Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Дом. Семья12 августа 2022 3:56

"И тут я пискнул мышью": Поразительные истории четырех волшебных фотографий дикой природы Василия Пескова

9 лет назад ушел из жизни Василий Песков
Таким Василия Михайловича Пескова запомнили миллионы читателей «Комсомолки».

Таким Василия Михайловича Пескова запомнили миллионы читателей «Комсомолки».

12 августа 2013 года не стало лучшего журналиста России, писавшего о природе, - Василия Михайловича Пескова. Почти полвека он бессменно вел в «Комсомольской правде» рубрику «Окно в природу». В ней прекрасные тексты сочетались с не менее прекрасными фото.

Сегодня мы вспоминаем некоторые из них...

Про кепку

Носил я в молодости шляпу. Хорошая штука. Но каково в ней снимать, то приседая, то даже ложась на живот!

Купив кепку, я почувствовал: это то, что нужно! Привык к кепке и даже испытываю растерянность, если на голове ее нет. Друг шутит: «Люди, наверное, думают, что и в бане ее не снимаешь...»

Шил эти кепки в Москве какой-то старик еврей. Купить их можно было везде. А когда Гайдар стал крутить штурвал экономики, я понял: надо солью, спичками и кепками запасаться. Купил сразу десяток и стал носить бережней.

Таежный тупик

Особый случай в моей фотографической практике - встреча в тайге со староверами Лыковыми. История этой семьи была ошеломляюще интересной. Поверить в нее можно было, только увидев снимки робинзонов тайги. Но тут возникла проблема: Лыковы никак не хотели сниматься - «греховное дело!». Я был в большом затруднении,

Лыковы никак не хотели сниматься - «греховное дело!»

Лыковы никак не хотели сниматься - «греховное дело!»

Увидев камеру, Агафья и отец ее Карп Осипович немедленно уходили в избу или падали в траву. «Хороший человек Василий Михайлович, - жаловался Карп Осипович, - но уж больно обвешан «машиночками».

Но я нашел способ одолеть и этот рубеж - ставил в камеру объектив с широким углом обзора. Такой объектив не требует точной наводки на резкость, и я, поправляя наводку рукою на шкале резкости, не подымал к глазам фотокамеру и щелкал, не прерывая какого-нибудь разговора.

Стрекоза

Я снимал стрекозу без боязни, что улетит.

Я снимал стрекозу без боязни, что улетит.

При мне на лицо веснушчатого веселого мальчишки села роскошная стрекоза. Мальчишка не шевелился, я же снимал стрекозу без боязни, что улетит.»

Лошадь и Кижи

Обходя остров, на дальнем его конце увидел я лошадь.

Обходя остров, на дальнем его конце увидел я лошадь.

Первый раз приехав на остров Кижи в Карелии, я прямо с ходу начал снимать знаменитые деревянные храмы. Но их так много фотографировали, и так часто я видел интересные снимки, что чувствовал: иду по натоптанной тропке. Но что сделать? Обходя остров, на дальнем его конце увидел я лошадь. А если как-то соединить строенья и эту живность? Подвести лошадь к церквям, угощая солью и хлебом с ладони, было делом несложным. Но, делая снимки, я почувствовал: этим возможности не исчерпывались. Хорошо бы снять не лошадь, а коня, полного сил и как будто бы только что из-под седла Алеши Поповича с васнецовского полотна. Надо было лошадь чем-то на мгновение возбудить. Приготовив все к моментальной съемке, я пискнул мышью. Неожиданный звук заставил лошадь резко вскинуть голову, обернуться...

Волк на подоконнике

Волчата хорошо приручаются.

Волчата хорошо приручаются.

...Взятые из логова волчата хорошо приручаются, привязываются к своим воспитателям, готовы им подчиняться как неким «вожакам стаи».