Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+18°
Boom metrics
Наука
Эксклюзив kp.rukp.ru
30 марта 2022 9:50

355 дней на орбите! Космонавт Петр Дубров установил новый рекорд пребывания на МКС

Накануне возвращения на Землю бортинженер станции ответил на вопрос читателей kp.ru
Мы предложили читателям kp.ru взять интервью у Петра. Роскосмос помог нам передать вопросы на борт

Мы предложили читателям kp.ru взять интервью у Петра. Роскосмос помог нам передать вопросы на борт

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Сегодня на Землю возвращается экипаж Антона Шкаплерова - американский астронавт Марк Ванде Хай и наш Петр Дубров. Петр и Марк установили рекорд по длительности одного полета в рамках программы Международной космической станции. По сегодняшний день они отработали на МКС 355 суток! Сменялись экипажи, прилетали гости – Юлия Пересильд и Клим Шипенко, японские туристы, корабли Space X Crew Dragon, а Петр и Марк продолжали вахту.

Мы предложили читателям kp.ru взять интервью у Петра. Роскосмос помог нам передать вопросы на борт. И вот накануне возвращения космонавт прислал ответы.

Александр Хохлов, Санкт-Петербург:

- Было бы легче в работе, если бы сейчас на станции работали не два, а три российских космонавта? (Необходимое уточнение – сейчас на МКС впервые за долгие годы будет работать основная российская экспедиция, в которую входят трое наших космонавтов - Олег Артемьев, Денис Матвеев и Сергей Корсаков).

- Безусловно, это бы помогло в работе, поскольку на станции всегда очень много дел. Кроме научных экспериментов нам приходится выполнять ремонтные работы, обслуживание приборов и агрегатов, выполнять переконфигурацию станции. Из-за этого порой приходится сокращать научную программу, поскольку два человека на российском сегменте не всегда успевают выполнить весь необходимый объем работ.

Третий член экипажа очень бы помог и это позволило выполнить на орбите больше научных экспериментов.

Константин, Приморский край:

- Когда на станции празднуют какое-то общее событие как вы договариваетесь кто что приносит на праздничный стол? Или каждый ест и пьет свое?

- Как правило, мы заранее не договариваемся кто что приносит на какие-то общие ужины. Если ужин проходит на российском сегменте, то обычно его готовим мы. В основном используем российскую еду. Если же ужин на американском сегменте, то как правило готовят коллеги. Но мы, когда идем к ним, обычно приносим что-то из наших запасов. И они, когда приходят к нам, приносят какие-то вкусные вещи из своих рационов, чтобы разнообразить стол.

Алия, Башкортостан:

- Как вы отдыхаете? Есть ли возможность посидеть (полежать) с книжкой?

- У нас на станции есть достаточно много возможностей для отдыха. Есть книги, своя небольшая библиотека. Есть электронный архив, в котором есть книги, и фильмотека, и библиотека музыки. Когда мы собираемся на совместные обеды, мы частенько включаем музыку в качестве фона. Есть даже доступ в интернет. Мы даже можем почитать новости, посмотреть какие-то интересные материалы. Ну и конечно, мы просто наблюдаем нашу планету в иллюминатор и занимаемся ее фотографированием.

Игорь Степанов, Екатеринбург:

- Какой самый интересный и самый сложный эксперименты, которые вам довелось выполнять на орбите?

- Сложно выделить какие-то эксперименты. Все они по-своему сложны и по-своему интересны. Некоторые сложны физически. Например, те, в которых исследуется влияние факторов космического полета на организм человека и как средства профилактики помогают нам адаптироваться. В таких экспериментах приходится выполнять достаточно серьезные физические нагрузки.

А в биотехнологических экспериментах очень важно следовать инструкции. Неправильное прочтение одной буквы или цифры может повлиять на результат всего эксперимента. Поэтому приходится быть очень и очень внимательным в процессе работы.

Накануне возвращения на Землю бортинженер станции ответил на вопрос читателей kp.ru

Накануне возвращения на Землю бортинженер станции ответил на вопрос читателей kp.ru

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Инна, Пермь:

- Есть ли у вас любимые уголки Земли, которые вы стараетесь не пропускать, когда станция пролетает над ними?

- Каждый раз, когда я пролетаю над Дальним Востоком, над своим родным Хабаровском, я стараюсь выглянуть в иллюминатор, посмотреть на места, знакомые мне с детства. Я уже сделал немало снимков этих районов. Наш город красив и в ночное время, и днем, и летом, и зимой. Каждый раз он выглядит немножко по-другому. Поэтому мне всегда приятно снова его увидеть.

В целом любой момент, когда ты выглядываешь наружу и видишь совершенно необычные краски Земли, необычные места. И даже облака никогда не повторяются, все время выглядят по-новому – с новой текстурой, с новые оттенками. Любой уголок, который мы видим, выглядит отсюда, с высоты полета просто потрясающе.

Дубинин Андрей, Россия, Липецкая область:

- Бывает страшно? Или - некогда, работа... :-) Понимание, что мир людей мал, микроскопичен бывает, когда смотрите на Землю?

- Страх, это чувство, которое испытывает каждый человек. Это чувство удерживает нас от ошибок. Заставляет в каких-то ситуациях более внимательно к ней отнестись. И, возможно, найти какие-то новые решения, не спешить с выводами, с действиями. Поэтому иногда оно даже бывает полезно.

В нашей работе тоже иногда бывает немножко страшно. Ровно в той мере сколько это необходимо. Страх никогда не должен сковывать движения или каким-то образом влиять на нашу способность ясно мыслить. Если этого удается достичь, то страх дает даже какие-то положительные эффекты.

Естественно, мы тренируемся, чтобы в каких-то критических ситуациях сохранять самообладание и действовать независимо от того, что происходит и насколько ситуация сложная.

А когда смотрим на Землю возникает ощущение не столько ее малости – все-таки Земля наша огромна. Даже отсюда, с высоты станции мы можем видеть все время лишь небольшую ее часть. Но даже эта маленькая часть выглядит огромной. Огромные территории можно окинуть взглядом буквально за пару секунд.

Но в то же время ощущается насколько хрупка наша планета, насколько тонкий слой жизни ее покрывает. Очень тонкая атмосфера, очень тонкая биосфера. Несмотря на размеры планеты населенная часть, живая часть она очень мала. И ощущение, что нашу планету нужно беречь всеми силами есть. Никто кроме нас о ней позаботится не сможет – такое чувство у нас возникает при взгляде отсюда, сверху.

Марина, Московская область:

- Пётр, что помогает вам восстанавливаться в космосе? Может быть, вы используете психологические практики, интересно узнать, какие.

- Никаких специальных психологических практик я не использую. Хотя, конечно, в процессе подготовки есть специальная парашютная подготовка. Некоторые психологические тренинги помогают нам научиться даже в сложных ситуациях сохранять самообладание, поддерживать свою работоспособность.

Никаких специальных техник нет. Есть обычные способы отдохнуть, расслабиться. В свободное время стараюсь делать то, что мне нравится – помогать, получать от того, что я делаю удовлетворение.

Конечно, помогает общение с друзьями, с родными. У нас есть возможность поддерживать связь практически круглосуточно. Я в любое время могу им позвонить. Все это, также как и на земле помогает нам отдыхать и выполнять все работы, которые на нас возлагают.

Петр Дубров установил новый рекорд пребывания на МКС

Петр Дубров установил новый рекорд пребывания на МКС

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Мария, Россия, Калининградская область

- Считаете ли вы, что выбрали правильную профессию? Она стоит того, чтобы терпеть все эти лишения, нагрузки и т.д.? Вообще, что важно лично для вас в профессии космонавта?

- Мне кажется, что сложности и делают эту профессию такой интересной.

Понимание того, что ты смог достичь чего-то важного, значительного, преодолеть серьезные трудности вдохновляет и помогает двигаться дальше, находить новые решения для каких-то непростых задач.

А с опытом уже возникают решения о том, как полеты в космос можно сделать чуть-чуть проще, чуть-чуть интереснее. Чуть-чуть, может быть, более эффективными. Возможность внести в это свой вклад вдохновляет и стимулирует новые работы.

Но еще что мне кажется важным в этой профессии - она является ярким примером того, что только совместными усилиями мы можем достичь каких-то существенных результатов. Международная космическая станция является потрясающим примером того, как десятки стран, скооперировавшись, могут построить чрезвычайно сложный и необходимый человечеству объект и поддерживать его в рабочем состоянии долгое время. Никакая страна по отдельности не могла бы сделать что-то такое, масштабное. Даже станция «Мир», несмотря на то, что она была чудом советской техники, она уступала по размерам и возможностям МКС. Очень жаль, что на земле люди порой забывают и в каких-то политических играх, в погоне за сиюминутной личной выгодой предпочитают конфронтацию сотрудничеству. Хочется надеяться, что пример космической деятельности, наш пример каким-то образом поможет и жизнь на Земле сделать лучше.

Юлия, Россия, Республика Тыва (Тува):

- Здравствуйте Петр! Во время выхода в открытый космос бывают ли у вас мысли не о работе? Если ли время задуматься о пространстве вокруг, о звездах, планетах? Какие ощущения?

- Конечно, работа в открытом космосе довольна сложна физически. Иногда нам нужно делать перерывы, отдыхать. И в такие моменты можно подумать о чем-то о своем, отвлечься, что, кстати, потом помогает лучше сосредоточиться на работе.

Как правило, в такие моменты просто взглянув на Землю все мысли переносятся туда – там, где находятся наши родные, близкие. В какие-то уголки, где мы никогда не бывали, но хотели бы побывать. О том, как красива наша Земля, насколько необычна, разнообразно она выглядит с высоты космической станции. Это хорошо помогает расслабиться и в итоге лучше выполнить поставленную задачу.

Сергей, Хабаровск (земляк):

- Вы по профессии программист. Получается, что после прихода в отряд космонавтов вам пришлось практически с нуля осваивать инженерные специальности. Но вопрос в другом – приходилось ли во время полета вам работать по первой специальности – то есть как программист?

- Строго говоря, моя профессия называется инженер-программист. Инженерные специальности я начал изучать гораздо раньше, со старшей школы, когда я впервые познакомился с компьютерами, стал изучать как они устроены. И этот опыт мне помог в отряде космонавтов, мне не пришлось многое учить с нуля. И здесь на станции во время космического полета я смог применить свои навыки. Я надеюсь, что мне удалось сделать тут, сделает работу следующих экипажей немного проще, удобнее. Сэкономит им немножко времени. И есть определенные идеи, которые я буду обсуждать со специалистами после возвращения. Может быть, получится сделать что-то еще.

Компьютерной техники на станции достаточно много. Управление станцией происходят со специальных лэптопов, которые мы называем управляющими лэптопами. Есть компьютеры поддержки экипажа. Есть специализированные компьютеры, которые занимаются обработкой команд, приходящих с Земли и отправки управляющих сигналов на устройства, собирают информацию, телеметрию и отправляют ее обратно на Землю. Есть электроника – такая же, какой мы пользуемся на земле. Мы используем обычные планшеты, музыкальные плееры. Ну и конечно, есть много фото- и видеотехники, которая тоже содержит сейчас много сложной электроники. Со всем этим необходимо уметь управляться.

Хотя у нас есть бортовые инструкции, в которых описаны практически все действия, которые нам приходится выполнять в процессе работы, но при возникновении каких-то нештатных ситуаций, поломок, знание этой техники, опыт работы помогает где-то быстрее найти выход из ситуации, где-то решить непростые вопросы. Совместно со специалистами на земле стараемся сделать работу с этой техникой еще проще, еще лучше.