Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+22°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
28 июня 2022 15:13

На Украине Россия ведет бои за существование. Если там не победим, нас просто растопчут

Месяц мирной жизни после 100 дней на фронте. Что он показал? Об этом военкор kp.ru Александр Коц поговорил с ведущим радио «Комсомольская правда» Сергеем Марданом
Специальный корреспондент КП Александр Коц 100 дней работал на фронтах спецоперации на Украине.

Специальный корреспондент КП Александр Коц 100 дней работал на фронтах спецоперации на Украине.

Фото: Александр КОЦ

Военный корреспондент kp.ru побеседовал с ведущим радио "Комсомольская правда" Сергеем Марданом.

КТО ЗАПРЕЩАЕТ НАМ ГОРДИТЬСЯ

Сергей Мардан:

- Саша, ты месяц провел в Москве после 100 дней на фронте. Не диссонировало внутри? Не возникало ощущения, что слишком разная жизнь здесь и там?

Александр Коц:

- Ну, конечно, очень разная. И это нормально. Но меня поразило другое. Здесь, в столице, ничего не напоминало о том, что всего в 12 часах езды на машине погибают люди, воюют за будущее нашей страны (уж простите за патетику). Я действительно считаю, что на Украине сейчас идут бои вообще за существование российской государственности. Если мы там не победим, нас просто растопчут. А здесь, такое ощущение, этого понимания нет. Пока большинство не почувствовало на себе даже санкции.

Допустим, в Белгороде постоянно что-то прилетает по приграничным районам, там постоянно ездят колонны с уставшими мужиками на броне, люди их подкармливают, таскают им обеды. Не от того, что они голодные, а просто людям хочется помогать. Там все машины в «зетках», «вэшках», «ошках».

Если едешь по Белгородской области или по Курской, там всё в плакатах с фотографиями героев, с призывами, с пожеланиями. Сюда я вернулся 31 мая и … не увидел вообще ничего такого! Меня это задело.

Очень мало машин с «зетками». И когда я начал выяснять, что же происходит, мне огромное число людей начали писать в «телегу», что мы хотим Z наклеить на машину, но боимся, что машину поцарапают или сожгут. То есть, мы боимся какой-то своей «пятой колонны», которая запрещает нам гордиться нашими героями?! Мы стесняемся это показать?!

Ну, мы так дойдем до того, что бойцы вернутся с фронта, и будут стесняться своей медали «За отвагу» или ордена Мужества. Которые они заслужили кровью.

Я начал кричать об этом в соцсетях, на радио, телеканалах. Не знаю, может докричался.

Но уже к 12 июня, на День России, я увидел - что-то стало меняться. Сейчас я еду по Москве, и глаз радуется. Я говорил, что должны висеть плакаты на каждом углу. Они реально теперь на каждом углу. Ну, почти. Мы в большинстве, и, тем не менее, все еще чего-то стесняемся.

НАРОД У НАС СЕРДОБОЛЬНЫЙ

Мардан:

- Тебе не кажется, что это вопрос не стеснения, а очень осмысленной линии? Народ в тылу, желательно, чтобы не волновался, не напрягался. Чиновники вообще ведь не любят, когда народ слишком вовлекается.

Коц:

- А народ же все равно вовлекается. Мы в каком веке живем? У всех бойцов смартфоны, они с «большой землей» переписываются. Все известия с передовой о здоровье этих бойцов, об их экипировке, все равно доходят и до родных, и до простых людей, которые хотят помогать.

Вот я в Москве поддерживаю группу помощи. Три неравнодушные девчонки создали чат, и это все выросло до сообщества в 2,5 тысячи человек со всего СНГ. Собирают деньги, закупают для бойцов коптеры, тепловизоры. И таких групп полно по стране. Этот порыв патриотический надо бы по-хорошему возглавить и в нужное идеологическое русло направить...

У нас был в Великую Отечественную войну Фонд обороны, в который колхозники собирали на целые танковые батальоны, на эскадрильи самолетные. Почему мы стесняемся собирать? Это же не оттого, что войска наши голые и босые. Это оттого, что у нас очень сердобольный народ. Я вспоминаю Чечню, когда под Новый год «Комсомольская правда» устраивала акцию «Посылка на войну». Я лично возил их в самые отдаленные гарнизоны. Это было потрясающе. Бабушки несли связанные ими носочки, перчаточки. Бизнесмены везли джипиэски (тогда это было круто). Народ хочет помогать своим солдатам.

Мардан:

- Народ вечно лезет туда, куда его не просят…

Коц:

- У нас очень отзывчивый народ! И его надо в этом поддерживать.

ПОЛКОВОДЦЫ ВЫШЛИ ИЗ ТЕНИ

Мардан:

- Пока ты был месяц в Москве, смотри, сколько изменилось. Оказалось, спецоперацией командуют вполне живые люди. Страшное дело, только что Минобороны начало называть имена командующих нашими группировками, которые ведут наступление на Донбассе — Суровикин и Лапин.

Коц:

- Мы же как раз месяц назад, когда я только вернулся с Донбасса, говорили об этом. Что в Великую Отечественную Левитан в сводках Совинформбюро называл фамилии генералов и офицеров, чьи полки освобождали города. А у нас все секретно, все застегнуты до верхней пуговицы, лица под балаклавами... Хочется верить, что нас услышали. Да многие журналисты на разных уровнях просили, во-первых, создавать героев из наших бойцов, а во-вторых, создавать образ полководцев. Суровикин - опытнейший генерал, он дольше всех, если я не ошибаюсь, провел в ранге командующего группировкой в Сирии. За это время было освобождено (боюсь наврать) чуть ли не 90% того, что там в принципе освобождено. Лапин - командующий Центральным округом, чьи войска долгое время оставались на периферии общего внимания.

Мардан:

- Это группа «О»? Не такая раскрученная, как группа «Z» или «V».

Коц:

- Да, «О». Они со стороны Харьковской области первые вошли в ДНР, на оккупированную Украиной часть. Они освободили территории, на которых, я считал, будут очень затяжные бои. Это Ямполь, Красный Лиман. Сейчас начинают отжимать Лисичанск. Центральный округ дает результат.

СЫН ГЕНЕРАЛА — ТОЖЕ ВОЮЕТ

Мардан:

- У Лапина и сын там воюет.

Коц:

- И если мы возьмем чеченскую кампанию, у нас много сыновей генералов, в том числе, командующих воевало в Чечне, даже погибало там.

Мардан:

- Характерная вещь, в Чечне воевали еще бывшие советские генералы. И тогда было принято: сыновья шли в военные училища, военную карьеру делали, понятно, как они в Чечне оказывались. А вот то, что в 2022 году сын командующего округом воюет, это, скорее, исключение...

Но многие надеются, что в результате вот этого боевого времени в России появится…

Коц:

- Прослойка новой элиты. Да.

Но, знаешь, я видел попытки ввести в новую элиту героев 2008 года, только это все было местечково, будто по разнарядке. Вот есть герой – определите его на хорошее место. Держи региональный депутатский мандат.

А они там не приживаются! Их система сама по себе выдавливает, потому что они по-другому устроены.

Я разговаривал с одним Героем России, говорит, слушай, мне тошно там находиться. Я не могу ни на что повлиять, а идти против системы... Ну, представь – Герой России против государства? Нет, я - не буду «пятой колонной».

Мне хочется верить, что эта история сейчас не закончится на границах Донбасса. И запрос народа на новые лица, проявившие себя на фронтах, будет услышан. Ну, мы по мере своих сил будем пытаться это доносить…

ГОСУДАРСТВО ИМ ТЕПЕРЬ ОБЯЗАНО

Мардан:

- После начала спецоперации в народе пошел такой естественный и простой водораздел – ты за русскую армию или против? И на глазах рождается новое гражданское общество, все эти волонтерские движения...

Коц:

- Главное, чтобы это все не утонуло. Потому что у нас в 2014 году, после Крымской весны, тоже был всплеск патриотизма. Но он постепенно выветрился. Важно, чтобы эта история так же не стала обыденностью.

Мой самый большой страх, что люди начнут возвращаться со спецоперации, и у них вдруг возникнет ощущение, что все было зря. Начнется повторение знакомого синдрома - афганского, чеченского.

Мардан:

- Думаешь, начнут сталкиваться со свинцовым равнодушием?

Коц:

- Когда на работу не берут, потому что ты контуженный… Боевые не выплатили, за ранение деньги не додали... Простейший пример, помнишь дикую историю с медиками в ковидных госпиталях, которым Путин выписал надбавку, а чиновники на местах начали высчитывать, сколько секунд врач был в «красной зоне». И только за эти секунды выплачивали? Путин, конечно, это поправил, но не до каждого случая сверху достанешь.

Тут нужна жесткая работа с чиновничьим аппаратом, чтобы они понимали: за каждого солдата, вернувшегося с фронта, государство будет стоять горой. Гражданское общество будет, нисколько не сомневаюсь. Но человек должен чувствовать, что за ним государство. Он за него кровь проливал, оно ему теперь обязано по гроб жизни. И это – святая обязанность.

ТРАНСЛЯЦИЯ

Военная спецоперация на Украине 28 июня 2022: прямая онлайн-трансляция

Сайт kp.ru в онлайн-режиме публикует последние новости о военной спецоперации России на Украине на 28 июня 2022 года (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Украина нанесла новый информационный удар по России: Зеленский надеется на реакцию НАТО и ООН

После удара Калибрами по оборонному заводу украинские пропагандисты разыграли уже давно отрепетированную карту со «зверствами российских военных» (подробности)

Как изменится ход спецоперации: США поставят Украине супер-ПВО, чтобы сбивать самолеты и «калибры»

США поставят Украине супер-ПВО NASAMS, чтоб сбивать самолеты и «калибры» (подробности)