Финальное слово было за ним. Если авторы предлагали хорошо разработанную тему, он с радостью ее брал.

- Что, по его мнению, должно было быть в программе? А чего быть никак не могло?

- Таких установок не было. Самое главное, что зрители у нас не были массовкой, как сейчас, - это были люди заинтересованные, с разными точками зрения, которые открыто высказываются. Так появились завсегдатаи программы — в том числе Лидия Иванова (мастер спорта по академической гребле, после окончания карьеры в 90-е годы ставшая моделью плюс сайз; после работы в «Теме» в шоу «Окна» в ванной с макаронами спела песню «Я люблю макароны» - Авт.), сменившая потом Влада.

- В книге воспоминаний Дмитрия Щеглова о Листьеве было сказано, что вместо себя в программу он «хотел толстую тетеньку». Такая необычная ведущая — привнесение элемента народности?

- Нет, просто она сама к нам пришла. Бойкая, хорошо отвечала на вопросы. Влад понимал, что поставит ее на ноги, запустит, а потом начнет делать нечто другое. Народность тут ни при чем.

Фото: кадр видео.

Фото: кадр видео.

- В шоу приходили многие звезды. Как они себя вели тогда? Позволяли себе капризничать в присутствии Листьева?

- Тогда не было такого количества звезд, как сейчас. И Влад не был профессиональным журналистом, ведь не было школы телеведущих, он пришел из иновещания. Но зато он был популярным человеком, поэтому селебрити к нему с удовольствием шли (Андрей Макаревич, Юрий Никулин, Михаил Задорнов, Мария Шукшина и другие). Влад был интересным и не был гадким, как Отар Кушанашвили (эпатажная звезда шоу «Акулы пера» - сейчас ведет ютуб-канал «Каково?!» - Авт.), например. Он мог задавать острые вопросы, но делал это вежливо, без злобы, изобличить никого не хотел. Цель была понять то, в чем хочется разобраться. Умел молчать и слушать - ценнейшее качество интервьюера. Не опережать события, дать человеку сказать то, что он хотел. Мог повесить длинную паузу и ждать, когда человек ответит. Это было важно.

- Какие программы особенно запомнились вам?

Фото: кадр видео.

Фото: кадр видео.

- Многие темы были не просто экзотическими, но шокирующими. Так, была программа, посвященная операциям по смене пола. И это не было эпатажем или созданием имиджа. Я увидела людей, родившихся в деревне, которые хотят стать другими, начать жизнь заново. Был сбежавший из дома мальчик, инсценировавший самоубийство: оставил вещи на берегу и как будто утонул. После этого на самом деле переехал в Москву добиваться от медицинских органов, чтобы ему сменили пол. Добился. Влад вытащил его на интервью. Хотя вы понимаете, что в 90-е в таком сложно было признаваться. На тот момент, когда он к нам пришел, уже был женщиной, поменял имя и паспорт. Вышел замуж. Еще одна памятная программа называлась «Мапулечки» - она была посвящена отцам, что при разводе настойчиво требовали от суда оставить детей с ними. Потому что считали, что имеют такое же право воспитывать детей, как и матери.

Фото: кадр видео.

Фото: кадр видео.

- Почему передача была такой популярной?

- В ней обсуждалось множество актуальных тем, которые интересовали людей. О многом не знали, но это существовало латентно. Было любопытно посмотреть. Что такое пластические операции, что такое расизм, что такое работать проституткой. Такая полемика была важна и интересна помимо бытовых и политических вопросов.

- Сегодня много ток-шоу, но другого толка, глубины и интонации. Сейчас «Тема» была бы востребована?

- Нет. Может, кто-то и смотрел бы. Любой программой мы воспитываем аудиторию. Вот люди приходят в «Поле чудес» и знают, как вести себя там, как надо говорить. Заданы некие правила поведения. Зрители эти правила тоже усваивают. Сегодняшние ток-шоу я не смотрю. Но смотрит мама. И когда я бываю на даче, слышу, что это. И спрашиваю маму: «Неужели тебе интересно смотреть, как люди вешают грязное белье? Почему интересно подглядывать?». Она честно отвечает: «Интересно смотреть про чужую жизнь». Но это даже не чужая жизнь. Многое из того, что показывают, не является настоящим. Это некий фарс, который разыгрывают с фриками и непрофессионалами. Может, даже с людьми с умственными отклонениями.

Фото: кадр видео.

Фото: кадр видео.

- Есть даже такое направление в искусстве: ар брют.

- Нет, я не об этом. Поймите правильно. Я знаю, что дети с аутизмом тоже создают прекрасные работы (проект «Наивно? Очень» и др.), мы их не оскорбляем такими сравнениями, мы говорим о другом. Когда в шоу специально приводят маргинальную публику, чтобы показать их разборки. Культивируя людей глупых, бескультурных и необразованных.

Фото: кадр видео.

Фото: кадр видео.

- Насколько это грех создателей современного ТВ? Неужели не спрос рождает предложение? Канал «Культура» не смотрит почти никто, какой бы благородный контент там не выходил.

- Все хотят есть с маслом и икрой. Мы живем в обществе, где правит бал не идея, а деньги. То, что приносит хороший доход, и будет продолжаться. Как говорил Алексей Герман-старший, не надо ничего сжигать, можно просто переключить канал. У меня телевизора нет — не смотрю. Потому что как только приезжаю на дачу к маме, слышу, как оттуда, словно из ящика Пандоры, сыплется всякая чухня. Я же имею возможность это не смотреть? И каждый может поступить так же. У кого на что хватает ума, души и других человеческих качеств, тот на то и идет. Я не склонна винить журналистов. Они это делают, потому что есть аудитория. Да, был бы спрос — предложение появится.

- Сами хотели бы выпускать качественную программу? Которая понравилась бы не только маме, но и вам.

- Мне никто ничего хорошего не предлагает на ТВ, потому ничего не делаю. Прогнуться под изменчивый мир не могу. Так что почиваю на лаврах (смеется).

- Тогда финальное: о самом главном. Сколько во времена «Темы» в 90-е топовый режиссер телепрограммы?

- Очень хорошо зарабатывал. Получать до 10 тысяч долларов в месяц востребованному режиссеру не было большой проблемой.