Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+8°
Boom metrics
В мире25 февраля 2022 6:56

НАТО создали для борьбы не с коммунизмом или СССР, а с исторической Россией

Именно поэтому даже в девяностые или начале двухтысячных нашу страну на Западе никогда не считали союзником
В настоящее время членами блока НАТО являются 30 стран.

В настоящее время членами блока НАТО являются 30 стран.

Фото: Shutterstock

Президент России Владимир Путин в своем обращении к россиянам в понедельник в связи с решением признать ДНР и ЛНР впервые, как он подчеркнул, публично рассказал о своей беседе с президентом США Биллом Клинтоном о возможном членстве нашей страны в НАТО:

«… Я спросил его: «Как Америка отнесется к тому, чтобы принять Россию в НАТО?» Не буду раскрывать все подробности той беседы, но реакция на мой вопрос внешне выглядела, скажем так, весьма сдержанно, а как американцы реально отнеслись к этой возможности фактически видно на их практических шагах в отношении нашей страны. Это открытая поддержка террористов на Северном Кавказе, пренебрежительное отношение к нашим требованиям и озабоченностям в сфере безопасности в расширении НАТО, выход из Договора по ПРО и так далее. Так и хочется спросить: зачем, зачем все это, ради чего? Ну ладно, не хотите видеть в нашем лице друга и союзника, но зачем же делать из нас врага?»

«КП» попросила прокомментировать этот эпизод известно политолога Виталия Третьякова, который рассказал, как обсуждался вопрос о возможном членстве России в НАТО в экспертном сообществе:

- Главное: никакого членства России в НАТО Запад никогда бы не допустил. Слишком большая у нас страна. И ее вооруженные силы, которые в 2000-м были, конечно, не такие мощные, как сегодня, но все равно располагали стратегическим ядерным потенциалом. Если гипотетически представить, что нас все же берут в НАТО, то это сместило бы внутри блока всю расстановку сил. Там диктат США, и вдруг появляется сравнимая с ней по военной мощи страна с правом голоса. Это просто нереально.

Кстати, еще в 90-е годы некоторые наши эксперты, я не говорю об официальных лицах, предлагали вариант вступления в западный блок и настойчиво продвигали его на всякого рода конференциях и встречах. Я был свидетелем таких дискуссий. И всякий раз представители стран НАТО в лучшем случае скептически улыбались, называя условия, порой совершенно нереальные, которые мы должны предварительно выполнить. Вступление нашей страны в западный блок их как минимум не интересовало, а как максимум - пугало.

Почему Путин завел разговор об этом с Клинтоном? - продолжает Третьяков. - Надо вспомнить, что в то время он был еще политиком, неискушенным в международных делах. Вспомните его звонок Бушу-младшему после терактов в Америке. Исключить, что он тогда еще верил, пусть и без большой надежды, на возможный союз с Западом, я не могу. Но все-таки, скорее всего, он задавал эти вопросы, чтобы проверить реакцию американского президента. Сомневаюсь, что Путин рассчитывал на ответ: конечно, мы вас ждем… Но он, знакомясь тогда с лидерами стран Запада, проверял их подлинную реакцию на Россию. Вот мы и получили, что получили, никаких радостных улыбок и объятий, конечно, не было.

О том, что Россия зондировала возможность своего вступления в западный альянс, известно. В интервью BBC в марте 2000 года тогда еще и. о. президента Владимир Путин на вопрос, возможно ли присоединение России к альянсу, ответил: «Почему нет? Я не исключаю такой возможности - в том случае, если с интересами России будут считаться, если она будет полноправным партнером».

А в 2017 Владимир Путин в интервью режиссеру Оливеру Стоуну упомянул, без нынешних подробностей, о своем вопросе Биллу Клинтону, заданному в июне 2000-го:

«Я в ходе дискуссии сказал: может быть, посмотреть на такой вариант, что Россия вступит в НАТО. Клинтон ответил: я не против. Но вся делегация очень занервничала».

Причину этой «нервозности» подробно раскрывает Маргарет Тэтчер в своей книге «Искусство управления государством» (2002 год): «Самой тяжелой проблемой, по всем признакам, будут отношения России с НАТО. Как проницательный прагматик, г-н Путин должен ясно понимать, что НАТО практически вплотную подошло к тому, чтобы стать всемирным полицейским». Россия, пишет она, пыталась воспрепятствовать расширению НАТО, особенно когда блок все ближе подходил к ее границам. Вместе с тем, добавляет Тэтчер, высказывания российского лидера «свидетельствуют о том, что президент хотел бы видеть Россию в рядах НАТО».

И тут же «железная леди» объясняет, почему Россию в западный альянс никогда не примут. Причин, по ее мнению, три. Во-первых, Россию тогда (двадцать лет назад) все еще нельзя было считать «нормальной страной». Ее внутренние проблемы были не решены, что грозило нестабильностью в самой России и в соседних государствах. Во-вторых, даже решив эти проблемы, Россия все равно не изменит свою природу: она останется в равной степени европейской и азиатской, восточной и западной. А связующее начало НАТО - «западное», чем Россия никогда не сможет ограничиться.

В-третьих - и это самое главное, - эффективность НАТО обусловлена тем, что во главе организации стоят Соединенные Штаты. Все, что ослабляет это лидерство, подчеркивает Тэтчер, ослабляет и сам блок. В этом смысле принятие в НАТО России очень опасно, потому что она никогда не смирится с господством Америки и будет вставлять блоку палки в колеса, и «несомненно, найдет поддержку своим действиям среди европейских членов». К тому же Путин говорит о превращении НАТО в «политическую» организацию, а альянс прежде всего - военный союз.

Кстати, еще за пять лет до Тэтчер об этом же в своей книге «Великая шахматная доска» говорил «большой друг» России Збигнев Бжезинский: «… любое сближение с Россией по вопросу расширения НАТО не должно вести к фактическому превращению России в принимающего решения члена альянса. (…) Это открыло бы для России возможность использовать свое присутствие в НАТО для (…) ослабления роли Америки в Европе».

Так что ответ на вопрос предельно ясен: блок был создан для борьбы Запада во главе с Америкой не с Советским Союзом, а исторической Россией. И получается, что вряд ли из нас сознательно делали врага, Запад после Второй мировой никогда и не видели в нас союзника. И другого выхода, как жить по логике «кто - кого», пока, увы, нет.

КСТАТИ

«Россия никогда не будет одной из нас»

Россию издавна западная элита воспринимала как соперника и врага. Вспомним хотя бы ставшую крылатой фразу британского лорда Пальмерстона, сказанную еще в середине XIX века: «Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет».

Из более свежего:«Россия слишком велика, слишком горда и слишком стесняется собственной истории, чтобы точно вписаться в «единую и свободную Европу». Ни мы, ни европейцы на самом деле никогда не считали Россию «одной из нас». Это - из книги бывшего посла США в России и нынешнего директора ЦРУ Уильяма Бернса. И еще оттуда же: «Рано или поздно должен был наступить момент, когда Россия стала бы достаточно сильной, чтобы отказаться от роли младшего партнера… Этот момент настал раньше, чем ожидал кто-либо из нас».

ОНЛАЙН ТРАНСЛЯЦИЯ

Специальная операция России в Донбассе 25 февраля 2022 года: прямая онлайн-трансляция

Президент России выступил 24 февраля с обращением к нации, в котором объявил о начале специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины. Сайт kp.ru ведет прямую онлайн-трансляцию специальной операции России в Донбассе (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Что происходит на Украине: ответы на 10 главных вопросов

Спецкор kp.ru Александр Коц объяснил, почему Россия выбрала именно такую тактику спецоперации, и что будет с Украиной дальше (подробности)