Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+20°
Boom metrics
Общество25 мая 2022 4:03

Битвы эмигрантов: Как турки заставили украинцев прекратить курортную войну с русскими

Вторая часть расследования спецкора kp.ru Владимира Ворсобина: от Антальи до самых до окраин
Большинство россиян, уехавших из своей страны после начала военной спецоперации, выбрали Турцию - как теплое место - переждать суровые времена

Большинство россиян, уехавших из своей страны после начала военной спецоперации, выбрали Турцию - как теплое место - переждать суровые времена

Фото: REUTERS

Продолжение. Часть 1.

Большинство россиян, уехавших из своей страны после начала военной спецоперации, выбрали Турцию - как теплое место - переждать суровые времена или просто перевалочный хаб. Журналист «Комсомолки» отправился по следам этой эмиграции, чем-то напоминающей белогвардейскую.

В предыдущем репортаже (см. в номере «КП» от 24 мая с. г. и на сайте kp.ru) он рассказал о путях, которыми россияне попадают в Турцию, и что их там ждет. Сегодня - продолжение.

ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ ИЗ «КП»

Любят турки поговорить о русских: что они там с утра еще оккупировали?

А что? Турция - наша.

Высадившийся в Стамбуле эмигрантский русский десант, заняв центральные улицы, укрепился в дешевых хостелах. Вечный Царьград (он же Константинополь, а нынче - Стамбул) - что-то вроде гигантского аэровокзала, куда стекаются из Москвы, Питера, транзитом - из Еревана, Тбилиси, Ташкента сотни тысяч айтишников, студентов, бизнесменов - все, кого катапультировало из России (чем именно - трезвым расчетом, страхом, обострением совести или малодушия - можно спорить до хрипоты, но арбитр один - История).

Переселенцы пока только вникают в турецкую жизнь - через десятки сайтов, форумов они держат совет: как быть? И хотя считается, что тот же телеграмм-чат «Ковчег» или стамбульская группа волонтеров, помогающая безденежным переселенцам, организованы людьми Ходорковского, я что-то не заметил там жесткой «демшизы».

Да и «печенек госдепа» маловато.

Можно, конечно, ради недели в бесплатном хостеле просить, как Киса Воробьянинов: «Месье, же не манж па сис жур…» Доказывать, что «пострадал от режима», клясться: «Я против Путина. Я против войны». Но, согласитесь, как-то мелко…

Я вот не пострадал. Не повезло. Поэтому разговора с активистами не получилось.

При словах «Комсомольская правда» они хватались за сердце, а кто-то за воображаемый пистолет.

Они бегали от журналиста «прокремлевской газеты» с таким ужасом, что я думал: они еще не знают самое страшное - я и есмь Владимир Владимирович! (Ну имя-отчество у меня такое.)

САМОЕ ДОРОГОЕ - МОЗГИ

Но в большинстве иммигранты прагматичны, молоды, а потому не любят политиканства. На форумах беглецов тысячи сообщений в день - как оформить документы, можно ли везти животных, как перевести рубли в турецкие лиры, как оформить банковскую карту, как найти работу…

Тут столько проблем!

Только кажется, что просто - снимаешь на полгода квартиру, подписываешь договор с хозяином, и тебе автоматически дается на этот срок туристический вид на жительство.

Да.

Но продлить его можно лишь на месяц, да и официально найти в Турции работу невозможно. Не имеешь права. Депортируют. Но если даже ты после всех мытарств получишь официальный статус на туретчине, налоги здесь 20 - 30%.

Велкам!

Поэтому ни времени, ни сил на бессмысленную политику нет.

В Стамбуле познакомился с семьей из Нижнего Новгорода, ей - 27, ему - 32.

Всерьез разговорились после литра крепчайшего турецкого кофе. Когда закончились темы из разряда «А может, лучше в Тбилиси, там налог 1%?».

Ребята работают на крупный российский банк в фирме-подрядчике. Обычная схема - официально банк делает вид, что не одобряет непатриотичные «релокации», поддерживает меры правительства по удержанию в стране ценной молодежи. Но большинство его IT-сотрудников давно за границей. Бежали организованно. Чартерами. С организацией коворкингов, помощью с жильем и даже питанием. Словно там, на банковском верху, кто-то скомандовал - первым эвакуировать самое дорогое. Мозги.

ТЫ С РОДИНОЙ ИЛИ НЕТ

Но мои знакомые приехали сами. Стихийно.

Сначала житейское дело - давно собирались. Осточертел Нижний Новгород. Молодые мы, говорят, без детей. Хотим увидеть мир.

Причина профессиональная: IT-технологии глобальны, их тяжело развивать при санкционной блокаде. Да и зарплаты на Западе все равно выше.

Законодательная: льготы айтишникам, послабления по налогам и отсрочка призыва в армию, говорят мои собеседники, если вчитаться в закон, касаются далеко не всех…

А потом я понял главное…

Тут важны не рациональные оправдания.

Страх.

Потеря равновесия.

Еще эти неуклюжие попытки пограничников запугать ринувшуюся было из страны молодежь (досмотры телефонов и компьютеров у подозрительных особ, по-офицерски «нежные» беседы - как Родину любить).

Случился слом. Психологический феномен «последней электрички» - если не сейчас, то когда?

Беглецы спрашивали меня: «Ты вернешься в Москву? Железно уверен? Не будет закрытия границ? А призыва на фронт?» И много других абстрактных слов для засыпающих при разговорах «о какой-то там свободе»…

- Я получаю здесь те же деньги, мне их присылают на карту, - наконец объяснил глава семейства, Михаил. - И я решил: спокойнее читать новости здесь, чем там. Логично?

- Логично, - поддакнула жена.

- Вернетесь? - спросил я.

- Не знаем, - отвечают.

«Предательство?» - подумал тогда я.

Рано.

Не хотят воевать? Да. Но и обязывающей «идти-умирать» войны, позвольте, все-таки нет.

Это с одной стороны. Но с другой…

Неизбежный вопрос. Он жесток и прям. Даже если предположить, что страна ошибается, даже если Родина, как ты думаешь, больна, вопрос остается: с ней ты или нет?

И вот на него придется ответить…

А ГДЕ ДЕТИ ЧИНОВНИКОВ?

В раздумьях забрел на службу к местному батюшке Георгию (Сергееву). У него тоже фронт. Церковный.

Георгий прислан РПЦ в пику Константинопольскому вселенскому патриархату окормлять местных православных. В самом центре «чужой» канонической территории (после признания Константинополем раскольнической украинской церкви Московская патриархия проводит свою тихую, набожную спецоперацию) он невозмутимо ведет службу. Турецкая полиция и тут нейтральна - сидят, слушают с любопытством молитвы, охраняют кучку православных.

Русский батюшка в Анкаре несет свою службу и просит не обвинять в бегстве с Родины айтишников: они-то трудяги. В отличие от шатающихся тут без дела деток богачей и чиновников.

Русский батюшка в Анкаре несет свою службу и просит не обвинять в бегстве с Родины айтишников: они-то трудяги. В отличие от шатающихся тут без дела деток богачей и чиновников.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

- Почему все замкнулись на айтишников? - удивлялся после службы отец Георгий. - Они трудяги. Видишь бледного чудака, бредущего с пляжа, - он! Под зонтом программировал. Вот кого много - так это праздных балбесов. Деток от армии прячут. Напокупали в свое время недвижимости, теперь вспомнили, приехали. Сынкам по 17 - 18 лет, а с ними бабушка или тетушка для контроля. Вот и живут на квартирах, домах, виллах. Пережидают.

А прав батюшка.

Анталья. Стайка молодежи кружится по набережной. Легкий ненавязчивый матерок, будто ты в Нескучном саду.

- Английский же сейчас! - вдруг стонут.

И обсуждают: прогулять? Влетит - не влетит?

А что? Остатки глобализации. Дистанционное обучение в платных школах и вузах.

И закралось пролетарское сомнение - а чьи, собственно, детки?

Не чиновников ли, депутатов и госбизнесменов с Z на аватарке?

Провести бы инвентаризацию детей высокопоставленных патриотов. Все ли на Родине?

Ну так, для ясности…

ВОЛШЕБНЫЙ СПОСОБ

Кстати, об Анталье.

Как не поехать в места сказочные, благословенные, где лебеди из полотенец, «все включено» и «Таги-и-ил рулит!»?

Сюда по старой памяти и рванули русские. Отсюда их поток растекся по побережью.

Да так, что турки запаниковали.

Правительство спустило чиновникам тайные инструкции со списком регионов, где русским давать вид на жительство категорически запрещено, - ведь те залпом выбрали весь 20-процентный лимит на иностранцев в части турецких провинций и пошатнули национальное равновесие в стране.

Анталья стала всетурецкой головоломкой. Аренда недвижимости с 200 долларов (экономная двушка) улетела под тысячу. Цены на продуктовых рынках рванули вверх.

Турки теперь размышляют: а насколько полезны русские? Ведь одно дело - интерес государства (сотни тысяч эмигрантов уже внесли в местную экономику миллиарды долларов, из-за чего ВВП прибавит не меньше процента), другое - обывателя. Турок обалдевает - жизнь в этой стране и так несладка. Инфляция, падение лиры, низкие зарплаты, а тут еще тысячи хипстеров, платящие так, что цены для всех взлетают до рублевских.

До кучи - другая проблема. Межнациональная. Украинцы. Тоже понаехавшие. Мягко говоря, по другим причинам.

Отчего новости из Антальи напоминали сводки боев.

Автомобили с российскими номерами пачкали краской, на капоты гадили. Матрешки в Русском парке изуродовали (по их ртам текла «кровь»). Когда русские их отмыли, матрешкам проломили головы…

Апофеозом «курортной войны» стал пост в интернете главы местного украинского культурного общества: «Знаю, что у меня на странице есть русские собаки. Я не буду удалять вас, чтоб вы видели результаты вашего освобождения Украины. Чтоб только за один паспорт РФ вас били везде. Чтоб в моей Анталье вы боялись ходить на море, так как наши люди, а нас много, вас УТОПЯТ».

Курорт вздрогнул.

Русское землячество бросилось к турецким властям. Добились встречи с губернатором, и тот сделал то, что пока не удавалось никому. Между русскими и украинцами вдруг случился мир. Спецслужбы прошлись по квартирам особо оголтелых и предупредили: мол, понимаем, беженцы, понимаем, нервы, но любое межнациональное ЧП - депортация.

Сработало волшебно. Все вдруг - раз и утихло. Украинские активисты присмирели, а русские…

ПОБЛИЖЕ К ЗАПАДУ

А что русские?

Есть тут у меня знакомый айтишник - Серега. Родом из Твери. Он из тех, кто посидел в Турции, оглянулся чуть, ну так - на пол-Европы, быстро нашел

работодателя (вот ведь профессия будущего - зашел в кофейню в шлепанцах, открыл ноут - и перед тобой весь мир). И решил полететь в еще одну облюбованную беглецами из России страну - Сербию. Поближе к Западу.

А у него как раз с убеждениями все жестко, на русский взгляд, «по-предательски» ядрено. Серега даже перечисляет помощь украинским фондам…

- Может, ты зря тогда в Сербию? - говорю. - Боюсь, тебе там не понравится.

- Слышал, что там много «ватников», - вздыхает. - Но это же центр Европы!

Через пару дней лечу в Сербию и пишу ему из Белграда, прямо из аэропорта:

- Тут кругом Z. На футболках, на граффити. Приезжай!

Молчание.

Интересно, приехал?

Продолжение читайте в ближайшем номере «КП» и на сайте kp.ru

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Новая волна эмиграции из России: «Ведь кто бежит? Чубайс, айтишники, предатели…»

Первая часть расследования спецкора KP.RU Владимира Ворсобина (подробности)