Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+25°
Boom metrics
Общество2 июля 2022 3:59

Гроссмейстер Анатолий Карпов: В Москве Маргарет Тэтчер пила водку

Чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов написал книгу мемуаров «Жизнь и шахматы». С разрешения издательства «Эксмо» публикуем фрагменты
Тэтчер ничуть не стеснялась при случае поднять рюмку с крепким напитком. Фото: Peter JORDAN/LEGION-MEDIA

Тэтчер ничуть не стеснялась при случае поднять рюмку с крепким напитком. Фото: Peter JORDAN/LEGION-MEDIA

Продолжение. Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Как спасали гнездо детей Мао Цзэдуна

К Ельцину я второй раз обратился из-за ситуации, возникшей вокруг Ивановского интердома. Этот интернат по призыву ивановских ткачей был создан для детей антифашистов. Интердом по праву считался одним из лучших учебных заведений, одно время в нем даже одновременно учились дети Мао Цзэдуна и сын Чан Кайши…

Для Фонда (мира. - Ред.) стало полной неожиданностью постановление правительства о прекращении деятельности Ивановского интердома. Я узнал, что эту идею протолкнул Геннадий Бурбулис - госсекретарь и самый приближенный в то время к Ельцину человек. Понимая, что отменить его решение может только президент, я снова добился приема у Бориса Николаевича, который никаких подробностей об интердоме не знал. Я рассказал Ельцину, что закрытие интердома станет мощнейшим ударом по международным отношениям. Ельцин разрешил интердому продолжать свою деятельность...

Последний раз Фонд спасал интердом от закрытия, когда на участок земли, на котором расположен интернат, нацелилась ивановская знать… Мне удалось привезти в Иваново одного из помощников Путина и продемонстрировать ему, как все выглядит на самом деле: интердом жив, находится в отличном состоянии, дети учатся и ни на что не жалуются. К счастью, решение правительства о переформировании и ликвидации интердома сначала приостановили, а затем и отменили.

Дебют от Лукашенко

Хорошие отношения всегда связывали меня и с лидерами ближайшего соседа России - Белоруссии.

По поводу шахматного клуба случилась и моя первая встреча с Александром Лукашенко. Я тепло поблагодарил Александра Григорьевича за участие и пригласил приехать вечером на встречу с шахматистами, где должны были собраться около трех тысяч человек. Президент отказался, сославшись на график, но попросил передать всем шахматистам привет и обещание, что до тех пор, пока он руководит Белоруссией, клуб останется нетронутым. Все так и есть. Клуб ведет активную шахматную жизнь, а Минску стать столицей Всемирной шахматной олимпиады помешала пандемия.

С Лукашенко я потом встречался неоднократно по разным общественным вопросам, и если требовалось его участие в решении каких-то проблем, то помогал он всегда легко и охотно, за что я Александру Григорьевичу искренне благодарен.

Мемуары Анатолия Карпова.

Мемуары Анатолия Карпова.

Коктейль для «железной леди»

Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер лично открывала мой матч с Гарри Каспаровым на первенство мира в Лондоне в восемьдесят шестом году.

Так получилось, что к концертному залу отеля «Лон-Пайн» мой автомобиль и автомобиль премьер-министра подъехали одновременно. Я был поражен, что первое лицо государства свободно передвигается без машины сопровождения. Рядом с ней был только один охранник, который при всем желании вряд ли смог бы обеспечить Тэтчер абсолютную безопасность в экстренном случае.

На моей памяти, кроме нее, так легкомысленно относился к собственной безопасности только руководитель Венгрии Янош Кадар, который был заядлым шахматистом, всегда, будучи в Москве, посещал турниры, как и Хуан Антонио Самаранч. В родном Будапеште с удовольствием приезжал он в гостиницу, где останавливались шахматисты, и присоединялся к игре на вылет, не гнушаясь, проиграв, отправляться в конец очереди. Приезжал он без всякого эскорта и на официальные мероприятия, ограничивался сопровождением лишь одного помощника, так же, как это сделала Тэтчер.

<…> Тэтчер сама подошла ко мне с бокалом шампанского и спросила:

- Что скажете, господин Карпов, можно ли выпивать во время таких серьезных турниров?

- Конечно, нет, госпожа премьер-министр, - отвечаю. - Я начинаю соблюдать сухой закон месяца за три до важнейших матчей. Но, полагаю, один бокал шампанского, тем более выпитый в вашей компании, не может нанести вреда.

Я был уверен, что ее вопрос - не более чем любезность. Ожидал, что она отойдет, как только мы пригубим спиртное. Но Тэтчер продолжала спрашивать с искренним интересом:

- А как лучше играется: сытым или голодным?

- Я вам расскажу, - говорю и, набравшись смелости, добавляю: - Но сначала вы мне ответьте, предпочитаете вы в ответственные моменты быть голодной или наоборот.

Ничуть не удивившись моему нахальству, она спокойно сказала:

- Самое тяжелое для меня испытание - это выступление в парламенте. Голова должна быть абсолютно ясной, реакции быстрыми. Представители оппозиционной партии только и ждут моего появления, чтобы закидать провокационными вопросами и представить в неприглядном свете. А я, признаюсь, соображаю лучше на голодный желудок. Так что в парламент я всегда приезжаю, выпив перед этим только чашку крепкого чая. Ну а какая система у вас?

- Полагаю, что у каждого шахматиста она своя. Конечно, совсем не поесть перед игрой мы не можем. Ведь партии длятся дольше, чем выступление в парламенте. Но, на мой взгляд, закончить обед лучше всего часа за полтора до партии, минимум за час.

- А если партия затянется?

- Нам не запрещено регламентом выпить воды, или кофе, или сок. Пока соперник думает, можно отойти в специальную изолированную от всех комнату, куда допускаются только судьи и официанты. Если проголодался - тебе принесут бутерброд или какой-то другой легкий перекус.

В моей жизни был случай, когда подготовкой такого перекуса занимался не кто-нибудь, а академик из Института питания. В семьдесят восьмом году при подготовке к матчу на первенство мира в Багио я обратился к известному у нас ученому - академику Покровскому - и попросил его приготовить специальный коктейль по следующей рецептуре: легкий, калорийный, быстро усваиваемый и, конечно, приятный. И специально для меня сделали такой порошок, который я при необходимости разводил водой и выпивал.

- А какой состав?

- Знаю, что витамины и фрукты. Но что конкретно давало калории, не помню.

- А в Лондон вы привезли порошок?

- К сожалению, едва я вернулся из Багио, у профессора обнаружили рак поджелудочной железы. Он сгорел очень быстро, не оставив рецепта своего чудесного напитка.

- Как жаль!

- Да, ужасно. И человека, и рецепт.

Каждому шахматисту не помешал бы свой личный допинг. Каждый выбирает для себя. Кто-то приносит с собой на матчи собственный термос, потому что излишне мнителен и осторожен. Таким был, например, Михаил Ботвинник. Но какого-то универсального средства по подбору питания и по распределению его употребления по времени, конечно, не существует.

Если бы можно было знать наверняка, что может стимулировать умственную деятельность в тот или иной момент, мы бы с удовольствием использовали такое средство в шахматах.

Кстати, в Москве, куда Тэтчер приехала с официальным визитом, премьер-министр жутко замерзла во время парада на Красной площади, а потом не моргнув глазом опрокинула, чтобы согреться, рюмку водки.

Продолжение следует.