Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+20°
Boom metrics
Общество28 июня 2022 3:59

Сталин обрадовался, когда слишком успешная операция «Трест» провалилась

100 лет назад в Советской России была создана нелегальная разведка
Во время операции «Трест», по которой снят отличный фильм, советские нелегалы добрались даже до членов императорской фамилии. Фото: Кадр из фильма

Во время операции «Трест», по которой снят отличный фильм, советские нелегалы добрались даже до членов императорской фамилии. Фото: Кадр из фильма

28 июня 1922 года коллегия Государственного политуправления при НКВД (ГПУ) утвердила «Положение о закордонном отделении Иностранного отдела». Это считается днем рождения нелегальной разведки в нашей стране. О ее самых громких и секретных операциях на Радио «КП» (97,2 FM) рассказал автор многих книг о спецслужбах Николай ДОЛГОПОЛОВ.

Николай ДОЛГОПОЛОВ.

Николай ДОЛГОПОЛОВ.

ПОЛВЕКА С БУДДИСТАМИ

- Кто создал нашу нелегальную разведку?

- Ее отцами считаются Артур Артузов (начальник советской внешней разведки) и Феликс Дзержинский. Но ее создавали еще при царской власти. Генерал Юрий Дроздов, возглавлявший Управление нелегальной разведки с 1979 по 1991 год, рассказал мне, как один из руководителей СССР нанес послевоенный визит в южную страну. И во время визита в посольство явились два буддийских монаха. Они попросили встречи… с резидентом.

- Их не приняли за чудаков?

- Поначалу - да. Но каково же было удивление нашего резидента, когда он понял, что говорит с двумя офицерами русской армии, заброшенными в эту страну накануне Первой мировой! Они сохранили верность России. И внедрились в структуры, которые были закрыты для людей из разведки легальной.

- Но что секретного могли передать «монахи-нелегалы»?

- Генерал Дроздов говорил - много интересного. Особенно о том, как в буддистских странах работает английская разведка. О ее методах, о том, как вели слежку, распространяли свое влияние, с кем из руководства страны завязывали отношения.

- И как «монахов» за полвека не разоблачили?

- У советских разведчиков создалось впечатление, что эти два царских офицера все же попали под колпак англичан. Но поразительно, что люди продержались полвека под своими легендами.

ОПЕРАЦИЯ «ТРЕСТ»

- Советская нелегальная разведка началась с чего?

- На мой взгляд - со знаменитой операции «Трест». Когда удалось завербовать бывшего действительного статского советника. И он возглавил фиктивную организацию, быстро ставшую огромной и разветвленной. Она засылала своих эмиссаров под чужими именами в самые разные страны, где были очаги белогвардейской эмиграции. Они встречались даже с великим князем Николаем - дядей царя Николая Второго. И сумели его убедить, что в России действует монархическое подполье. К генералу Кутепову приезжали и внедряли в головы своих противников мысль, что если вы начнете диверсионные действия, организация монархистов будет разгромлена. И все надежды на то, что она возьмет власть в России в свои руки, рухнут.

- Это шло долго?

- Семь лет! Но Артузов допустил ошибку - поверил в искренность одного бывшего белого офицера, который и выдал организацию. А Сталин неожиданно сказал: ну хорошо, что это все закончилось. Потому что из-за «Треста» в газетах Европы стали появляться статьи, что в России действует настолько сильное монархическое подполье, что скоро Советам конец.

ВЕРБОВЩИК КИМА ФИЛБИ

- А нелегалы-вербовщики?

- Один из лучших - Арнольд Дейч. Родился в Словении, переехал в Австрию. Отец его был мелким коммерсантом. А Дейч поверил в идеи коммунизма, вступил в австрийскую компартию. Его стали использовать люди из австрийского Коминтерна.

- Как разведчика?

- Он понял, что работает на советские спецслужбы. Это был медленный переход. Когда он приехал в СССР, думаю, тут и состоялась официальная вербовка Дейча. И он стал работать осознанно на нашу внешнюю разведку (прообраз сегодняшней СВР), которая отправила Дейча под чужой легендой в Лондон. Через Вену и Париж. И там он сделал то, что никому не удалось в довоенный период.

- Это что же?

- Он вербовал иностранцев - так, как это не было принято до него. Дейч придумал способ «работы на вырост». Брал молодых и талантливых ребят во Франции и Англии, веривших в идеи социализма. Те, кто, с его точки зрения, мог принести пользу, брались им под наблюдение. Прежде чем приступить к вербовке, с этим человеком работали наблюдатели. С Кимом Филби работала некая Эдит, она знала его еще по Австрии, где Филби был в организации помощи эмигрантам из Германии. Однажды, уже в Лондоне, она пригласила Кима на рандеву. Они долго ездили по Лондону. Гуляли по парку. Разговаривали. И вдруг Эдит сказала: вот, Ким, посмотрите, там на скамейке сидит человек, который читает газету. Если вы поговорите с ним, ваша судьба изменится.

- Филби не был удивлен?

- Он понимал, что все это мотание по Лондону не случайно. Он подошел к этому человеку. Тот оказался прекрасно эрудированным интеллигентом, говорившим на многих языках. Это и был Дейч, который действовал в Великобритании под псевдонимом Стефана Ланга - студента.

- Дейч показал Киму, что профессия разведчика, которой он посвятил всю жизнь, опасна?

- Он учил его приемам конспирации. Даже когда они встречались в парках, со стороны трудно было бы представить, что эти два человека ведут разговор. Дейч вбил в Филби те самые нормы безопасности, которые позволили Киму работать на советскую разведку десятилетиями.

- Скольких завербовал Дейч?

- Более 20 разведчиков, ставших нашими блестящими агентами. Есть предположение и один документ, что, помимо знаменитой «кембриджской пятерки», существовала и другая, не менее ценная организация. Это были люди уже из университетов Оксфорда. Они проникали из двух лучших университетов Британии в высшие круги английской элиты, занимали посты в форин-офисе, в министерстве экономики, некоторые шли в разведку.

- Каков был финал Дейча?

- Он вернулся в СССР в 1938-м. Был преподавателем. В начале 1940-х к нему вернулись. И послали в одну из очень далеких стран резидентом. 7 ноября 1942 года немецкие торпеды попали в советский танкер «Донбасс». Дейч до последнего дыхания пытался помочь спастись другим и помогал артиллеристам «Донбасса» стрелять по немецким кораблям. Он был ранен в ноги и не смог выбраться с корабля...

ЛЮДИ СО МНОГИМИ ИМЕНАМИ

- У нелегалов много имен?

- И много странных обращений. Иногда, живя уже в нашей стране, они обращаются друг к другу по своим оперативным псевдонимам.

- Вы общались с ними?

- Мне довелось встретиться с советским, российским разведчиком Коэном. Моррис Коэн со своей женой Лесли, она же Лона, добыли много бумаг, которые им передавали из самого засекреченного центра в США по исследованию элементов, из которых делали атомную бомбу, - из Лос-Аламоса.

- Что в нем удивило?

- Я встретился с ним в начале 1990-х. Лесли уже умерла от рака легких. А Моррис был очень немолод. По-русски плохо говорил. Мы беседовали на английском. Когда я его назвал «мистер Коэн», он сказал, что никогда мистером не был. Был и остался «то-ва-рищ» - сказал это с акцентом. Притом он все время жену Лесли называл десятком разных имен.

- Но Моррис - его основное имя?

- Ну у него я и другое имя узнал - Питер. Под этим именем он работал не в Америке, откуда родом, а в Британии. Там они с женой были связниками тонкого советского разведчика Конона Молодого. Он же - сэр Гордон Лонсдейл.

- Что получали связники?

- Молодый добывал секреты из Портсмута, связанные с последними новинками британского флота. Он завербовал нескольких людей, создал небольшую сеть, которая ему давала исключительно секретные данные, обеспечившие безопасность советского флота на всем том участке, где действовал флот британский.

- В какие годы?

- Конец 50-х - 60-е. Ему направили двух помощников, Морриса и Лону. По легенде, они приехали в Лондон из Новой Зеландии. Открыли магазин букинистический в пригороде. Было видно, что они букинисты начинающие. Но очень аккуратные и любящие книги. Жили в коттедже рядом с магазином. Оттуда и передавали все материалы, которые удавалось заполучить Конону.

- Чем закончилась история?

- Тяжелейшим провалом. Один из завербованных Кононом агентов стал пить, тратить деньги, которые ему давала советская разведка. Это до войны большинство наших друзей-агентов работали за идею, а после второй мировой им платили неплохие деньги по тем временам.

- Он попал под колпак британской разведки?

- У них не было уверенности, что он шпионит на СССР. Но на него надавили. Он раскололся, вывел на Конона Молодого. А тот работал постоянно со своими связистами. И они были все арестованы. Гордон Лонсдейл, он же Молодый, взял всю вину на себя. Сказал, что использовал эту пару втемную, что они не знали, на кого работают, что он просто платил им деньги. Ему дали 25 лет. А супруги получили по 20 лет строго режима. Морис сидел в тюрьме на острове Мэн, до суши было там десятки миль.

- А Конон?

- Молодого обменяли через несколько лет. После десятилетней почти отсидки Лона и Моррис были освобождены. А в 1995-м им присвоили звание Героев России. Посмертно.

ДЕНЬГИ ЛЮБЯТ СЧЕТ

50 миллионов франков «для спецнужд НКВД»

О том, как финансировались наши разведчики за рубежом, рассказывают архивы.

В июле 1925 года в Политбюро ЦК РКП(б) получили письма из ОГПУ и Наркомфина. Зам. главы Наркомфина Николай Брюханов докладывал, что ОГПУ прислало заявку на допрасходы в 508 тысяч рублей.

- Свою потребность мотивирует тем, что Франция и Япония не были предусмотрены годовой сметой ОГПУ на 1924 - 1925 годы... - докладывал Брюханов. - Наркомфин считает нужным назначить особую комиссию для проверки правильности расходования ОГПУ валютных сумм ввиду секретности этих расходов.

Для нелегальной разведки московское начальство постоянно запрашивало дополнительные деньги.

Для нелегальной разведки московское начальство постоянно запрашивало дополнительные деньги.

16 июля зам. председателя ОГПУ Генрих Ягода парирует:

- Для назначения комиссии по проверке расходов нет оснований. Попытка Наркомфина присвоить себе право контроля секретных расходов ОГПУ при рассмотрении последнего бюджета комиссией в составе Сталина, Молотова и других была отклонена.

Ягода жалуется на финансистов, которые вместо требуемых полумиллиона готовы выделить разведке в два раза меньше. Но 23 июля члены Политбюро постановили:

- Санкционировать отпуск Наркомфином дополнительно к смете ОГПУ на 1924 - 1925 гг. 250 000 рублей на расходы по закордонной работе.

Впоследствии на нелегальную работу за рубежом денег не жалели.

Комиссия Политбюро по вопросу о смете ОГПУ от 20 августа 1930-го в составе Рудзутака, Мессинга и Рогова постановила: «Ассигновать по смете ОГПУ на 1931 год 2 700 000 рублей в инвалюте «на особые расходы». А 6 октября 1930-го по запросу главного чекиста Менжинского на особые нужды ОГПУ добавили 1 000 000 червонных рублей. 16 сентября 1932-го из резервного фонда Совнаркома для ОГПУ выделяют 10 000 инвалютных рублей «на расходы, не предусмотренные сметой». 13 сентября 1936-го «для специальных нужд НКВД» решением Политбюро дополнительно направлено 35 млн французских франков. 3 ноября 1936-го на те же нужды - еще 50 млн франков. 22 января 1937-го на «особые расходы» отпущено 2 336 000 долларов (на 515 тысяч больше, чем в 1936-м).