Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Политика10 февраля 2022 12:50

Финансист Андрей Мовчан: «Нет никакого экономического смысла возрождать СССР»

Известный экономист в эфире Радио «Комсомольская правда» поделился своим мнением о ситуации вокруг Украины, «ужасах» санкций и отношениях России с другими странами
Финансист Андрей Мовчан. Фото: ИТАР-ТАСС/ Александра Мудрац

Финансист Андрей Мовчан. Фото: ИТАР-ТАСС/ Александра Мудрац

КРИЗИС ВСЕГДА НАСТУПАЕТ «ВДРУГ»

- Начнем с апокалиптического вопроса. Андрей Андреевич, я понимаю, что он у вас вызовет усмешку. Но в последнее время в соцсетях все чаще начал попадаться тезис о том, что мир стоит на пороге глобального экономического кризиса. Мы видите приметы этого кризиса или нет?

- Само слово «кризис» предполагает некоторую неожиданность. Если мы видим приметы кризиса, то это уже не кризис. Любой кризис наступает «вдруг». Так что нет, мы не видим никаких примет.

С другой стороны, когда мы проходили через два предыдущих кризиса, их можно было так или иначе предвидеть. В 1998-м был серьезный перегрев валютных рынков Юго-Восточной Азии. В случае с кризисом 2008 года уже заранее было видно, что идет серьезный перегрев на рынке недвижимости в США и на рынках кредитования недвижимости.

Сейчас такого не происходит. Есть несколько людей, которые называют себя экономистами, которые, как сломанные часы, все время показывают на кризис. Но они это делают десятилетиями. И иногда угадывают, потому что кризис действительно наступает. Но доверять их предсказаниям не стоит.

- У меня есть опасения, как у типичного обывателя. Вот эта инфляционная спираль, которая раскручена во всем мире... Мы привыкли к российской инфляции, но рост цен в 7-8 процентов для Соединенных Штатов производит впечатление. Последствия будут?

- Тут несколько вещей, о которых надо помнить.

Самая простая состоит в том, что любую инфляцию мы считаем опасной.

Второй момент - это инфляция 2020 года. 2020 год был фактически дефляционным (то есть цены не росли или падали, - Ред.). Если мы говорим, что нормальная средняя инфляция в США - 2,5%, то за два года это 5%, грубо говоря. А мы видим 0% в 2020-м и 7% в 2021-м. Это 7% вместо 5%. Разница не катастрофическая.

Третий важный момент – то, что на протяжении как минимум последних десяти лет американская экономика росла со скоростью 3%, а инфляция в Америке держалась на уровне в 2% или меньше. Инфляция все время отставала от скорости роста ВВП. А когда у вас экономика растет, то цены должны подниматься со сравнимой скоростью.

Плюс есть некоторая уверенность, что сбои в цепочках поставок, проблемы со спросом из-за локдаунов и другие причины, которые вызвали эту инфляцию, уйдут в прошлое в течение 2022 года. И к концу 2022 года мы увидим инфляцию уже значительно более соразмерную тому, что происходит в мире и в экономике.

- Если говорить о росте цен на продовольствие, как часть общемировой инфляции, это может послужить причиной масштабных политических изменений в мире? Если взять бедные страны, которые особенно чувствительны к росту цен на зерно, на растительное масло и так далее? Вспоминаем, с чего началась «арабская весна» в Тунисе…

- Вся «арабская весна» была связана с ценами на пшеницу. И, да, нестабильные страны на то и нестабильные, чтобы различные триггеры (спусковые крючки. – Ред.) могли выводить их из равновесия. Сейчас этот рост цен на продовольствие не глобальный, он в основном в развитых странах. Если вы посмотрите на Китай, там инфляция значительно ниже, чем в США. То же самое происходит в странах Ближнего Востока и Африки.

Сегодня, наверное, нет большой причины для того, чтобы волноваться. Но это не значит, что «экспорт» инфляции не может пойти достаточно быстро, и во втором квартале 2022 года мы не увидим инфляции в этих регионах.

- А если нефть подорожает до 200-250 долларов за баррель, это способно запустить кризисные механизмы?

- Важная мысль по поводу потенциального кризиса состоит в том, что он будет не нефтяным, а газовым. И если Кремль прекратит поставку газа в Европу, он, во-первых, потеряет не так много денег, как от остановки поставок нефти. Во-вторых, это проще, чем остановить поставки нефти. Потому что остановка поставок нефти требует консервации скважин. С газом чуть проще. И в-третьих, конечно, вот это Европа выдержать не сможет. Потому что Европа полностью зависима от нашего газа.

«РАЗГОВОРАМИ ОБ УКРАИНЕ ПОЛИТИКИ ОТВЛЕКАЮТ ЛЮДЕЙ ОТ РЕАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ»

- Насколько могут быть велики последствия украинского кризиса, если вдруг он перейдет в острую фазу?

- У меня есть впечатление, что ситуация вокруг Украины используется для решения огромного количества задач и Россией, и Западом. Все они решаются как раз с помощью угроз, нагнетания обстановки, торга, обещаний, отказа от обещаний. Но точно не с помощью войны.

Извлекать дивиденды из напряженности будут все стороны. И тут не надо думать, что только Кремль это делает. Это ровно так же делают и страны Запада. Для власти в Вашингтоне, и в Лондоне, и в Париже выгодно иметь тему, которая отвлекает избирателей, особенно в эпоху высокой инфляции и экономических проблем.

При этом понятно, что восток Украины – это горячая точка, там погибают люди почти каждый день. Поэтому не надо понимать мои слова как обещание полного мира на Украине. Но полномасштабные военные операции не нужны никому. Никто не понимает, что делать с их последствиями - ни Кремль, ни Вашингтон, ни Киев. Я не думаю, что она состоится.

- Я бы хотел поговорить об экономических последствиях того, что теоретически может случиться...

- Пока эта экономика, прямо скажем, незначительная. Товарооборот с Украиной у России снижался до 2014 года, сильно упал после этого и сохраняется на том же уровне. Мы так же получаем оттуда сырье для производства титана, за транзит газа так же платим. Продуктовый товарооборот происходит, машиностроительную продукцию продаем и так далее. Как бы войны-то и нет. Идет взаимодействие.

И никто не собирается это останавливать. Даже окончательный ввод в строй «Северного потока-2» не остановит транзит газа через Украину. Потому что недостаточно просто иметь возможность вывезти газ за пределы России, он же должен еще по газотранспортной системе Европы проходить. А эта система так устроена, что во много мест лучше доставлять через газопроводы, лежащие на украинской территории.

- Интересно, какие санкции из тех, которыми нам грозит запад, могут быть введены? Насколько серьезен их масштаб?

- Даже при желании придумать страшные, убийственные санкции, этого не удается сделать. Россия – страна со специфической экономикой. В основном, если говорить про взаимодействие с внешним миром, Россия занимается вывозом природных ресурсов в страны, которые в этом крайне нуждаются. И покупкой всего остального на внешних рынках на те деньги, которые получает за природные ресурсы.

Природные ресурсы сегодня на рынке – это горячая тема. Стоят они дорого, в первую очередь нефть, газ, пшеница и так далее. Они нужны. Уход России с этих рынков повлечет за собой ценовые катастрофы и дефициты. Вряд ли развитые страны сегодня, в условиях той же самой инфляции, восстановления после ковида и так далее, на это готовы. Они сами откровенно об этом говорят.

Более того, пример Белоруссии показывает, насколько они не готовы. Белоруссия – маленькая страна. Единственный вид реального экспорта – калий. После принудительной посадки самолета и объявления этого актом терроризма была идея запретить поставки калийных удобрений из Белоруссии. И она ни во что не вылилась - Белоруссия продолжает поставлять этот товар ровно так же, как поставляла раньше.

То же самое в этой ситуации и с Россией. Россия будет продолжать поставлять сырье и получать достаточно денег. А значит, найдутся продавцы товаров, которые России нужны. Рассчитываться с Россией все равно надо. Значит, даже вместо SWIFT (международная система денежных переводов, от которой нас грозятся отключить. – Ред.) что-то будет для расчетов. Поэтому, я думаю, говорить о санкциях как об инструменте резкого изменения экономической ситуации в России не приходится.

- В Кремле хорошо отдают себе отчет, что методов на самом деле экономических у Запада нет?

- Я думаю, да. Сам факт того, что все санкции, которые сегодня введены, достаточно беззубые, показывает, что ничего более серьезного в американском арсенале просто нет.

- А еще есть расхожая страшилка о том, что главная угроза России исходит со стороны восточной границы и при самом плохом сценарии Россия превратится в сырьевой придаток Китая. Насколько понятие «сырьевой придаток» жизнеспособно? Или оно осталось в 19-20 веке?

- Почему, Россия и сейчас сырьевой придаток. Только мы сырьевой придаток не одного конкретно государства, а тех стран, которые потребляют наше сырье. Например, Европа: мы поставляем туда нефть, газ, некоторое количество продовольствия, много металла и т. д. Европа поставляет нам продукцию переработки этого сырья. В Европе средний уровень дохода населения в 7-8 раз выше, чем в России. ВВП на человека там в 5-6 раз выше, чем в России, если считать в абсолютных цифрах и где-то в 2-2,5 раза выше по паритету покупательной способности (в переводе на товары, которые на эти деньги можно купить. – Ред.). Чем мы не сырьевой придаток в данный момент?

- Логично, хотя и обидно.

ЗАЧЕМ «ПОДТЯГИВАТЬ» СОСЕДНИЕ СТРАНЫ?

- Говоря об Украине, Белоруссии, да и о Казахстане тоже, все это можно объединить термином «российская экспансия» - в хорошем смысле слова. Видите ли вы экономические резоны воссоздать некую форму того, что когда-то было Российской империей или Советским Союзом?

- Экономических резонов я не вижу. В этом смысла нет. Потому что, во-первых, все эти страны, при всем моем уважении, менее экономически развиты на сегодняшний день, чем Россия. Значит, при любом объединении придется тратить ресурсы на то, чтобы их подтягивать.

- Но есть концепция, что вовлечение целого ряда стран в «экономическую орбиту России» важно с точки зрения воссоздания производственных цепочек. Ведь после 1991 года часть корпораций оказалась, допустим, в Днепропетровске, а часть - в Киеве. Соответственно, связи развалились. А если собрать все это снова вместе, то мы ого-го что сможем сделать…

- Сейчас об этом говорить вообще абсурдно. Вы же понимаете, что все эти цепочки даже не 30, а 50-летней давности. Их давно пора было разрушать и строить заново. Тем более, что строились они в абсолютно неконкурентной среде. И когда Россия открылась для внешнего рынка, оказалось, что мы неконкурентоспособны со всеми этими цепочками. Такой же товар, производимый в Европе или в Китае, оказался дешевле и лучше в разы. Вот с этим надо что-то было делать. Надо было перестраивать свои цепочки не с географической точки зрения, а с точки зрения их эффективности. А возвращаться к идее, что мы когда-то выпускали тяжелые машины с участием Днепропетровска, и теперь начнем их опять производить, это абсурд.

«АКЦИИ РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ ПОКУПАТЬ НЕ СТОИТ»

- Поговорим о российском фондовом рынке. Смотрю на падающие котировки на московской бирже и понимаю, что я, наверное, был бы последним, кто стал бы тратить свои кровно заработанные на акции российских компаний. Ваше мнение: нужно приобретать российские акции или лучше купить американских долларов?

- Никто из нас не знает будущего, поэтому я не могу гарантировать, что российские акции не вырастут в цене в ближайшее время. Но с точки зрения и здравого смысла, и теории вероятности, покупать российские акции не стоит. Особенно обывателю. Потому что это акции очень волатильного (изменчивого, - Ред.) рынка. Это акции компаний страны, которая находится в серьезном противостоянии с крупными финансовыми центрами и постепенно теряет их поддержку. Это акции компаний страны, в которой не уважаются права инвесторов, а крупного иностранного инвестора можно посадить в тюрьму для решения экономического спора.

Действительно, с пика 2007 года российский рынок на сегодня потерял треть. В то время, как другие крупные рынки – американские, европейские, китайские и т. д. - сильно выросли с того момента. Поэтому, если вы обыватель и верите в то, что акции – это перспективный способ вложения, все-таки лучше покупать акции стран, в которых экономика более успешна, законодательство более надежно и глобальные финансовые интересы направленные внутрь этих стран, а не наружу.

- Тут сам собой возникает образ криптовалют. Благодаря Центробанку, предложившему запретить все операции с криптовалютой в России, тема стала всенародной. Что вы думаете по этому поводу?

- Я вообще небольшой сторонник что-либо запрещать. Вот ситуация с сигаретами мне кажется идеальным решением вопроса в мире. Нужно предостерегать, объяснять, детям не продавать, но запрещать тоже не надо. Но позиция ЦБ совершенно понятна. Рынок криптовалют - это в каком-то смысле пирамида. Чем больше игроков приходит на рынок, тем дороже стоит эта вещь. А россияне вообще падки до пирамид, до такого обогащения - помните 90-е годы?

- Вы сейчас смотрите на Россию из Лондона, слегка отстраненно. У меня, может, наивный вопрос, но очень хотелось бы услышать ответ на него. Вы видите в российской экономике что-нибудь очевидно позитивное и недооцененное общественным мнением? То, что не бросается в глаза, но на самом деле классно?

- Этого очень много на самом деле. Например, российская экономика очень богата современными сервисами. Хотя понятно, что все они концентрируются в столице, потому что это концентрированная экономика.

В России достаточно быстро и хорошо развивается транспортная система, добыча и экспорт полезных ископаемых. Производство агропродукции, хотя и отстает по эффективности от той же Европы, но тем не менее растет достаточно быстро.

В России все еще есть отдельные области хорошего образования. Мы «производим» хороших специалистов в том же IT, инженеров.

- А если говорить про другие специальности? Нефтяные инженеры и прочее, прочее…

- Внешний спрос на российский инженеров нефти и газа практически отсутствует. Что касается строительных инженеров - непохоже, что у нас хорошая школа. В России дефицит таких людей, дефицит проектных систем, управления строительством.

Менеджеров очень плохо производят в России, у нас тотальный дефицит людей, которые умеют управлять. В гуманитарной области у нас кошмар был еще с советских времен, и ситуация никак не изменилась. Да и в медицине мы очень сильно отстаем от развитых стран именно в плане образования.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Незамещенные: Почему Россия до сих пор сильно зависит от импорта

Экономист Никита Кричевский предупредил о росте цен на продукты из-за зависимости от импорта (подробности)