Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+22°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
14 мая 2022 13:49

Виктор Сухоруков: "Я ушел из театра из-за неприязни к другому актеру, который повел себя скверно"

Народный артист объяснил причины своего ухода из спектакля, который в Театре им. Вахтангова поставил Римас Туминас
Актер Виктор Сухоруков

Актер Виктор Сухоруков

Фото: Борис КУДРЯВОВ

На днях стало известно: из Театра им. Вахтангова ушел Виктор Сухоруков. Строго говоря, в этой труппе он не числился. Но играл в спектакле «Улыбнись нам, Господи» в постановке Римаса Туминаса. На его роль Авнера Розенталя ввёлся Сергей Маковецкий, который в том же спектакле прежде играл другую роль - Эфраима Дудака. Оба артиста замечательные. Театр дает скупые объяснения, мол, это решение Сухорукова, которое театр уважает. Ну а зрители пытаются объяснить, что же случилось?

Может быть, какой-то кризисный момент, что не раз бывало в жизни Сухорукова. Может быть, он устал от роли. В вахтанговской труппе он не состоял. Хотя звали его и не раз. Но Сухоруков не соглашался. Дирекция театра и бывший худрук Римас Туминас его обожали. Сухоруков должен был играть князя Николая Болконского (отца Андрея Болконского) в спектакле «Война и мир» в постановке Туминаса в очередь с Евгением Князевым. Но не сложилось. Старика Болконского играл только Князев. И это решение режиссера... Теперь же Сухоруков говорит, что «некоторые люди, возомнили себя выше всех», намекая на Князева.

Чтобы не гадать, мы спросили Виктора Ивановича напрямую. Всей правды ни один актер, конечно, не скажет. Но некоторую ясность может внести.

- Я никогда не был артистом Театра им.Вахтангова. Это кто-то придумал за меня, - пояснил Сухоруков. – Я был приглашенным. По сути чужим, там свой мир, свои порядки и законы.

А ушел из спектакля, потому что уже достаточно отыграл роль Авнера Розенталя. Надо что-то менять в своей творческой биографии. Спектакль был поставлен в 2014 году, прошло 8 лет. Срок немалый.

- А что сейчас?

- Сейчас я в поиске, в познании, в омоложении, если угодно… Хочу, чтобы моя творческая жизнь обрела новые черты, новые встречи, новые сюжеты. С учетом моего возраста, разумеется (в ноябре прошлого года Виктору Ивановичу исполнилось 70 лет – Ред.).

- Такое время, что сейчас от работы не отказываются…

- Я уже пенсионер. Пенсию получаю хорошую, не жалуюсь. Не пропаду. К тому же у меня есть работа, есть чем заняться. Я не сижу на месте. Есть проекты, которые на ходу. Недавно в Ермоловском Театре прошел мой творческий вечер «Счастливые дни». Возможно эта программа станет моим моноспектаклем.

Так что время сейчас замечательное. Столько людей протянули мне руку поддержки, столько приглашений… Мне есть куда идти. Но я пока в поиске.

- В «Моссовета» не хотите вернуться?...

Год назад Сухоруков ушел из Театра им.Моссовета, в котором служил около десяти лет. Говорил в интервью, что это было продуманное, взвешенное решение. Никто на него не давил. Просто за сезон накопилось много негативного. «Я уходил от ситуации, в которой людям, которые могли вершить мою творческую судьбу, я был неинтересен. Из-за отсутствия этого интереса, я ушел». Неинтересен, по мнению актера, он был нынешнему руководству театра в лице его худрука Евгения Марчелли.

- Зачем возвращаться в "Моссовета"?! О чём вы? – на провокационные вопросы народный артист отвечает эмоционально. - Да и куда? Туда, откуда бежал. Давайте не будем ворошить прошлое: я уже высказался на эту тему. Ну ушел актер из театра, ну и что? Когда-то я из такого небытия выскочил, неужели вы думаете, что сегодня пропаду? Нет, не пропаду.

Журналисты тоже меняют работу. Работа как гардероб, сегодня носишь одно, завтра – другое. Сменил я костюм из вахтанговского спектакля. Сейчас шью себе другой. А вы всё про страх перед неизвестностью… Нет его у меня.

- Я транслирую собственные страхи. Мне тоже хочется многое в жизни поменять, но неизвестность пугает….

- Не надо вам бояться! Не надо нянчиться с вашими страхами, они вам не прибавят ни молодости, ни денег, ни красоты – ничего. Наоборот: успокоилась, чайку попила, вышла на улицу и порадовалась солнышку…

- А вдруг ничего не предложат?

- Привычка к сытой, стабильной жизни – это дурная привычка. Отвыкайте. Иначе будет диабет, диатез и все волосы выпадут. Вспомните из детства, как вкусен черный хлеб с подсолнечным маслом и солью посыпанный? Пальчики оближешь! Вспоминайте, вспоминайте... Так что не прожигайте жизнь беспокойствами и страхами.

- Что бы вы ни говорили сейчас, все равно я не поверю, что у артиста нет страха, что завтра ему не позвонят, не пригласят, не предложат…

- Я вас удивлю: я к этому готов. Когда я только мечтал стать артистом, будучи совсем молодым человеком, я уже тогда думал, что будет, если не примут в институт? Если не возьмут в театр? Я поступал в театральный институт, когда конкурс был 116 человек на место. Для меня это поступление было очень важно. Но даже тогда с надеждой, что пройду конкурс, что увижу свою фамилию среди счастливчиков-первокурсников, я думал: а если не примут, куда я пойду? Чем буду заниматься? Куда увлеку себя, чем позабавлю? Думаете сегодня я буду страдать, если меня забудут? Не буду. Уходят из жизни великие актеры один за другим. Эпоха уходит! А мы даже не замечаем. А вы говорите: вдруг не позвонят? Ну и не позвонят, значит, позвонят кому-то другому, более нужному, привлекательному, сексуальному. Вся жизнь у артиста такая – сегодня работа есть, а завтра нет. Её может не быть вообще никогда. И к этому будь готов тоже. Как говорится, будь готов к труду и обороне. Но будь готов и к забвению.

- Вы сказали, что сейчас в поиске, «в омоложении». Это вы о чем? Поделитесь секретом.

- Секрет в настроении. Полюбите жизнь такой, какая она есть. Мы всё время говорим о погоде. То она хорошая, то – плохая. Она над нами подсмеивается. Жизнь человека не может быть только прямой и гладкой. Пожил хорошо, теперь понюхай пороху. Но даже когда все плохо, человек и к этому привыкает. И находит что-то хорошее. Учитесь высматривать хорошее, плохое и так заметно.

- Так все же, почему ушли из Театра Вахтангова?

- Из-за личной неприязни к другому актеру. Я вдруг понял, что лучше уйти из этого пространства, чем находиться с этим человеком на одном пятачке. Он повел себя очень скверно как коллега, как соратник. Чтобы не раздувать конфликт, я ушел. Хотя дирекция театра и Римас Туминас меня очень любили. Римас знал о моем уходе и перед своим отъездом попросил у меня прощение…